escort gaziantep gaziantep escort gaziantep escort bayan antep escort izmir escort konya escort bayan konya escort sakarya escort sakarya escort porn gaziantep escort gaziantep escort gaziantep escort erotik film izle kayseri escort
ankara escort balgat escort batıkent escort çankaya escort cebeci escort çukurambar escort demetevler escort dikmen escort eryaman escort gölbaşı escort keçiören escort kızılay escort maltepe escort mamak escort sincan escort tunalı escort yenimahalle escort
onikişubat escort dulkadiroğlu escort karesi escort altıeylül escort balikesir edremit escort ilkadım escort bafra escort yunusemre escort akhisar escort turgutlu escort şehzadeler escort antakya escort iskenderun escort defne escort dörtyol escort kayapınar escort bağlar escort yenişehir escort tarsus escort toroslar escort yenişehir escort akdeniz escort silifke escort mezitli escort darıca escort körfez escort gölcük escort şahinbey escort şehitkamil escort haliliye escort siverek escort bosna escort selçuklu escort meram escort ereğli escort seyhan escort yureğir escort çukurova escort sarıçam escort ceyhan escort kozan escort kemer escort alanya escort lara escort side escort manavgat escort fethiye escort konyaaltı escort osmangazi escort görükle escort nilüfer escort yıldırım escort inegöl escort gemlik escort karabağlar escort bayraklı escort torbalı escort menemen escort çankaya escort mamak escort altındağ escort gölbaşı escort kızılay escort bor escort keşan escort

Крупнейшие НПФ обвинили в уводе пенсионных денег


Подавляющее большинство граждан, обратившихся в ПФР с жалобой на неправомерный перевод его накоплений, требовало вернуть средства обратно, в ПФР, то есть под управление Внешэкономбанка (тех, кто иначе не распорядился своими накоплениями, называют «молчунами», это основная часть владельцев пенсионных накоплений).

— Пришла в Сбербанк поменять зарплатную карту, — написала на странице ПФР в соцсетях Полина Пожилова, — оператор подсунул мне бумагу, которую я подписала. Потом оказалось, что это договор о переходе в НПФ Сбербанка.

Другие клиенты в своих жалобах подчеркивают, что в общей папке бумаг на подпись кладут лишь последний лист договора о переводе пенсионных накоплений в подконтрольный банку НПФ («Дали на подпись не весь договор, а только последний листок, всё очень мелко. Сказали, что это просто, чтобы подтвердить реквизиты. Я подписала»). Третьи жалуются, что договор о переводе пенсионных накоплений в НПФ Сбербанка «подсунули на работе при получении карты Сбербанка». Требование о переводе пенсионных накоплений в аффилированные с банками НПФ (у НПФ могут быть и соответствующие договоренности с банком) предъявляются и открыто, в качестве условия получения кредита в том или ином банке или в розничной точке (салонах связи, различных магазинах).

В своих обращениях в ПФР граждане также указывают на давление при приеме на работу: при трудоустройстве соискателям предлагают перевести пенсионные накопления в аффилированный НПФ либо подсовывают соответствующий договор в числе других документов — а потом порой и на работу не берут. Еще одна схема — нередко агенты НПФ вводят их в заблуждение, например, приходя домой и представляясь «сотрудниками пенсионного фонда», не уточняя, какого именно. Нередко россияне воспринимают их как представителей ПФР и подписывают предлагаемые документы.

Под управлением государственной управляющей компании Внешэкономбанк находится 1,9 трлн рублей, в НПФах аккумулировано 1,1 трлн рублей (по данным на сайте ЦБ по итогам 9 месяцев 2014 года). Из них в НПФ Сбербанка 74,4 млрд рублей, «Росгосстрах» — 68,9 млрд, «Русский стандарт» — 3,2 млрд, «Ренессанс Жизнь и пенсии» — 33,6 млрд, «Первый русский» — 6 млрд, «КитФинанс» — 65,2 млрд, «Лукойл-Гарант» — 145,6 млрд, «Согласие» — 5 млрд, «Промагрофонд» — 56 млрд рублей.

В пресс-службах Сбербанка и упомянутых негосударственных пенсионных фондов в воскресенье не смогли предоставить оперативные комментарии.

С волной жалоб от россиян на неправомерный перевод их пенсионных накоплений ПФР сталкивается не впервые. В 2009 году в ПФР в массовом порядке стали поступать обращения граждан, касающиеся перевода пенсионных средств в тот или иной НПФ без их согласия. Тогда, как выяснили правоохранительные органы, большинство таких случаев были связаны с незаконным использованием персональных данных граждан, то есть с фальсификацией договоров (marker.ru/news/496357). Это стало возможно в связи с тем, что на тот момент подать заявление о переводе накоплений можно было и через ПФР, и через НПФ, и через его агентов. Недобросовестные агенты, заполучив данные гражданина, могли без его ведома внести их в договор и направить в ПФР.

Чтобы оградить россиян от подобных случаев, с 1 января 2014 года процедура перевода пенсионных накоплений изменилась. Теперь сначала гражданину необходимо заключить договор с избранным НПФ, а затем с этим документом прийти в любое управление ПФР и лично подтвердить свой выбор, написав соответствующее заявление. В результате к настоящему моменту НПФы стали более настырными и существенное число злоупотреблений допускаются уже их сотрудниками и партнерами. Если в 2011 году Генпрокуратура, говоря о «массовом характере» случаев неправомерного перевода, указывала, что за 2,5 года (с 2009-го до середины 2011-го) в ПФР поступило свыше 11,7 тыс. жалоб граждан на данную проблему, то сейчас только за один прошлый, 2014-й год число таких обращений достигло почти 15 тыс.

Партнер компании «Деловой фарватер» Роман Терехин указал, что в 2010-2011 годах ответственность за неправомерные действия обычно возлагали на недобросовестных сотрудников, которые привлекались к уголовной ответственности — но в большинстве случаев условно. Когда число жалоб в адрес одного и того же НПФ стало свидетельствовать о массовом нарушении прав граждан, ПФР начал расторгать договоры с такими НПФ, то есть лишать их возможности вообще привлекать средства накопительной части пенсии.

По словам Терехина, в ряде случаев, описанных в жалобах граждан, согласие гражданина по факту отсутствует, а подписи на документах о переводе средств получены путем введения их в заблуждение. Подобные действия, по словам эксперта, являются уголовными преступлениями, предусмотренными ст. 159 («Мошенничество») и частью 3 ст. 327 Уголовного кодекса («Использование заведомо подложного документа»). За подобные правонарушения может грозить до шести лет лишения свободы.

В то же время, как отметила руководитель юридического отдела юридического бюро «Падва и Эпштейн» Татьяна Манакова, законом «О негосударственных пенсионных фондах» установлены основания для аннулирования лицензии НПФ. Но описанные ситуации к их числу прямо не отнесены.

— Если в судебном порядке будут установлены нарушения, допущенные при заключении договора с гражданами, это может являться основанием для вынесения предписания об устранении этих нарушений. И в случае неисполнения такого предписания может быть аннулирована лицензия. Но доказывать факты намеренного введения в заблуждение или обмана граждан потребуется в каждом конкретном случае; процесс доказывания здесь будет иметь существенные трудности.

Юрист «Национальной юридической службы» Александр Кожевников соглашается, что доказывать такие случаи тяжело и максимум все ограничивается конкретным менеджером, а не группой лиц или нарушением со стороны организации.

— Сотрудников банков наверняка премируют в зависимости от количества привлеченных клиентов в подконтрольный банком НПФ, мотив налицо. Даже если сотрудник получил прямое указание от руководства, то оно, конечно же, было дано устно, поэтому взять за горло руководителя и привлечь к ответственности банк или НПФ крайне сложно, — считает Кожевников.

Источник: http://izvestia.ru/news/584101#ixzz3UVpTJwkr