«Опору России» в Приморье шатает по всем статьям


История с уголовным преследованием Виталия Гуменюка — «бизнесмена и общественника», продвинутого в главы краевой «Опоры России» вопреки мнению членов этой организации, — длится с конца 2014 года. Но в публичное медиапространство выплеснулась лишь в середине 2015-го, когда следствие поставило вопрос об избрании обвиняемому меры пресечения. И, хотя эта мера оказалась достаточно мягкой — домашний арест, шум поднялся изрядный. Соратники по «Опоре России» делали заявления и проводили пресс-конференции, даже противореча сами себе, но всегда утверждая: уголовное дело в отношении их лидера не то «политический заказ», не то «происки отдельных сотрудников МВД», не то чуть ли не «кровная месть» родственников одного из потерпевших по данному уголовному делу.

В Москву полетели жалобы и заявления о якобы необоснованном уголовном преследовании коммерсанта-общественника. Но, к разочарованию заявителей, проверки Генпрокуратуры и СК России подтверждали законность действий следствия СУ СКР по ПК при возбуждении и расследовании уголовного дела по признакам вымогательства и незаконной банковской деятельности. Генеральная прокуратура РФ даже дала указание прокуратуре края расследовать и оценить действия Гуменюка и иных лиц, в том числе по статьям 303 и 307 УК РФ, что предусматривают ответственность за фальсификацию доказательств и заведомо ложные показания. Но это указание почему-то не было выполнено и осталось за пределами внимания надзорного органа: оказывается, бывает и такое, когда игнорируются требования даже Генпрокуратуры.

Само же дело № 708831 от 30 октября 2014 года было возбуждено по рапорту об обнаружении признаков преступления следователем СУ СКР по ПК по п. «б» ч. 3 ст. 163 УК РФ (вымогательство в крупном размере с угрозой насилия). В основе его факты, известные не только следствию, но и публике: еще в 2007 году Денис Рева совместно с Виталием Гуменюком и другими лицами вели незаконную банковскую деятельность по обналичиванию денежных средств, пока однажды часть обналиченных для Гуменюка денег в сумме 18 миллионов рублей не была похищена. По версии следствия, заведомо зная о непричастности Ревы к краже этих денег, Гуменюк стал требовать с него указанную сумму, что подтверждается и документами, и аудиозаписью, и проверкой показаний Ревы на полиграфе. Причем Виталий Гуменюк от такой проверки отказался, но после предложения следствия пройти «детектор лжи» стал вдруг менять показания и частично признавать вину.

В ходе расследования дело пополнилось и другими эпизодами вымогательства: в частности, у бизнесмена Моргунова — суммы в $ 1 миллион, сопровождавшегося избиением потерпевшего в его офисе, где со товарищи задерживались с поличным, но дело заволокитили в милиции, где служил в то время партнер Гуменюка Андрей Фесько.

Обо всех этих обстоятельствах, естественно, знал сам Виталий Гуменюк, знал и его «патрон», оказывавший ему протекцию в столице, возглавлявший в то время «Опору России» Александр Бречалов. И уже после первых допросов в статусе подозреваемого Виталий Гуменюк с партнерами стали вырабатывать тактику защиты путем давления. Судя по всему, они рассчитывали на помощь «влиятельных лиц в Москве» (такая помощь им была оказана), а также — на информационную кампанию в СМИ, где из Гуменюка предполагалось слепить образ этакой «жертвы режима», «местного Навального», страдающего за критические высказывания по поводу законопроекта о ТОРах, а вовсе не за реально совершенные им уголовно наказуемые деяния (и эта кампания активно проводилась).

Эти планы обвиняемого, его подельников и партнеров, в том числе и по «Опоре России», стали известны после приобщения к делу рассекреченных материалов ОРД, проще говоря — «прослушки» телефонных переговоров подозреваемого. И, когда с материалами дела, включая распечатки тех переговоров, в порядке ст. 217 УПК РФ ознакомились представители потерпевших, им пришлось вновь, в который уже раз, слать жалобы в Генпрокуратуру, СК России и депутатам Государственной думы. Эти жалобы поступили генпрокурору РФ 29 марта, а в Госдуму — 5 апреля сего года. В них говорится о давлении защиты Виталия Гуменюка на следственные органы, причем в форме заранее спланированной и организованной кампании — через СМИ от краевого до федерального уровня. А также и посредством жалоб покровителей подследственного Бречалова и Калинина руководителям Генеральной прокуратуры, Следственного комитета России, депутатам Государственной думы РФ и прочим влиятельным должностным лицам, политикам и общественникам.

Сначала, еще на стадии предварительного следствия, Бречалов требовал от сотрудников СЧ УМВД по ПК и СУ СКР по ПК «озвучивать все данные о ходе расследования», что само по себе нонсенс и не основано на законе, охраняющем тайну следствия. Но желание знать, какими же именно фактами располагает следствие и как выстраивать защиту, очевидно, превалировало не только над законностью, но и над здравым смыслом. Поскольку позднее Александр Бречалов, комментируя ежегодное Послание Президента РФ к Федеральному Собранию, договорился до того, что упомянул уголовное дело Виталия Гуменюка как пример деятельности «ОПГ правоохранителей», заявив в эфире 5-го федерального телеканала дословно: «Я могу прямо назвать, что у нас во многих регионах действуют такие группы из правоохранителей, которые можно назвать ОПГ, которые кошмарят бизнес для отжима, для какой-то мзды от них и не имеют даже своей цели расследовать объективно ту или иную ситуацию. Сейчас, кстати, на мой взгляд, такая ситуация происходит в Приморье в отношении предпринимателя Гуменюка Виталия…»

Безусловно, по всей стране можно найти примеры участия силовиков разных ведомств в «конфликтах хозяйствующих субъектов» с корыстными целями. И эту порочную практику пора прекращать — потому хотя бы, что на того же Виталия Гуменюка с его подельником экс-оперативником угрозыска Андреем Фесько многократно, но безуспешно жаловался бизнесмен Владислав Зуев, у которого «отжали» бизнес с сетью платежных терминалов-киберкасс (этим бизнесом теперь владеют родственники Фесько), а за расследование правоохранители принялись лишь после загадочной смерти Зуева и жалоб его делового партнера.

Вопрос, однако, в другом. А именно: знал ли Александр Бречалов, участвующий в информационной и лоббистской кампании по формированию образа «закошмаренного бизнесмена» и даже «жертвы политического преследования Гуменюка», о прошлом своего протеже? О том, что Виталий Гуменюк проходил свидетелем по делу о покушении на гражданина М. и что стрелявший тогда в М. уголовник-рецидивист Александров — давний приятель Гуменюка — вновь за решеткой за организацию заказного убийства, хотя уже и под другой фамилией? Известно ли Бречалову о десятках заявлений в МВД, СК и прокуратуру о противоправной деятельности подельников?

Безусловно, Бречалов все это знал, его об этом информировали представители приморского отделения организации бизнес-сообщества. А некоторые партнеры Гуменюка, фигурирующие в материалах по обналичиванию денег, вошли в приморскую «Опору России», когда при активном содействии Бречалова ее руководителем стал Виталий Гуменюк.

Так чьи интересы отстаивает в данный момент видный общественник и в ком конкретно он усматривает признаки ОПГ: в своем протеже с его партнерами, вынужденными под давлением неопровержимых фактов признавать незаконную банковскую деятельность и вымогательство (которое они теперь просят считать «самоуправством»), или все же в правоохранителях, наконец-то принявшихся за расследование преступных деяний, годами лежавших «под сукном»?

Если, по мнению Александра Бречалова, начинавшего карьеру в скандально известном «Юниаструм-банке», опорой России являются дельцы «теневого рынка», занимающиеся обналичиванием и отмыванием денег через подставные фирмы и подставных лиц и решающие проблемы собственного обогащения противозаконными методами, — то надо ему об этом прямо заявить с трибуны какого-либо съезда или в эфире федерального телеканала! Только не стоит при этом ссылаться на главу государства Владимира Путина: ответственность по ст. 294 УК РФ за воспрепятствование следствию никто пока не отменял…

Автор: Виктор БУЛАВИНЦЕВ

Источник: http://www.novayagazeta-vlad.ru/334/rassledovanie/koshmar-na-prokurorskoj-ulice.html


компромат Виталий Гуменюк, уголовное дело Виталия Гуменюка, кто такой Виталий Гуменюк, компромат опора россии, компромат дальний восток, компромат владивосток