Красноярск: банкротство в интересах губернатора


Ведь только часть кредиторской задолженности «Трансмоста» перед «Сбербанком» обеспечена залогом — 84 единицами спецтехники и автотранспорта на сумму 82,1 млн руб. (на момент заключения договора залога в декабре 2012 года).

Смерть доверителя

Напомним, что 22 ноября 2014 года «Трансмост» остался без владельца (доверенного лица) — председателя совета директоров ЗАО «Илан (группа компаний)». Тогда Юрий Марценко трагически погиб во Французских Альпах. С февраля 2012 г. Марценко принадлежало 100% ООО «Трансмост», которое он основал с бывшим губернатором Красноярского края, а ныне министром по делам Северного Кавказа Львом Кузнецовым. До этого Кузнецову принадлежала доля в 51% (с 18 февраля 2010 г. она находилась в доверительном управлении у Марценко). В Красноярске поговаривают, что Марценко распоряжался контрольным пакетом Кузнецова и был его «кошельком».

Кстати, «Илан» строил автодорогу «Амур», являлся крупнейшим субподрядчиком «Спецстроя» на космодроме «Восточный». Главный фронт работ группы «Илан» находился в Красноярском крае, где ранее правил Кузнецов. При Льве Владимировиче некогда аффилированная с ним компания постоянно выигрывала крупнейшие тендеры.

Например, «Трансмосту» «каким-то чудом» достался лакомый госзаказ по строительству моста через Ангару. Но в 2010 году следственный отдел при Сибирском УВД на транспорте возбудил уголовное дело по факту мошенничества в особо крупном размере, связанного с деятельностью ООО «Трансмост».

Есть версия, что тогда бюджетные деньги были разворованы не без участия Кузнецова. Кстати, именно в 2010 году доля Льва Кузнецова перешла в доверительное управление к председателю совета директоров УК «Илан» Юрию Марценко. Так не хотел ли высокопоставленный чиновник таким способом уйти от ответственности за вероятное разворовывание бюджетных денег?

В итоге получается, что «Сбербанк» выдал кардит «Трансмосту», 51% которого принадлежал Кузнецову, а 49% - «кошельку губернатора» Марценко. Деньги «осваивались», работы не выполнялись или выполнялись плохо. Потом Марценко погиб при до конца не выясненных обстоятельствах, а «Сбербанк», не требуя вернуть долг, просит обанкротить компанию. В итоге, денег нет, есть только подозрения о распиле 650 миллионов господином Кузнецовым и «Восточно-Сибирским банком «Сбербанка».

Политический труп?

В период губернаторства Кузнецова (2010-2014) «расцвела» коррупция. Например, при реконструкции Сургутской ГРЭС-1 похитили 63 миллиона рублей. А итогом четырехлетнего правления стал дефицит бюджета в 24 миллиарда рублей и госдолг в 21 миллиард рублей.

Напомним, что Лев Владимирович занял в первом интегральном рейтинге губернаторов, составленным авторитетной группой экспертов при поддержке Фонда развития гражданского общества, 71 место из 80. При Кузнецове область не сможет развиваться, что, в общем, ясно и без рейтинга. Зато оказалось, что господин Кузнецов после двухлетнего правления (в 2012 году) помимо трех земельных участков и трех квартир в России, владеет во Франции совместно с супругой земельным участком площадью 3 385 кв. м и домом 180 кв. м. В индивидуальной собственности у губернатора - французская квартира площадью 109 кв. м, а также три гаража. Конечно, не каждый чиновник может себе такое позволить – летать на выходные в свой дом на «Лазурном берегу» Франции.

Кстати, жена Кузнецова с полученным в 2010 году доходом в размере 8,08 млн рублей, входит в число десяти самых богатых жен губернаторов. Кроме дома во Франции, ей принадлежат автомобили Porsche Boxster, Mercedes-Benz CL600, катер «Sea-Doo Bombardier Speedster».

В конце 2013 года после того, как госслужащий вместе с женой экстренно вылетел во Францию для проведения там так называемого «краткосрочного отпуска», Кузнецова ограбили - выломали входную дверь, применили слезоточивый газ, а затем ударили супругу Кузнецова дубинкой и выстрелили в самого губернатора, легко ранив его в левый бок, после чего похитили ювелирные украшения и 200 000 евро! Сочувствия у населения края чиновник, конечно, не получил.

Но зато в 2014 году политика не выгнали с позором, а повысили до министра по делам Северного Кавказа!

Почти сразу, потеряв покровительство Кузнецова, бизнес «Трансмоста» рухнул. Компания из-за срыва сроков работ потеряла субподряды на строительство левобережного подхода к четвертому мосту через Енисей в Красноярске и в нем же — на возведение крупной транспортной развязки. Более того, «Трансмост» лишился давнего контракта с «Мечелом» на возведение семи железнодорожных мостов к Эльгинскому месторождению углей в Южной Якутии (Кузнецов с 2008-го по 2010-й возглавлял ООО «Колмар», работавшее в угледобыче Якутии). От бизнеса надо было избавляться, ведь деньги на счету еще были… Марценко погиб…

Вроде бы, у Льва Владимировича все хорошо, но ситуация вокруг «Сбербанка» и «Трансмоста» может привлечь пристальное внимание правоохранительных органов. И если будет доказано хотя бы косвенное участие в этой истории Кузнецова, чиновника ждет не только политическое забвение, но, возможно, и скамья подсудимых!

Источник
http://www.moscow-post.com/economics/bankrotstvo_transmosta_v_interesax_kuznetsova16607/