Томск: Экс-губернатору без срока давности…


Дело о квотах на нефть

Для начала хотелось бы напомнить Виктору Крессу, громкие дела давно минувших дней – весьма странные фокусы с квотами на добычу нефти в 1994 году. Хоть с тех пор прошло много времени, они явно стоят того, чтобы поговорить о них снова.

Почти 20 лет назад, в январе 1994 года, в самом начале бурной деятельности губернатора на благо Томской области, в регионе разгорелся скандал, связанный с распределением Виктором Крессом региональных экспортных квот на нефть. По утверждению бывшего председателя комитета по внешнеэкономической деятельности администрации Томской области Бориса Шайдуллина, Кресс в течение 1992–1993 годов лично выделил все эти квоты производственному объединению «Томскхлебопродукт», которое весьма неэффективно проводило экспортные операции.

27 января 1994 года, сразу после своей отставки, Борис Шайдуллин возложил на Виктора Кресса ответственность за то, что в Томской области отсутствует контроль за экспортом нефти, поступлением валютной выручки и закупками зерна за границей. По его словам, в начале 1992 года в томской администрации была создана комиссия по распределению экспортных региональных квот на нефть и лес, однако вопреки всем её решениям Кресс лично выделил все квоты «Томскхлебопродукту», который возглавлял тогдашний начальник областного департамента потребительского рынка Александр Таловский. В результате этого Томская область потеряла $3 млн долларов.

В том же 1994 году администрация Томской области попала еще в один скандал: из-за проведения конкурса на право разведки и разработки месторождений нефти и газа в Парабельском районе (Пудинская группа), результаты которого привели к открытому конфликту Виктора Кресса с руководством компании «Томскнефть».

Международный тендер на слаборазведанную Пудинскую группу был подготовлен в 1992 году, однако по разным причинам откладывался. Конкурс был проведен весной 1994 года, как сообщалось, на прежних жёстких условиях. Вся территория была разделена на 20 «блоков», причём заявки на «территории меньше одного блока» не принимались, а сумма бонуса рассчитывалась за каждый квадратный километр блока.

На конкурс подали заявки две организации: швейцарский консорциум «IMEG Management S.A.» и российское АО «Конвенция» совместно с норвежской фирмой «Scandinavian International & Investment». «Конвенция» не представила сведений о своих финансовых и технологических возможностях, а также предложила меньший размер бонуса, чем швейцарцы – $2,2 млн против $8,5 млн долларов.

Тем не менее, по итогам конкурса IMEG достались наиболее лакомые части 9, 10 и 17-го конкурсных блоков, на которых находятся выявленные месторождения нефти общей мощностью 23 млн тонн. Генеральный директор «Томскнефти» Леонид Филимонов заявил, что у него состоялся «крутой разговор» с Виктором Крессом, подписавшем заключение об итогах конкурса. Он заявил, что узнал о конкурсе лишь за месяц до объявления его итогов, поэтому даже если бы «Томскнефть» приняла в нем участие, она не смогла бы как следует подготовиться и соревноваться с иностранцами.

Как позже сообщил бывший председатель комитета по внешнеэкономической деятельности администрации Томской области Борис Шайдуллин, Виктор Кресс своим решением изменил условия конкурса, но не опубликовал новых условий ни в российской, ни в зарубежной прессе. Шайдуллин усмотрел в ходе его проведения протекционизм в отношении консорциума «IMEG», который, в отличие от других участников конкурса, получил бесплатно полную и концептуальную геологическую информацию по конкурсным месторождениям.

Борис Шайдуллин попросил областную прокуратуру подробно рассмотреть результаты проведения международного конкурса, однако о реакции прокуратуры, как и в первом случае ничего не сообщалось. Все эти дела благополучно «умерли в архивах» и были похоронены за давностью лет. О их расследовании ничего и никому неизвестно.

Дело ЮКОСа

Скажут, зачем мы вспомнили дела 20-летней давности, ведь срок давности по ним уже давно вышел. Хорошо, вспомним дела поближе к дням сегодняшним – мутные и грязные дела с приходом в Томскую область компании «ЮКОС». В декабре 1997 года, сразу после приобретения ЮКОСом контрольного пакета акций Восточной нефтяной компании, владельца ОАО «Томскнефть» (крупнейшего налогоплательщика Томской области), президент ЮКОСа Михаил Ходорковский и губернатор области Виктор Кресс подписали соглашение о сотрудничестве между областью и нефтяной компанией. Приход компании прошел не без проблем с местными властями, сам губернатор Виктор Кресс до этого, всем публично и не раз заявлял, что, дескать, «область под ЮКОС не ляжет». Однако потом, как водится, снова «внезапно забыл» о сказанном, область под компанию таки «легла». Стороны обязались согласовать порядок уплаты налогов «дочками» компании «ЮКОС» в областной бюджет, политику обладминистрации в отношении компании, выработать согласованную политику в социальной сфере, договориться о порядке разработки и освоения новых нефтяных месторождений области. В июле 1998 года Михаил Ходорковский, Виктор Кресс и профсоюз ОАО «Томскнефть» подписали протокол о социальном партнерстве, в рамках которого губернатор обещал руководству ЮКОСа подумать над возможностью освобождения низкорентабельных нефтепромыслов от налогов. И уже 16 февраля 1999 года между областью и компанией было заключено соглашение о налоговых ставках на добычу нефти. В историческом для области документе, подписанном Михаилом Ходорковским, неким Николаем Логачевым (руководителем «Томскнефти» на тот момент) и заместителем Кресса Пономаренко подчеркивалось, что следует постоянно «сохранять низкую налогооблагаемую базу». По этому соглашению местная администрация получала в бюджет области, причем совершенно бескорыстно ровно в три раза меньше налогов с каждой добытой тонны нефти, чем это было раньше. Если с тонны добытой нефти прежний владелец платил 600 рублей, то новым хозяевам удалось сбить цену до 200! При этом в Томской области продолжали трудиться «неудачники» от бизнеса вроде компании «Томскнефтьгеология», которая при мизерных по сравнению с ЮКОСОм объемах добычи в 100 тысяч тон в год, платила налоги аж 3170 рублей с тонны. Понятно, почему долгие годы управлявший областью еще во времена СССР, член Политбюро, а потом депутат Государственной Думы от Томска Егор Кузьмич Лигачев добивался публикации текста того кабального соглашения. Оно до сих пор мало кому известно. Его скрывают, по-видимому, для того, чтобы не возникли вопросы к тем персонам, которые были причастны к таким налоговым чудесам. Не обошлось, наверное, и без покровителей из Москвы... По налоговому соглашению от 1999 года эксперты оценивают потери бюджета области и России в 3–4 миллиарда рублей за год. Кроме кабального налогового документа, было заключено еще множество «джентльменских соглашений», по которым можно было не только не платить налоги, но еще и качать нефть фактически бесконтрольно и только из самых продуктивных скважин, оставляя 80–70% нефти в пластах. Такое слияние власти и капитала продолжалось на Томской земле вплоть до 2003 года. Не вызывает сомнения, что об этих фактах «ничего не знал» и даже «не догадывался» крепкий хозяйственник, губернатор Виктор Мельхиорович Кресс.

В начале 2005 года, когда дело Михаил Ходорковского было уже в самом разгаре, Следственное управление при УВД Томской области возбудило уголовное дело в отношении генерального директора «Томскнефти» Сергея Шимкевича. Предприниматель подозревался в том, что в 2003 году в нарушение лицензионных соглашений превысил квоты на добычу нефти по 12 месторождениям и получил незаконный доход в сумме 7 млрд 104 млн 99 тыс. рублей. В январе по той же статье было возбуждено уголовное дело и в отношении бывшего гендиректора «Томскнефти» Николая Логачева. Он, по данным следствия, в период с 2001 по 2002 год организовал добычу 799 тысяч тонн нефти сверх установленной нормы. И, таким образом, заработал 892 млн 585 тыс. рублей. Также Шимкевич подозревался в уклонении от уплаты налогов. В марте 2010 года Шимкевич был приговорен к 12 годам лишения свободы в колонии строгого режима за мошенничество, присвоение и растрату средств.

Таким нехитрым образом, только из одной области за годы особых отношений ЮКОСа с администрацией Томской области мошенники присвоили от 1,5 до 3 миллиардов долларов. Цифры эти, конечно, приблизительные, потому что факты хищений и разграбления еще будут постоянно уточняться и всплывать. В советские годы в Томской области добывалось до 17 миллионов тонн нефти в год. При Крессе добывалось около 10 млн тонн, но, сколько на самом деле при этом хищнически выкачивалось, могли бы сказать только следователи.

Кроме пожилого депутата от Томской области Егора Лигачева, никто в Томской области не будоражил общество, не писал в инстанции о том, как разворовывается родная земля. Хотя на каких условиях и как хозяйничает ЮКОС, не могли не знать губернатор и местные депутаты. Знала и догадывалась местная элита, в том числе университетская общественность. Но все молчали. Не безвозмездно: кто-то получал «откаты» в сотни миллионов долларов, а кто-то довольствовался и мелкими подачками в виде копеечных грантов или компьютеров. Однако скандальная история с ЮКОСом, в которой сгорели как олигарх Михаил Ходорковский, так и глава «Томскнефти» Сергей Шимкевич, почему-то благополучно минула губернатора Виктора Кресса стороной.

Дело о землеотводах

Хотя нам, в принципе, могут сказать, что это дело также давнее и уже потерявшее свою актуальность, ведь прошло больше 11 лет, ЮКОСа уже давно нет. Хорошо, вспомним и другие «странности», правления Виктора Кресса, славные, но уже ныне забытые «подвиги» управителя земли томской. Благо они были совсем недавно. Речь пойдет о преступном разбазарировании земель лесного фонда в Томском районе.

В апреле 2011 года Виктор Кресс взбудоражил местные СМИ громким заявлением – поручил искать «коррупционные корни» в землеотводах. Как тогда сообщалось, губернатор Виктор Кресс решил взять под «личный контроль» землеотводы в пригородах Томска, где активно развивалась дорожная сеть, строительство. Расширению дорог, отводу площадок под строительство мешают строящиеся и ранее построенные объекты, для которых ясные правила землеотвода были не озвучены. Губернатор заявил, что именно в таких «странных» землеотводах и надо искать «коррупционные корни».

Кроме того, Виктор Кресс поручил контрольному комитету областной администрации проверить механизмы предоставления участков под строительство в затопляемой и оползневой зонах, где это в принципе невозможно, а строительство на деле идет. Ну что же нам осталось только посмотреть, к чему привел «личный контроль» в земельном вопросе со стороны тогдашнего губернатора области. Ответ на это вопрос прост, хотя и ужасающ. Масштаб коррупции и разбазаривания земель в Томском районе Томской области, оказался таким, что должен быть по полному праву внесен в «книгу антирекордов», если такая когда-нибудь будет создана. Напомним, мы уже писали о том, что в 2010-м Федеральной службой государственной регистрации, кадастра и картографии (Росреестр) запущен очень интересный интернет-сервис под названием «Публичная кадастровая карта» (maps.rosreestr.ru). В 2013-м в данный сервис были загружены детальные космоснимки, что помогает определить фактическое положение земельных участков, наличие строений, дорог, растительности практически любого региона России. Благодаря карте удалось обнаружить, что в Томском районе под видом «земель сельскохозяйственного назначения» поставлены на кадастровый учёт более 600 лесных участков общей площадью 1 800 кв. км (180 000 га), что составляет 25% лесов Томского района (территория Томского района 10 000 кв. км, лесами занято 72% территории района). Рассматриваем на этой карте с помощью сервиса участки от 1 га, на которых растёт лес (иногда разреженный или с частичным включением лугов и полей). Массовая регистрация (90% площади) произошла в период июня 2010 года по июль 2011-го. Ранее были «пробные» случаи. С 2012-го продолжаются единичные случаи. Около 1,7% площади уже переведено в категорию «земли населённых пунктов». Фактически произошло незаконное отчуждение федеральной собственности огромных размеров – земель лесного фонда. Очевидные цели – уничтожение лесов (сплошные рубки без лесовосстановления) и продажа (приватизация) земельных участков). Кадастровая собственность этой земли весьма занижена, однако составляет 3 млрд рублей (реальная в разы выше). Для 182 тысяч гектаров, которые составляют 18,2 процента всей территории Томского района, средняя стоимость составила всего 1,67 рубля за кв. метр, т.е. всего 167 рублей за сотку. Гектар, соответственно, стоит 1670 рублей. Стоимость вырубленного и уничтоженного леса не поддается точному исчислению, однако и тут счет также идет на миллиарды рублей. Все эти вещи происходили в тот период, когда губернатором Томской области был Виктор Кресс, а Томским районом управляли его ставленники – сначала Анатолий Каплунов, впоследствии – Владимир Лукьянов. Столь большие махинации с землей конечно же не могли происходить без ведома первых лиц из администрации Томской области. Глава Томского района никогда бы не взял на себя такую ответственность единолично, ему нужна была «крыша» для таких решений (хотя, возможно, главы района все это делали как раз по указанию свыше). Прежде всего речь идет о экс-губернаторе Томской области Викторе Крессе и его заместителях. И раз Виктор Кресс взял все это «под личный контроль», как он же сам всем и сказал, то он же, по нашему мнению, должен за все это и лично отвечать. Вплоть до уголовной ответственности за свою халатность и бездействие. Иначе что это за «личный контроль» со стороны губернатора без контроля как такового?

И напоследок. Было бы хорошо, чтобы правоохранительные органы Томской области проверили деятельность бывшего губернатора Томской области по этим и другим эпизодам, о которых мы ещё немало расскажем. Благо материала для этого более чем достаточно. Ну и проверить заодно финансы, счета, доходы, имущество и акции Виктора Кресса и его супруги и родственников из Германии, их происхождение, соответствие с декларируемыми доходами. Ведь интересно же, как они изменились за последние 20 лет, за счет чего был обеспечен их постоянный рост.

 

Источник
http://tomsk.mk.ru/articles/2014/08/13/dela-kressa-vsyo-bez-sroka-davnosti.html