Армения под напряжением


В Армении нет единой системы отопления, поэтому многие семьи используют отопительные приборы. В результате счета за электричество оказываются весьма солидными. По официальным данным за 2013 год, 32% населения страны считается бедным — в эту категорию входят те семьи, где средний доход на одного взрослого в месяц составляет менее $100. При этом 17,6% граждан — безработные. В крупных городах этот показатель достигает 25-30%. Среди молодежи незанятых около 50%.

Местные жители делятся своими страхами. Люди опасаются, что объявленное повышение тарифов они сильнее всего ощутят зимой. С учетом новых тарифов в холодное время года армянам придется платить около $60 в месяц — по местным меркам это большие деньги, особенно для малообеспеченных семей. Еще одно опасение связано с тем, что повышение тарифов на электроэнергию косвенно повлияет на цены в других отраслях — например, в сфере услуг или на продукты.

При этом, по мнению собеседников, бедное население в Армении "политически пассивно". На акции протеста в Ереване вышли не самые обездоленные, а главным образом представители среднего класса. "Это новое поколение, которое хочет быть услышанным",— говорит Грант Микаелян, политолог, научный сотрудник Института Кавказа.

Что касается других взбунтовавшихся городов — Гюмри и Ванадзора, то они, как объяснили армянские эксперты, традиционно настроены критически по отношению к власти. На президентских выборах 2013 года кандидат от оппозиции набрал там 60-70% голосов. Это бедные по армянским меркам регионы — ВВП на душу населения в два-три раза ниже, чем в Ереване. В советское время там было сконцентрировано основное промышленное производство, но после распада СССР и землетрясения 1988 года эти районы пришли в упадок.

"Если бы не события на Украине, никто и не обратил бы внимания на то, что происходит сейчас в Армении,— убежден Грант Микаелян.— Акции протеста в нашей стране — не новое явление, они часто проходят. И, конечно, никакой это не Майдан. Люди недовольны властью, особенно это стало ощущаться после кризиса 2008 года: тогда в экономике начался спад, а ожидания населения остались на прежнем, высоком уровне".

"Нынешний всплеск гражданской активности происходит в новых политических реалиях,— объясняет  политолог.— Дело в том, что сейчас у нас в парламенте фактически не звучит альтернативное мнение. Оппозиционные настроения в обществе не находят выхода, и вот результат — они выплескиваются на улицу. Сейчас у нас в стране дефицит доверия к политикам любого уровня — да и вообще к политической системе".

Эти слова Гранта Микаеляна подтверждают митингующие на ереванском проспекте Баграмяна. Они уверяют, что не хотят видеть в своих рядах никого из политиков. "Зачем они нам? Голос народа — это мы, а не они. Мы и есть голос народа",— говорит Максим, один из активистов ереванского Майдана. Который вовсе не Майдан.

Источник: http://kommersant.ru/doc/2754380