Бензин нефти не товарищ


Владимир Путин в то время, кстати, работал премьер-министром и в ручном режиме вытаскивал страну из кризиса, так что ему, чтобы ответить на вопрос, поставленный на совещании перед правительством, достаточно было бы обратиться к воспоминаниям.

Но нам-то любопытно все же узнать, от чего зависят цены на бензин, если не от стоимости нефти.

Есть популярная теория, которая нравится в том числе и президенту, судя по его апелляции в Федеральной антимонопольной службе — сговор участников рынка. Действия ФАС, которая трижды возбуждала дела в отношении крупнейших компаний и трижды их выигрывала, эту версию, на первый взгляд, подтверждают, но в действительности работают против нее. Во-первых, антимонопольщики за все время выявили три эпизода, приводившие к локальному росту цен, но они ведь увеличиваются каждый год, даже когда никакими сговорами и не пахнет. Во-вторых, половину рынка бензиновой розницы составляют независимые АЗС, это около 20 тысяч игроков, которые физически не могут договориться друг с другом (и тем более их не позвали бы на тайную вечерю нефтяных мейджоров).

То есть картельные сговоры случаются и бороться с ними, конечно, нужно, но не этот фактор определяет общую динамику. Куда большую ответственность за происходящее несут не нефтяники, а правительство.

Дело в том, что не менее половины в цене российского бензина составляют налоги, а себестоимость сырья — около 10%, то есть при падении мировых цен на нефть вполовину (тьфу-тьфу) бензин мог бы подешеветь только на одну двадцатую. Симптоматично, что по данным нашей ФАС, в Европе, где похожий налоговый режим, стоимость бензина на колебания нефтяных котировок тоже практически не реагирует. А вот в США, где доля налога в цене топлива не превышает 15%, сейчас — праздник для автомобилистов.

У нас же бензиновый рынок, похоже, начал заблаговременно отыгрывать две плохие новости: резкий рост инфляции (а неумолимая статистика свидетельствует, что среднегодовой рост стоимости бензина примерно равен этому показателю и уж точно с ним коррелирует) и — бинго! — резкий рост налогов. Речь идет, во-первых, о плановом повышении акцизов (необходимом для пополнения региональных дорожных фондов), а во-вторых, о том, что с 1 января 2015 года наша страна совершит налоговый маневр. Главная суть этой операции в том, что экспортная пошлина резко сократится, а вот налог на добычу полезных ископаемых, напротив, существенно возрастет.

Разрабатывая налоговый маневр (зачем он вообще был нужен — сказ особый), правительство признавало, что он обернется ростом цен на бензин примерно на три рубля. Но если бы все АЗС с 1 января подняли цены на эту «трешку», то к ним бы точно прислали не ФАС даже, а кого похуже. Лучше уж сейчас, пока страна увлечена геополитикой и девальвацией, а то потом — то посевная, то уборочная.

Девальвация, кстати, вкупе с санкциями и тем же налоговым маневром приведут к еще одному возгоняющему цену тренду. Нефтяные компании будут стараться максимизировать экспорт, чтобы получить живую валюту, необходимую, в частности, для выплаты внешних долгов. В результате можно ждать сокращения предложения на внутреннем рынке, что логически ведет к повышению цен. ФАС уже пригрозила, что вот с этой «западной ориентацией» она будет бороться, но это уже получается борьба не за нормальный рынок, а против него, которая обычно оканчивается возникновением дефицита. Потому что если производство становится нерентабельным, то его экономически выгодно сокращать. Думаю, все уже поняли, что в таком случае происходит с ценами.

В общем, бензин в следующем году основательно подорожает, так что руководству страны лучше бы эту тему не трогать, не ровен час, электорат решит, что это оно во всем и виновато.

Источник
http://www.novayagazeta.ru/economy/66480.html