escort gaziantep gaziantep escort gaziantep escort bayan antep escort izmir escort konya escort bayan konya escort sakarya escort sakarya escort porn gaziantep escort gaziantep escort gaziantep escort erotik film izle kayseri escort
ankara escort balgat escort batıkent escort çankaya escort cebeci escort çukurambar escort demetevler escort dikmen escort eryaman escort gölbaşı escort keçiören escort kızılay escort maltepe escort mamak escort sincan escort tunalı escort yenimahalle escort
onikişubat escort dulkadiroğlu escort karesi escort altıeylül escort balikesir edremit escort ilkadım escort bafra escort yunusemre escort akhisar escort turgutlu escort şehzadeler escort antakya escort iskenderun escort defne escort dörtyol escort kayapınar escort bağlar escort yenişehir escort tarsus escort toroslar escort yenişehir escort akdeniz escort silifke escort mezitli escort darıca escort körfez escort gölcük escort şahinbey escort şehitkamil escort haliliye escort siverek escort bosna escort selçuklu escort meram escort ereğli escort seyhan escort yureğir escort çukurova escort sarıçam escort ceyhan escort kozan escort kemer escort alanya escort lara escort side escort manavgat escort fethiye escort konyaaltı escort osmangazi escort görükle escort nilüfer escort yıldırım escort inegöl escort gemlik escort karabağlar escort bayraklı escort torbalı escort menemen escort çankaya escort mamak escort altındağ escort gölbaşı escort kızılay escort bor escort keşan escort

2 млн — и все ОК…

Почему в России платят ничтожные компенсации за гибель людей

Во всех цивилизованных странах очень высокие выплаты за утраченную жизнь — это не просто «компенсация страданий», это механизм принуждения чиновников к ответственному поведению.

Крайне интересную и важную социальную проблему поднял в своем канале экономист Дмитрий Прокофьев.

Суть дела в следующем. Недавно, как сообщила Объединенная пресс-служба судов Санкт-Петербурга, в Октябрьский районный суд обратилась Валентина Г. с иском к СПБ ГБУ «Ленсвет» о взыскании компенсации морального вреда в 15 000 000 руб. В обоснование требований было указано, что 20.01.2020 умерла ее дочь Ш. в результате получения повреждений несовместимых с жизнью после контакта во дворе дома с проводом электроустановки под напряжением по причине некачественного оказания ответчиком услуги по электроснабжению, не отвечающей требованиям безопасности. Однако на судебное заседание женщина не явилась, представила заявление об отказе от исковых требований и прекращении производства по делу в связи с добровольным возмещением ответчиком причиненного морального вреда в размере 2 000 000 руб.

Представитель СПб ГБУ «Ленсвет» в судебном заседании просил прекратить производство по делу в связи с отказом истца от иска. Суд производство прекратил.

То есть, мать погибшей женщины отказалась от исковых требований к организации-ответчику за компенсацию в 2 (два) миллиона рублей (женщину убило током на улице, она задела оголенный провод фонарного столба). Изначально мать требовала за смерть дочери 15 миллионов, но договорились за два.

Два миллиона. $30 000. Это сумма компенсации за утрату жизни. Почему жизнь в РФ «стоит» два миллиона рублей? А не двадцать, не тридцать миллионов? – задается вопросом эксперт. Сумма выплат, которую получают родственники погибших в российских авариях, фактически оказывается равной сумме, которую жертвы в теории могли бы заработать за несколько лет. Такая сумма колеблется в интервале от 30 до 80 тысяч долларов. Вот их и выплачивают. И государственные предприниматели, оценивая свои издержки на «обеспечение безопасности» ориентируются на эту сумму.

И этот подход — неправильный в принципе. Дело здесь не в богатстве общества или отдельных компаний. Например, Индия — совсем небогатая страна. И уровень безопасности там невысок. Однако базовая сумма компенсации в подобных случаях, начинается там от миллиона долларов. Для чего так много?

А вот для того, чтобы компании и чиновники сравнивали издержки на обеспечение действительной безопасности с рисками выплаты астрономической суммы в случае аварии с жертвами. На фоне вероятности заплатить миллион долларов за болтающийся провод, издержки на то, чтобы обеспечить порядок с этими проводами, будут невысокими.

Если сумма компенсации будет измеряться десятками (или сотнями) миллионов рублей, у начальства возникает сильная мотивация к инвестициям в настоящую, а не выдуманную «безопасность». И в повышение квалификации специалистов. И к отказу от эксплуатации сомнительной по качеству техники. Хотя бы потому, что застраховать такую технику будет дорого. Ничего личного, скажет страховщик, размер страховой премии — производная от риска выплаты запредельной страховой суммы. Хочешь рисковать — рискуй. Но этот риск будет стоить очень дорого. Чтобы отбить желание рисковать.

Десять лет назад экономист Сергей Гуриев опубликовал расчеты, согласно которым минимальная компенсация «за жизнь» в России должна составлять не менее полутора миллионов долларов.

«Стоимость человеческой жизни, по существу, главный показатель социально-экономического развития. Гораздо более точный, чем ВВП на душу населения», — заметил Гуриев.

Еще раз — экстремально высокая выплата за утраченную жизнь — это не просто «компенсация страданий». Это механизм принуждения к ответственному поведению. Там, где жизнь стоит дорого, — у всех возникает серьезный стимул думать о том, как эту жизнь сберечь. Так, как сейчас в РФ заботливо оберегают жизнь и здоровье людей, живущих на уровне «первого класса».
Остальные предоставлены самим себе и могут спасаться, как хотят. Как на «Титанике».

Борьба за предотвращение аварий должна начаться с многократного повышения выплат «за смерть». Мертвых не воскресить. Это нужно сделать, чтобы спасти живых...

Источник: "Новые Известия"