Камчатские развалины пригодны для проживания

Часть 1: особенности компенсационного предоставления жилья

Деревянному 2-х этажному дому по ул. Хасанская, 5, перевалило за 50 лет. Когда-то внушительный деревянный брус почернел, потрескался и изъеден плесенью, балки перекрытий погнулись, кровля течет вся сплошь. Половина окон – без стекол, крыльцо без перил… Но рядом стоят молодые мамочки, качая коляски, на веревках сохнет белье, а вечером в уцелевших окнах горит свет. В этом полуразвалившемся доме живут люди! А ведь, судя по всему, находиться в нем не только страшно, но и небезопасно для жизни – того гляди завалится.

Этот дом признан непригодным для проживания в 2005 году. Расселения из него ждут 4 семьи из 11 человек. Нельзя сказать, что чиновники бездействуют: с регулярной настойчивостью они предлагают людям такие варианты жилья, что те плачут горькими слезами. Дважды «хасанцы» отбивались от предложений городской администрации. В третий раз они проиграли суд.

Сначала их пытались переселить с Моховой на Рябиковскую, где в 66-м доме на 4 семьи выделили аж 5-комнатную квартиру. Заметьте: двухэтажный шлакоблочный дом на Рябиковской на 3 года старше хасанского пристанища. Обшарпанные стены, провалившиеся деревянные полы в подъездах, окна, заколоченные фанерой, стены, изъеденные грибком, благоприятного впечатления на переселенцев не произвели. К тому же им предложили разместиться, по сути, в коммуналке: на 5 комнат общая кухня и коридор, один туалет, ванной комнаты нет – есть лишь душ (не современная душевая кабинка, конечно, а просто душ с поддоном), тоже один на всех. Немудрено, что 4 семьи родственников всеми средствами отбивались от такого «благоустроенного жилья»!

Возможно, кто-то из читателей еще не знает принципов современного расселения горожан из ветхого жилья и недоумевает: почему жителей одних трущоб пытаются втиснуть в другие? Поясняем: по российскому законодательству. Действующий Жилищный кодекс предписывает предоставлять жителям домов, признанных непригодными для проживания, равнозначное по площади помещение, а не такое, которое бы улучшило их жилищные условия. «При этом граждане, которым в связи с выселением предоставлено другое равнозначное жилое помещение, сохраняют право состоять на учете в качестве нуждающихся в жилых помещениях», – гласит ст. 55 ЖК РФ. То есть стояли – ну и стойте дальше, имеете право!

Например, Владимир Стук, один из жильцов дома на ул. Хасанской, встал на очередь нуждающихся в улучшении жилищных условий в 1988 году – 26 лет назад. Сейчас его номер – 899. «В 2011 году я брал справку, был 910-й. За 2012-й год очередь на 11 человек продвинулась. А за последние 2 года – не сдвинулась с места. Так есть ли у меня шанс при жизни получить квартиру?» – задает мужчина горький риторический вопрос.

Ему и его родственникам вдвойне обидно, поскольку все они родились, выросли и жили в доме на Хасанской всю жизнь и десятилетия стоят в очереди на новое жилье. «Никто из нас не прописывался здесь специально, чтобы в связи с тем, что дом идет под снос, получить новые квартиры, – говорит Владимир Николаевич. – Более того, наш дом был признан непригодным для проживания еще до вступления в силу нового Жилищного кодекса, а «компенсационное предоставление жилья» грянуло в 2009-м как гром среди ясного неба и разбило наши надежды на нормальную жизнь».

К слову, когда люди отказались менять шило на мыло – переезжать на Рябиковскую, в администрации им пригрозили, что снимут с очереди на улучшение жилищных условий из-за непокорности. И подали в суд, чтобы принудительно выселить с Хасанской. Чуть позже судебный иск был отозван, чиновники сообщили, что ищут другое помещение.

Через полгода они – также через суд – известили людей, что им следует переселиться в Халактырку, на ул. Авиационная, д.8.

- Мы сразу поехали туда, - рассказывает Владимир Стук, - увидели, что поблизости нет ни детского сада, ни школы. По рассказам местных жителей, дом этот строился в начале 1980-х годов как временное жилье для летчиков. Дом и по внешнему виду, и по техническому состоянию гораздо хуже, чем тот, в котором мы живем. Фасад весь в трещинах, в подъезде тоже трещины от пола до потолка, ступени расшатаны, крыша течет. Дом перекошен, и его жители говорят, что под стол приходится подкладывать брусок толщиной со спичечный коробок. Подвала нет, поднимаешь доску на 1-м этаже, а под ней земля.

В общем, та же песня, только на другой окраине города. От нее «хасанцам» тоже удалось отказаться. И наступил третий раунд борьбы, невообразимый по цинизму. 4-м семьям из 11 человек, среди которых двое детей, выделили 3-комнатную квартиру площадью 55 кв.м. на ул. Попова 33/1! На этот раз сослаться на ветхость и запущенность помещения нельзя – квартира в хорошем состоянии, сделан ремонт. Но! Как 4 семьи могут разместиться в трех комнатах, одна из которых еще и проходная?! Как они поставят на кухне свои 4 стола, 4 плиты? Где будут делать уроки их дети, в конце концов? Но, похоже, на все это чиновникам и судьям плевать.

Особенно удивляет позиция органов опеки и попечительства. По просьбе Владимира Стука судья запросил их заключение относительно того, могут ли в этой квартире быть обеспечены надлежащие бытовые условия для школьников? Специалист осмотрела квартиру и в заключении сообщила: ремонт хороший, окна-двери в порядке. Все! Ни слова о том, где поставить письменные столы и как делать уроки в проходной комнате. И на основании этого заключения суд вынес положительное решение о принудительном переселении людей с Хасанской на ул. Попова.

Сейчас жители Хасанской пребывают в растерянности. Что делать дальше, в какие двери стучаться? В правительстве края людям дали отписку, мол, «поскольку жилой дом №5 по ул. Хасанской не является собственностью Камчатского края, обязанность по расселению указанного многоквартирного дома не может быть возложена на соответствующие исполнительные органы государственной власти Камчатского края».

- Будем Президенту писать, - вздыхает Владимир Стук.

Часть 2: как ветхий дом из непригодного за год превратился в пригодный

Казалось бы, участи «хасанцев», 9 лет ждавших расселения и дождавшихся приговора к тесноте и обиде, не позавидуешь. А между тем, неподалеку, на той же Моховой, живут люди, которые уже 7 лет безуспешно борются лишь за первый этап жилищной эпопеи: за признание своего дома непригодным для проживания.

Ул. Крылова, 1. Тоже 2-этажный, деревянный, построенный в 1960-м году, полупустой, с выбитыми стеклами, с проводкой, внушающей ужас, с провалившимися полами и сквозными дырами в углах, этот дом чудесно преобразился на бумаге за несколько месяцев 2007 года.

Есть документ, технический паспорт 1985 года, в котором обозначен процент износа дома на тот момент: 61! Есть другой документ – реестр муниципального жилищного фонда, признанного непригодным для проживания и жилфонда с высоким уровнем износа (более 70 процентов) по состоянию на 1 января 2007 года. В нем дом №1 по ул. Крылова значится под 24-м порядковым номером. И его жильцы, понятное дело, спокойно ждали расселения. Да не тут-то было. Уже в ноябре того же 2007 года межведомственная жилищная техническая комиссия приняла заключение о том, что дом пригоден для постоянного проживания. Как случилось, что время вдруг повернулось вспять, вернув дому былую молодость? Озадаченные жильцы за свои деньги заказали экспертизу жилого здания в ООО «Проект». Заключение гласило, что по карте сейсмомикрорайонирования Петропавловска дом находится на площадке с сейсмической интенсивностью в 10 баллов. А согласно паспорту ПО «Камчатрыбпром» 1989 года, сейсмостойкость дома оценена в 6 баллов. ООО «Проект» рекомендовало перепрофилировать здание в статус с меньшей ответственностью – без проживания в нем людей.

И вот уже 7 лет продолжаются безуспешные попытки жителей дома достучаться до городских чиновников и вернуть статус дома как непригодного для проживания. Писали в прокуратуру, обращались в приемную депутата 7-го округа Шамояна, он, в свою очередь, писал в правительство Камчатского края – все безрезультатно.

Не повлиял на ситуацию даже личный прием губернатора, на который уповали жители дома. Владимир Илюхин обещал разобраться в проблеме и поручил это специалистам государственной жилищной инспекции Камчатского края, а они в очередной раз сослались на результаты работы межведомственной комиссии – которые и пытались оспорить жильцы Крылова, 1.

Смех сквозь слезы: руководитель инспекции ответил заявителям, что инспекция некомпетентна в вопросах признания жилого помещения непригодным для проживания, и порекомендовал людям сделать ремонт. Как еще назвать это, если не издевательской отпиской?

Последнее на данный момент заключение межведомственной комиссии выдано 25 сентября 2014 года. В акте указано, что обследование дома проводилось 12 членами комиссии. Жильцы утверждают, что никакой комиссии не было – дом осматривала одна женщина. На основании только одного визуального осмотра она сделала вывод, подписанный всеми членами комиссии, что самая изношенная часть дома – стены, аж 45 процентов! «Наблюдается повреждение наружной обшивки, щели… повреждение гнилью… выпучивание стен и прогибы, осадка углов здания». Деревянная лестница перед входом в подъезд имеет износ в 40 процентов. А все остальное – 20-30 процентов.

- Когда я увидела это заключение, мне стало плохо, сердце прихватило так, что боялась до дома не доехать, - говорит Раиса Краснова, живущая здесь 48 лет. – Почти на двух страницах расписаны различные дефекты здания, разрушения, сквозные отверстия, а износ не выше 30 процентов!

Сейчас дом не обслуживает ни одна управляющая компания. Как рассказала Раиса Кузьминична, ни одна компания не хочет брать развалюху. Городская администрация предложила жильцам перевести дом на непосредственное управление, но этот вопрос должны решать собственники квартир. Раиса Краснова и ее соседка Вероника Писаревская живут в муниципальных квартирах, и в меру возможностей содержат их в порядке, делают косметический ремонт, укрепляют полы, заделывают дыры в углах стен. А на втором этаже живут асоциальные элементы, которые запустили помещения до состояния вонючей свалки.

«Стены все в щелях, дом продувается насквозь, и в дополнение к отоплению постоянно приходится включать электрические обогреватели, - говорят женщины. - По ночам мы боимся выйти в коридор, потому что всюду снуют крысы».

Еще одна деталь: в цокольном этаже дома с незапамятных времен расположен магазин. Когда-то он принадлежал моховскому рыбкоопу, сейчас, понятно, частный. Вот жильцы и думают: может быть, секрет таинственного «омоложения» дома кроется в том, что кто-то не хочет терять удобное для торговли помещение?

Послесловие: пока крыша не рухнет


Изобретательности чиновников всех уровней можно только удивляться. Оказывается, признание дома аварийным или непригодным для проживания – это, как говорится, «две большие разницы». Именно статус аварийного дает жильцам дома право на скорейшее расселение, а в непригодном для проживания, по мнению властей, можно жить годами и даже десятилетиями. Этот статус дает право встать в очередь на улучшение жилищных условий, и то лишь в том случае, если человек докажет, что он малоимущий.

Признание дома аварийным – сродни чуду. Так, в Петропавловске-Камчатском сегодня всего 1 (!) аварийный дом – по ул. Строительной, 123-а. Ветхих же и непригодных для проживания – далеко за сотню. И как это, интересно, власти не стесняются рапортовать Президенту, что Камчатский край впереди всей России по темпам расселения ветхого жилья?»- заключает автор.

Источник
http://flb.ru/info/58757.html