Льготные госкредиты достаются приближенным



В октябре прошлого года директор программы «Экономическая политика» Московского центра Карнеги Андрей Мовчан опубликовал рецензию «Химера экономики» на доклад экспертной площадки под названием «Столыпинский клуб» (хотя с какого боку упоминается Петр Столыпин — уму непостижимо). Напомню, что основными спикерами клуба являются бизнес-омбудсмен, бывший руководитель «Деловой России» Борис Титов и советник президента РФ по вопросам региональной экономической интеграции Сергей Глазьев.

В отзыве Мовчан, в частности, раскрывал реальные интересы авторов доклада, заключающиеся в том числе в стремлении «получить в свое распоряжение… сеть «институтов развития» в качестве места кормления», включая реализацию планов «получения посреднического дохода и неформальных вознаграждений: на раздаче льготных кредитов, схемах с залогами облигаций».

К несчастью, Мовчан оказался прав.


Цель не оправдывает средства

Годовой отчет Фонда развития промышленности (ФРП) за 2015 г. пафосно раскрывает цель работы фонда: до 2020 г. за счет займов достичь следующих показателей: «Каждый рубль займа обеспечит 2 рубля налоговых поступлений; привлечь в экономику страны частные инвестиции в объеме большем, чем сумма выданных займов». Канцелярщина на уровне, ничего не скажешь.

Однако первая же презентация (ЗАО «Метаклэй») говорит ровно об обратном: при займе 299 млн рублей «2 рубля налоговых поступлений» из логичных 598 млн рублей превращаются в «328 млн рублей» запланированных налогов, а объем прочих инвестиций трансформируется из «большего» в меньший: в 218 млн рублей.

Кстати, в презентации «Метаклэя» не указано, сколько будет создано рабочих мест. Зато этот показатель представлен во всех прочих презентациях. Например, ЗАО «Интерскол-Алабуга» при госкредите 500 млн рублей планирует создать 142 новых рабочих места, ООО «ВКП-ЛТ» при 271 млн рублей — 50 новых рабочих мест, ООО «Праймтэкс» при 466 млн рублей — 160 новых рабочих мест.

К чему такое обилие цифр? К тому, что если суммировать представленные в презентациях госкредиты и общее число будущих рабочих мест, то окажется, что на 4300 млн рублей (22% всех предоставленных средств) должно быть создано 1660 мест. Или 2,6 млн государственных рублей (около 40 тыс. долларов) на одно рабочее место. Без учета «Метаклэя».

В одном из сезонов телесериала «Карточный домик» президент США Фрэнк Андервуд безуспешно бился с конгрессом за принятие программы America Works (AmWorks). Для создания новых 10  лн рабочих мест требовалось выделить 500 млрд долларов, или 50 тыс. долларов на одно место. Тогда у Фрэнка ничего не получилось. В бедной России все проще: 40 тыс. долларов на место и никаких дебатов.

В продолжение алгоритма. Для реализации титовского, как говорят, предложения о создании и модернизации 25 млн высокопроизводительных рабочих мест, перекочевавшего в приснопамятные «майские указы», потребуется всего ничего: 1 трлн долларов. Куда там старине Фрэнку до Бориса Юрьевича.

Еще один эпизод. Из 74 запущенных в 2015 г. проектов основная часть в региональном разрезе предсказуемо расположена в Центральном федеральном округе. В то же время на весь Дальневосточный федеральный округ из 28 заявок предоставлен один заем, а единственная поступившая из Крымского федерального округа заявка — всего-то на 50 млн рублей — была отклонена вовсе. То ли фонд боится попасть под санкции, то ли помогать Крыму, хотя бы с оформлением документации, не хочется, то ли по долям не договорились.


Всем «крышам» по деньгам


В числе получателей казенных средств — многие олигархические структуры, у которых проблем с финансированием вроде бы быть не должно: АО «РУСАЛ Саяногорск» и ОАО «ЯЗДА» из группы «ГАЗ», входящей в «Базовый Элемент» Олега Дерипаски, ПАО «Химпром», принадлежащее «Ренове» Виктора Вексельберга» (кстати, «Химпромов» в одобренных заявках аж три) или ООО «Русское море—Аквакультура», права собственности на которое через кипрскую Rsea Holdings находятся у семей Геннадия Тимченко и Юрия Воробьева (бывшего сослуживца Сергея Шойгу и отца подмосковного губернатора).

Есть в перечне компании, видимо, недостаточно финансируемые из бюджета: это уральский АО «НПК «Уралвагонзавод», питерские АО «Концерн «ЦНИИ «Электроприбор» и ОАО «НПП «Дальняя Связь», ковровское ОАО «КЭМЗ», входящее в ГК «Ростех».

Наконец, с изумлением встречаешь компании, принадлежащие аффилированным с фондом господам: ООО «Уральский дизель-моторный завод» группы «Синара», принадлежащей Дмитрию Пумпянскому (Пумпянский — член Наблюдательного совета фонда) или ЗАО «Р-Фарм», принадлежащее сопредседателю «Деловой России» Алексею Репику. И пусть Репик формально в руководящие органы фонда не входит, этого и не нужно: в Наблюдательном совете помимо «облагодетельствованного» Пумпянского заседает другой сопредседатель «Деловой России» — Сергей Недорослев, а Экспертный совет фонда возглавляет еще один сопредседатель «Деловой России» — Антон Данилов-Данильян.

Кстати, ЗАО «Р-Фарм» в 2015 г. получило целых два госкредита на общую сумму 800 млн рублей. Как изящно: 4% всех средств фонда — своему человечку.

Причем раскрытие информации о собственниках на сайтах победителей, как правило, отсутствует. Видно, прозрачность не входила в условия совместной работы с фондом, существующим на деньги налогоплательщиков.


Глупые вопросы

Перспективы получивших госкредиты компаний как минимум неоднозначны. Длинные деньги под льготный процент им предоставили, но как быть с остальными слагаемыми успеха, также зависящими от государства? Перечислим некоторые.

Курс рубля. О том, что при такой волатильности курса рубля к доллару, регулярно наблюдаемой в последние годы, ни о каком вменяемом экспортно ориентированном бизнес-плане не может быть и речи, говорено-переговорено бесчисленное количество раз. Только за прошедшие с конца января этого года два месяца рубль укрепился почти на 20%.

Как собираются минимизировать этот внешний негативный фактор чемпионы? Судя по всему, никак. Главное — получить деньги, а там что-нибудь придумаем.

Защита внутреннего рынка. Отсутствие государственной протекционистской политики — еще один камень преткновения на пути к успеху одобренных проектов. Ясно же, что иностранцы также работают в заявленных направлениях.

Протекционистский вакуум может стать наиболее адекватным оправданием грядущих неудач (и покрытием разворовывания бюджетных средств). Мол, мы бы и рады, но азиаты (европейцы, американцы)… далее по тексту.

Отток капитала. В нормативных уложениях фонда ничего не сказано о том, как спасители промышленности собираются отслеживать целевое использование полученных предприятиями средств. Это же так соблазнительно: получить сотни миллионов рублей под суперльготные 5% годовых и либо конвертировать их в валюту, либо вложить их в государственные облигации, проценты по которым выше.

Будем считать, что коммерсанты — люди честные, и у них на руках есть контракты с иностранными (возможно, контролируемыми) фирмами. Будет ли кто-то отслеживать рыночную конъюнктуру на закупаемое оборудование и материалы? Чтобы не получилось так, как с томографами, закупки которых производились по многократно завышенным ценам? Скорее всего, нет — не для того схему налаживали.

Долговая политика. Погрузимся в страшный сон и представим, что какая-нибудь «обласканная» фирма обанкротилась. Сколько денег налогоплательщиков вернется в бюджет после расчетов с конкурсными управляющими, работниками, прочими кредиторами? Нормативная база отсутствует, а ФРП по умолчанию предполагает, будто все без исключения проекты выгорят.

Депутаты, в горячке требующие, чтобы объем ФРП увеличился до 100 млрд, а лучше — до 1 трлн рублей, этим и другими вопросами также не заморачиваются. ФРП для них — повод попиариться и, чем черт не шутит, пристроить собственный бизнес-проект либо получить вознаграждение за посредничество.

Льготы. Вряд ли ФРП и «Деловая Россия» остановятся на достигнутом. На повестке дня, в полном соответствии с предположением Мовчана, создание новых возможностей «для организации прибыльных схем избирательного и искусственного применения льгот (в частности, зарабатывать на налоговых вычетах)» и, конечно, снижение уровня «налоговой и административной нагрузки на собственный бизнес».

И ведь получится. Как пить дать, получится.

Источник: http://www.novayagazeta.ru/economy/72350.html

кому достаются госкредиты, распределение государственных кредитов в россии, как дают государственные кредиты, коррупция в россии