Страна рабов


Чтобы наша экономика продвинулась хотя бы немного вперед, нужна модернизация производства, новые технологии, а собственники не спешат тратиться, пытаются получить навар за счет повышенной эксплуатации рабочего люда. Им не откажешь в изобретательности, они уже много нового придумали в трудовых отношениях. Вместо четкой организации труда, производства, стараются до предела загрузить подчиненного, следят за каждым его шагом, и безмерно штрафуют, чтобы тот не расслаблялся. Заставляют работника искать в этой клетке пятый угол.

В апреле этого года на координационном совете, не традиционного профсоюза из гнезда ФНПР, а свободного, «Единство», на АвтоВАЗе принято требования к администрации предприятия: «Создать условия, способствующие получение работником свободы на рабочем месте. Работнику, выполняющему в полном объеме и качественно свои трудовые обязанности, не нужно чрезмерного администрирования и контроля. Зачем фиксировать, сколько времени человек находился в туалете».

Зачем прислушиваться к этим требованиям, если основной профсоюз молчит? На известном миасском заводе «Урал» люди стали возмущаться массовым лишением премий. После этого, одного слишком возмущенного активиста уволили. На суде за него заступились коллеги, тогда уволили и этих защитников.

После катастрофы на шахте Распадской, когда погибло много горняков, подземные узники потребовали, чтобы уменьшили соотношения премии к их твердому окладу. Премии в зарплате в отрасли составляла 50-60 процентов, и зависели от объема добытого горняком угля. Шахтеры, чтобы прокормиться, костьми ложились за эти кубометры, тут уж не до техники безопасности. И вот результат, страшная катастрофа на Распадской. Путин по горячим следам распорядился навести порядок, уменьшить премию в отрасли до 30 процентов, прошло много времени, но владельцы шахт до сих пор не спешат выполнять высочайшее указание.

При всем неодобрительном отношение к поведению иностранных хозяев на заводе «Форд», они принесли с собой положительную черточку, обходятся без премиальной системы, оклад здесь стопроцентная зарплата.

В прошлом году в Приморском крае в местных организациях и предприятиях было выявлено 7549 нарушений трудовых прав. Невыплата зарплаты, не оформление трудовых отношений, отказ начислять работникам различные компенсаций, доплаты за работу при вредных условиях труда, за сверхурочные часы и за работу в выходные дни, а также повсеместное незаконное лишение премий и так далее. Вскрывались эти нарушения только тогда, когда поступали жалобы от работников, а ведь наши люди в основном молчат, разуверились, что в нашем государстве можно найти справедливость. Пишут во все концы письма, а эти жалобы курьерским поездом отправляют обратно, тому, на кого жаловались. В любые заводские ворота заходи и нарушений здесь по трудовому праву не пересчитать. В крае было задержаны 49 работодателей, которые имели возможности, но умышленно по два и больше месяцев не выплачивали зарплату работникам. Против шестерых были возбуждены уголовные дела, и только трое, были привлечены к уголовной ответственности.

Например, на строительстве нефтепорта Козьмино, в том же Приморском крае, работники три месяца не получали зарплату. Люди в виде протеста не вышли на работу. После этой акции, самых активных, девять человек, администрация уволила. В результате, за устроенный террор в трудовом коллективе гендиректор оштрафован всего на полторы тысячи рублей. Что это для него, если он получает зарплату сотни тысяч рублей. Вот так наши законники стоят на страже человека труда.

Если у тебя украдут кошелек, то воришке светят нары, а тут крадут кошельки у тысячи работников и этих воров подстраховывает сама власть, не дает пропасть. Вот директор качканарского ООО «СтройДорРесурс» Свердловской области вообще не платил зарплату работникам, иногда бросал им как нищим, жалкие крохи. Его за это даже не попытались отправить для лечения от жадности в места не столь отдаленные. Куда идти жаловаться, может к депутату? Сами выбирали его. Вот один из таких слуг народа, депутат городского собрания Миасса Геннадий Брехов, у него есть свое предприятие «Аксиома № 1». Полгода у него без денег сидели 190 человек. Суд на год лишил возможности депутату занимать руководящие должности. Только и всего.

В Красноуральске на заводе «Энергозапчасти» зарплату не платили больше года. После того как на директора завели уголовное дело, долги погасили. Европейский суд по правам человека рассматривает заработную плату как собственность гражданина. Работодатели, которые задерживают и не платят зарплату, должны нести уголовную ответственность. А ещё лучше бы, если они расплачивались за такие деяния личной собственностью. Хотят же сейчас выселять из квартир должников, а почему не отбирать за долги перед работниками дорогие машины и дворцы у владельцев заводов и пароходов?

Недавно в московском метро случилось несколько аварий, некоторые из них списывают на некачественные вагоны, которые выпускает подмосковный «Метровагонмаш». Завод за такую продукцию даже оштрафовали на 6 миллионов рублей. И не удивительно. Завод теряет свои лучшие кадры. Молодежь приходит и после первой зарплаты увольняется. Пришлось набирать людей прямо с улицы, приезжих. По логике, нужно сначала научить этих мобилизованных воевать, но их сразу бросают в бой. Отсюда и качество. Причем, приезжим нужно где-то жить. Есть на заводе общежитие, есть места, но рабочих туда не вселяют. Выгодней заселить человека с улицы, он будет платить по 15 тысяч рублей в месяц, а свой всего 2-3 тысячи. Недавно предоставили здесь семье из четырех человек одно койко-место. От такой организации труда и подобной заботы о людях, наверное, падают, изготовленные такими же руками, наши космические «Протоны».

Для экономии на предприятиях сокращают подсобные службы, размывают специалисту его служебные функций, он становится как бы разнорабочим, теряет профессиональные навыки. Вот слесарь - ремонтник Александр Левашов с того же «Метровагонмаша» решил жить по закону, отказался без оформления совместительства выполнять, в придачу к своим основным обязанностям, подсобные работы. Сразу нашли для этого любителя закона достойную кару, лишили премии, она на заводе составляет 50 процентов от зарплаты. Два года Александр работает без этой половины. К тому же Александру за излишнее упрямство угрожают увольнением, чтобы других не смущал.

А на Челябинском ОАО СКБ «Турбина» для мотивации расширения обязанностей специалиста пошли в ход даже кулаки. К одному квалифицированному рабочему подошел мастер, приказал сделать работу, не входящую в его должностные обязанности. Рабочий отказался. Тогда мастер набросился на него с кулаками и пытался придушить. Все это происходило при свидетелях.

На «Метровагонмаше» рабочие 117 цеха получили расчетные листочки и увидели, что цифры, оказались без всяких ссылок на расценки, взяты с потолка, к тому же отсутствует оплата за работу в выходные. В другом, 217 цехе обрабатывают пластик, а оплату за вредные условия труда не оформляют. В конце концов, работники создали для самообороны свой профсоюз «Защиту». А где же прячется на заводе ещё один профсоюз, традиционный, ФНПР? Не припоминается, чтобы какой-нибудь профком из этого объединения защищал рядового работника в суде, восстанавливал незаконно уволенного. Это вовсе не профсоюз, а пособник работодателя, именно такой сговор делает работника беззащитными.

Я лично не знаком с любимцем Путина Холманских, бывшим начальником цеха с «Уралвагонзавода», который обещал приехать с рабочими в Москву на разгон митингов оппозиции. Но я знал много похожих деятелей, которые говорили в начале перестройки тоже от имени рабочих. В конце 80-х я написал статью: «Кто говорит от имени рабочих». В поддержку моего размышления пришли мешки писем.

Потом меня пригласили на работу, в только что родившуюся ФНПР, чтобы я помог реформировать старые профсоюзы. Я имел много друзей среди активных рабочих, тогда их называли неформальными лидерами. В председателе ФНПР Игоре Клочкове я нашел своего единомышленника. Мы стали налаживать связь с рабочими лидерами по всей стране, пригласили многих на пленум ФНПР, чтобы они высказали свое мнение о развитие профсоюзов в стране. Гости стали выходить на трибуну и рассказывать, как председатели профкомов ложатся под новых хозяев предприятий. Неожиданно зал, пленум, засвистел, затопал ногами. Не понравилась голая правда. Рабочие лидеры под этот свист демонстративно покинули зал, ушел и я. Понял, что с этими деятелями построить новые профсоюзы невозможно. Написал докладную Клочкову, в ней заявил, что нужно начинать строительство новых профсоюзов с нуля, с новым уставом, который запретил бы членство в организациях представителей работодателя. Предложил Клочкову обратиться с этим предложением к Ельцину. Председатель промолчал. Собственность профсоюзов: санатории, гостиницы, дворцы спорта тормозила. Тогда понял, что в этой команде я чужак, подал заявление по собственному, хотя грех было жаловаться на условия, как одному из руководителей, мне подавали машину к подъезду, был хороший оклад, шикарная поликлиника, даже связь с Кремлем. Через год, на съезде переизбрали и Клочкова, пришел Шмаков. Перед глазами фотография, после недавней майской демонстрации этот председатель вместе с Медведевым и Путиным распивает в кафе пиво. Мир, дружба, никаких проблем.

Сейчас нарождаются везде альтернативные, свободные профсоюзы, чтобы защитить работника, им приходится стучаться во все державные двери. Без этого не обойтись, на месте, на самом предприятие, не хотят слушать, помогать. Новый профсоюз на «Метровагонмаше» подал иск в суд к администрации завода в защиту работников. Так в числе в числе ответчиков от работодателя был заявлен и председатель профкома ФНПР на заводе, Сергей Коршунов.

Вот ещё похожий случай, в Астрахани от задержек зарплаты взбунтовались водители трамваев и троллейбусов. На стороне работников выступил профсоюз «Защита». Тяжба дошла до Верховного суда, даже до разбирательства в Госдуме. На всем протяжение спора сторону администрации защищали представители ФНПР.

И продолжается погром, избавление от активных работников. На предприятие «Уфалейникель» в Челябинской области начали сбор подписей с требованием к руководству о повышение зарплаты. Рабочие получали всего по 10 тысяч. Собрали 700 подписей. Инициаторы обратились к активистке Марии Кабировой, чтобы она правильно оформила и подала документы для проведения санкционированной забастовки. Кабирова пошла к председателю профкома ФНПР, тот сразу к директору предприятия. В результате, Марию и ещё несколько человек сразу вызвали в прокуратуру, потом следователи для сердечного разговора заявились к активистам даже домой. В конце концов, убрали бунтарей из коллектива.

Избавляются от активных рабочих везде, на челябинском предприятие «Турбина» неожиданно, без всяких объяснений, сократили на 5 тысяч зарплаты. Получал человек 20 тысяч, теперь всего 15. Несколько человек решили бороться за свои права, создали на заводе ячейку независимого профсоюза. Получив уведомление о создание на ОАО СКБ «Турбина» новой первичной профсоюзной организации, руководство предприятия в этот же день уволило рабочих, вступивших в профсоюз. Утром на проходной не пропустили их на предприятие, просто передали в руки трудовые книжки. Будьте здоровы.

На Иркутском авиационном заводе после создание свободного профсоюза, работников, которые вступили в эту организацию, стали вызывать на ковер и требовать, чтобы они вышли из профсоюза. Поставили условие, выходи из профсоюза, или уходи с завода. Или-или

Согласно ст. 136 УК – дискриминация, то есть нарушение прав, свобод и законных интересов человека и гражданина в зависимости от его принадлежности к общественным объединениям, наказываются штрафом в размере до двухсот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до 18 месяцев. Даже за такой проступок могут лишить свободы на срок до двух лет. Везде происходит гонение на членов свободных профсоюзов, что-то я не слышал, чтобы действовала эта статья и какого-то директора за нарушение посадили, в крайнем случае, оштрафовали.

Подобным образом будут перевоспитывать нашего труженика, превращать из бойца, правдолюбца, в услужливого, подленького человечка, пока в наших основных профсоюзах ФНПР вместе с рядовыми работниками находятся представители работодателя, менеджеры. Безусловно, в этой обойме младшие по званию и положению рабочие самое слабое звено. К их мнению и заботам никто здесь не прислушивается.

На профсоюзной конференции Авиационного завода в Комсомольске на Амуре, рабочих можно было на пальцах пересчитать, зато в президиуме сидел зам. генерального директора, он управлял этим форумом. На заводе был тоже создан альтернативный профсоюз, но чтобы выйти из прежнего, нужно было написать два заявления, обязательно на отпечатанном типографским способом бланке, а их наличие не оказалось. Одно заявление председателю профкома, другое самому директору завода, чтобы он дал распоряжение бухгалтерии, не высчитывать с такого-то человека членские взносы в профком ФНПР. Не каждый отважится просить такую милость у господина директора. Можно сказать, с антипрофсоюзным призывом выступил на радио председатель профкома ФНПР этого завода, Виктор Багмуд, если хочешь заработать, работай сверхурочно. У нас и так сейчас люди работают больше, чем после войны, когда восстанавливали от разрухи города и предприятия, по 12 часов в день, не остается время для воспитания детей, для личной жизни.

Если уж создан такой потешный профсоюз ФНПР, то играли бы здесь по-честному, рассекретили бы менеджеры свои зарплаты, бонусы. Чтобы знали, кто и за что борется. А зарплата этих руководителей в десятки раз, а то и сотню раз больше чем у слесаря, станочника, сварщика, клепальщика и так далее.

Из всех трудовых прав нашему работнику оставили только «юрьев день», если не нравится, то можешь сменить хозяина, фирму. Уйдешь, а куда специалисту податься? Промышленные предприятия закрываются. Даже дворником трудно устроиться, места с метлой распределили между гастарбайтерами. Чтобы выжить, удержаться на рабочем месте, приходится унижаться, терпеть, менять характер. Угождать начальству, даже предавать своих коллег. Если собачка встанет на задние лапы, то ей дадут лакомый кусочек, вот и вся мораль и нравственность в нашем обществе.

При начале перестройке много говорили о свободе, независимом человеке, а вывели популяцию холуев и рабов. Разве такие люди способны поднять страну с колен?

Альберт Сперанский, председатель Совета общероссийской общественной организации «Рабочие инициативы»

Источник