Саратов: судейская ошибка или беспредел?

За что и на каких основаниях?

Заводской районный суд 14 июня этого года признал Андрея Хорохорина виновным в совершении преступления, предусмотренного ч. 4 ст. 159 УК РФ.

Судом ему было назначено наказание - лишение свободы на 5 лет без штрафа, и без ограничения свободы. Приговор был вынесен с испытательным сроком три года. Но и этот приговор Андрей Хорохорин посчитал незаконным, и вынесенным без учета всех материалов уголовного дела. И решил обжаловать в областном суде. Обжаловал, и… получил реальный срок.

Что было положено в основу приговора районного суда? Это удивительно, но в его основу легли показания «потерпевшего» по уголовному делу - Малышева И.В.

По некоторым данным на него было оказано давление со стороны одного из влиятельных милицейских чинов, именно с тем, чтобы Малышев написал заявление. Но это - отдельная история, и возможно, мы еще к ней вернемся.

Малышев, по мнению Хорохорина, лишь голословно утверждал о том, что действиями Хорохорина А.В., Гунина В.В., Шульгина В.Е. был причинен ущерб ЗАО «Саратовский завод строительных материалов» на общую сумму 21 648 983 рубля.

Суд первой инстанции в описательной части приговора, перечислил совершенно нормальные с правовой точки зрения взаимоотношения двух хозяйствующих субъектов - ЗАО «СЗСМ» и ООО «Серпантин».

Но… при этом, суд оценил их, как еще и преступные! Что по меньшей мере, странно.

На чем основывался такой странный и явно не объективный вывод суда?


Вывод суда явно противоречит документам, которые были приобщены к материалам уголовного дела.

Согласно этим документам, на протяжении длительного периода, между ООО «Серпантин» и ЗАО «СЗСМ» действовали договорные отношения. Предприятия осуществляли поиск потребителей продукции, реализацию кирпича и других строительных материалов. И эта совместная финансово-хозяйственная деятельность приносила обоим предприятиям дополнительную прибыль. Никаких, как говорится, проблем и вопросов не возникало.

А если посмотреть учредительные документы ООО «Серпантин», то Хорохорин А.В., был, лишь одним из учредителей, и не являлся лицом, обладающим правом подписи финансовых документов.

Все решения, которые были связанны с производственной деятельностью предприятия, принимались генеральным директором ООО «Серпантин» Скобелкиным В.И., назначенным на эту должность на основании решения общего собрания учредителей.

Именно Скобелкин, а не Хорохорин, имел право подписи финансово-хозяйственных документов, и хранил печать данной организации. А в соответствии с уставом ООО «Серпантин» и должностными обязанностями, он нес всю полноту ответственности за те документы, которые им подписывались, а так же, за выполнение договорных обязательств руководимого им предприятия.

Но что сделал суд первой инстанции и почему он возложил всю ответственность за финансово-хозяйственную деятельность предприятия на одного из его учредителей - Хорохорина?

Ведь согласно законодательству, этот учредитель, как и другие, был лишен возможности распоряжаться материальными ценностями и финансами ООО «Серпантин».

Факты упрямая вещь: ни в ходе предварительного следствия, ни в зале судебного заседания не были представлены доказательства, которые бы подтверждали факт присвоения Хорохориным А.В денежных средств, принадлежащих ЗАО «СЗСМ».

А что было на самом деле?

Согласно договора № 178 от 30.03.2007 года, заключенного между ЗАО «СЗСМ» и ООО «Серпантин», одна организация поручила, а другая взяла на себя обязательства по поставке камнеформовочной машины.

Для обеспечения возможности исполнения договорных обязательств со стороны ООО «Серпантин», заводом строительных материалов на условиях предварительной оплаты, были перечислены денежные средства в размере 21 648 983 рубля.

После поступления на расчетный счет ООО «Серпантин» указанной суммы, с нее были уплачены налоги, предусмотренные действующим законодательством в размере 20 %.

Оставшиеся после уплаты налогов денежные средства остались на расчетном счете ООО «Серпантин» для обеспечения поисков и приобретения камнеформовочной машины.

Как дал показания генеральный директор ЗАО «СЗСМ» - Малышев И.В. , именно с его стороны было принято решение о приобретении данного оборудования через фирму - посредника (ООО «Серпантин»). В этом случае его предприятие, якобы, могло получить экономию денежных средств, однако, с точки зрения финансового законодательства данная операция носила весьма сомнительный характер.

Тем не менее, по состоянию на март 2007 года, на расчетном счете ООО «Серпантин» находились денежные средства, принадлежащие ЗАО «СЗСМ» в сумме 17 319 203 рублей, оставшиеся после уплаты в доход государства необходимых налоговых платежей.

Эти денежные средства не могли были быть каким-либо образом использованными в личных целях учредителями ООО «Серпантин».

Но что было потом, и почему вдруг Малышев повел себя, совершенно иначе к своим партнерам?

Как показал Малышев, в ходе предварительного следствия, и в зале судебного заседания- с августа 2006 года началась попытка недружественного поглощения ЗАО «СЗСМ» путем массовой скупки акций у ряда акционеров их общества со стороны фирмы «Нарат».

Генеральный директор ЗАО «СЗСМ» Малышев забеспокоился, что 10 % акций его предприятия уже оказались в собственности фирмы «Нарат». Именно по этой причине, с его стороны были приняты различные попытки урегулировать спорные взаимоотношения. В конечном итоге, была достигнута договоренность о том, что представители «Нарата» продадут принадлежащие им акции ЗАО «СЗСМ» в размере чуть больше 10 % за 17 миллионов рублей, оформив договоры купли-продажи акций на… ООО «Серпантин». Это было сделано потому, что руководство фирмы «Нарат» в категорической форме отказывалось от продажи акций самому ЗАО «СЗСМ».

Такая вот комбинация.

На очной ставке с Хорохориным Малышев пояснил, что в мае 2007 года от учредителей ООО «Серпантин» (ранее он говорил, что от Скобелкина В.И.) ему стало известно, о возможности приобретения акций ЗАО «СЗСМ» у сторонников ООО «Нарат-К» на сумму примерно 20 000 000 рублей.

Его этот вариант вполне устраивал, так как по его словам, «ООО «Нарат» он считал структурой, враждебно настроенной по отношению к ЗАО «СЗСМ» (том 11 л.д. 176-184).

Таким образом, все денежные средства, как раз предназначенные для приобретения камнеформовочной машины, и ранее переведенные на счет «Серпантина», по указанию генерального директора ЗАО «СЗСМ» Малышева И.В., были израсходованы на приобретение акций руководимого им предприятия.

Такое использование денежных средств было согласовано с директором ООО «Серпантин» Скобелкиным.

Как на предварительном следствии, так и в зале судебного заседания, Малышев подтверждал факт того, что между ЗАО «СЗСМ» и ООО «Серпантин» существовали финансово-хозяйственные взаимоотношения, связанные с реализацией строительных материалов. И эти взаимоотношения не носили фиктивный характер, что подтверждается финансовыми документами.

Что было потом?

Так как ООО «Серпантин» являлось самостоятельным юридическим лицом, и было вправе расходовать денежные средства (включая заемные), находящееся у него на счету, по своему усмотрению, то было принято решение о приобретении автомобиля марки «Тойота Лэнд Крузер» («Прадо»). В июле2007 года автомашина была приобретена, и поставлена на баланс ООО «Серпантин».

Еще, как показал директор ООО «Серпантин» Скобелкин, между возглавляемым им предприятием и ЗАО «СЗСМ» был заключен договор поставки кирпича на сумму 50 миллионов рублей, что при условии регулярной поставки кирпича заводом со скидкой, и его реализации в адрес ЖБК, ООО «Серпантин» могло бы получить прибыть в размере 15 миллионов рублей.

Получение прибыли позволило бы ООО «Серпантин» вести успешную производственную деятельность.

В апреле 2008 года было принято решение о создании ОАО «Стройград».

В состав учредителей вошло ООО «Серпантин», с долей в уставном капитала 49, 32 %, а также физические лица, имеющие 50,68 %.

В качестве взноса ООО «Серпантин» внесло в уставной капитал акции «СЗСМ», и автомашину «Тойота», а физическое лицо Звонова Г.Н. внесла в уставной капитал, принадлежащие ей складские помещения, находящиеся в Балакове.

Учредительный договор был подписан директором ООО «Серпантин» Скобелкиным В.И.

Таковы факты. И они подтверждены документами.Ни один из них не подписан Хорохориным А.В.

Теперь вопрос: в чем тогда конкретно суд обвинил Хорохорина?

Ведь ни Хорохорин А.В., ни кто-либо из других учредителей ООО «Серпантин», не присвоили себе и не обратили в свою собственность какие-либо материальные ценности, или денежные средства, принадлежащие ЗАО «СЗСМ». Мало того, дивиденды на акции данного предприятия ими так же не получались!

Однако, суд первой инстанции согласился с явно бездоказательным выводом органов предварительного следствия, о том, что Хорохорин А.В., действуя по предварительному сговору с Силкиным А.Н., Шульгиным В.Е.. Гуниным В.В., в период с 30.03.2007 года, по 30.05.2007 года, путем обмана и злоупотребления доверием… похитили денежные средства, принадлежащие ЗАО «Саратовский завод строительных материалов» в сумме 21 648 983 рубля.

О каком хищении может идти речь, если значительная часть денег ушла в бюджет, а все остальные денежные средства в результате совершенно прозрачных и законных финансовых операций были вложены в уставной капитал другого хозяйствующего субъекта?

Если бы в суде был проведен объективный анализ всех материалов уголовного дела, то это позволило бы сделать вывод о том, что Хорохорин А.В. не совершил каких-либо противоправных действий и не имел реальной возможности завладеть денежными средствами и материальными ценностями ЗАО «СЗСМ».

Тем не менее, суд посчитал, что вина Хорохорина доказана.

Адвокат Игорь Макаревич в своей кассационной жалобе просил приговор Заводского районного суда от 14.06.2013 года в отношении Хорохорина Андрея Викторовича отменить, а уголовное дело в отношении него прекратить в связи с отсутствием в его действиях состава преступления.

Но Саратовский областной суд не только не отменил этот явно несправедливый приговор, но вынес еще более суровый, связанный с лишением свободы.

Таким образом, лишен свободы человек, который не подписал ни единого документа, и который не имел к финансово-хозяйственной деятельности предприятия, ни малейшего официального отношения.

Тогда за что же он был осужден?
Что же тогда это было?
Судебная ошибка или судейский беспредел?

Источник