«Он в крови по колено, если не выше»

Российский политик и бизнесмен в 90-е был авторитетом Толей-Быком. Его обвиняют в двойном убийстве

В минувший четверг, 7 мая, сотрудники Следственного комитета при поддержке спецназа ФСБ задержали 60-летнего бизнесмена и политика Анатолия Быкова. Его обвинили в заказе двойного убийства, совершенного еще в 90-х. Быков — знаковая фигура для Сибири: он был алюминиевым королем, популярным политиком в Красноярском крае и мастером двойной игры. В преступной среде он был известен не хуже, чем в предпринимательской, правда, как авторитет Толя-Бык, или Челентано, главарь преступного сообщества. Историю взлетов и падений авторитетного предпринимателя Анатолия Быкова вспомнила «Лента.ру».

Криминальный король Красноярска

Анатолий Быков родился в деревне Еловка (Иркутская область) 17 января 1960 года. Он окончил факультет физического воспитания Красноярского педагогического института, одновременно получив звание мастера спорта по боксу, работал учителем в школе, а в 90-е годы ушел в бизнес. То время для Красноярска — столицы цветной металлургии СССР — стало эпохой «алюминиевых войн», в центре которых находился Красноярский алюминиевый завод (КрАЗ) — второй в мире по объемам производства.

Всего за год Анатолий Быков из начальника охраны КрАЗа превратился в председателя совета директоров завода и со временем получил в собственность 28 процентов его акций.

За эту долю малую он помог руководству завода отстоять свою независимость от британской компании TWG, «державшей» тогда весь алюминиевый бизнес, и заслужил имидж борца против иностранных захватчиков. В 1998 году Быков оказался в первой сотне русского Forbes, опережая Михаила ФридманаВладимира Гусинского и Юрия Лужкова. Тогда же он возглавил российскую федерацию бокса.

Одновременно Быков выстраивал свою политическую карьеру. Она началась в середине 90-х: завладев первыми 10 процентами акций «КрАЗа», бизнесмен вначале стал депутатом Назаровского городского совета, а в 1997 году — депутатом краевого заксобрания, которым оставался до 2016 года. Парламентскую деятельность Быков совмещал с руководством красноярским отделением партии «Патриоты России».

В конце 90-х Быков активно поддержал генерала Александра Лебедя в борьбе за пост губернатора Красноярского края, и тот выиграл с рекордным для России результатом в 59 процентов. Но вскоре после выборов Быков и Лебедь поссорились из-за «КрАЗа». Первый хотел создать единый энергетическо-металлургический комплекс, в чем его сначала поддержал генерал, но в 1998 году передумал.

Со временем Быков сам стал заявлять о намерении баллотироваться на пост губернатора края, но так и не воплотил его в жизнь. «Утешительным призом» для бизнесмена стал знак отличия «За заслуги перед городом Красноярском», полученным им в 2011 году.

Одновременно с карьерой в бизнесе и политикой Быков был «ночным губернатором» Красноярска. По данным следствия, с 1990 года он руководил организованным преступным сообществом (ОПС), состоявшим из шести группировок, а в криминальных кругах его знали как Толю-Быка и Челентано. При этом бригады Быкова состояли только из местных жителей, а сам он ненавидел воров в законе и всячески боролся с ними.

Его главными подручными в теневых делах стали два криминальных авторитета: Вилор Струганов (Паша Цветомузыка) и Владимир Татаренков (Татарин)

Со Стругановым Быков познакомился в начале 90-х и, в разгар «алюминиевых войн» Паша Цветомузыка стал правой рукой Толи-Быка. В конце 90-х Алюминиевому королю пришлось бежать из России от уголовного преследования (его обвинили в отмывании денег) в Венгрию, а Паша Цветомузыка остался в регионе представлять интересы патрона.

Анатолий Быков
Фото: Александр Преображенский / «Коммерсантъ»

Злые языки говорят, что широкие полномочия вскружили Цветомузыке голову: он все чаще стал оставлять себе дань, которую местный бизнес прежде платил Быкову. В 2000 году теперь уже c бывшего главы «КрАЗа» сняли обвинения, и он вернулся в Красноярск. Свидетели вспоминают, что в тот период между друзьями пробежала кошка. Позже вражда перерастет в уголовное дело.

«Капот изрешетили так, что сквозь него было видно землю»

Если правой рукой Быкова в 90-е годы был Паша Цветомузыка, то левой мог бы считаться Владимир Татаренков. В конце 80-х Татарин прибыл в Саяногорск (Хакасия) — город в 336 километрах от Красноярска. На тот момент в городе активно действовали ОПГ, видное место среди которых занимала группировка Расима Гасымова, которого чаще звали просто Расим. Татарин примкнул к Расиму, главным образом занимавшемуся рэкетом, и быстро стал его ближайшим подручным.

В 1991 году, после гибели Расима в бандитских разборках, Татаренков становится главарем саяногорской ОПГ

Вскоре он сходится с Анатолием Быковым — их объединяет интерес к алюминиевому бизнесу. Они обращают внимание на Саянский алюминиевый завод, который к тому моменту уже контролировала банда бывшего тренера по боксу Виктора Шорина. За завод началась криминальная война, в ходе которой Шорин и его «куратор», красноярский авторитет по фамилии Ляпников, были убиты. Но конфликты вокруг алюминия на этом отнюдь не закончились.

Владимир Татаренков (Татарин)
Фото: Сергей Черных / РИА Новости

Самым кровавым для Саяногорска и Красноярска стало лето 1994 года. Криминальные разборки и заказные убийства происходили фактически ежедневно, причем преступники действовали в открытую среди белого дня. По некоторым данным, подручные Татарина имели обыкновение дожидаться жертву на лавочке у подъезда, положив автоматы на колени, а после убийства неспешно шли отмечать успех в баре.

Сам Татарин, хотя находился в розыске, спокойно ездил по улицам Красноярска. Но все изменил один день — 24 июля 1994 года во дворе дома №193 на проспекте имени газеты «Красноярский рабочий».

Жертвами киллеров тогда стали авторитетные бизнесмены Александр Наумов и Кирилл Войтенко

Дерзкое преступление было совершено рядом с отделом вневедомственной охраны. Убийцы открыли огонь из автомата и пистолета по машине, в которой находились Наумов и Войтенко. По словам одного из свидетелей, весь автомобиль бизнесменов «был изрешечен так, что через него было видно землю». Однако приятели успели выскочить и бросились бежать. Их догнали и расстреляли из автомата в нескольких сотнях метров от машины.

Но на следствии и суде Татарин рассказывал другую версию произошедшего. Якобы Наумов и Войтенко убегали от киллеров с оружием в руках — и огонь по ним открыл постовой того самого отдела вневедомственной охраны, не разобравшись в ситуации и решив, что на его отдел хотят напасть.

След Татарина

Впрочем, у расстрела Наумова и Войтенко была весьма непростая подоплека. По данным СКР, 23-летний Наумов был одним из «сержантов» в ОПС Быкова. И в какой-то момент молодой бандит вступил в открытый конфликт с собственным боссом: Наумова возмутило, что доходы от их теневой деятельности распределяются несправедливо. Вскоре перед автомобилем Быкова взорвалась бомба: он не пострадал, но решил, что за покушением стоят Наумов и его близкий друг Кирилл Войтенко. Это стало для приятелей смертным приговором.

Организацию преступления Быков поручил Татарину, который отдал своим подручным — Сергею Бакурову и Владимиру Чучкову — команду убить Наумова и Войтенко. Киллерам после преступления удалось скрыться — Чучков до сих пор находится в розыске, а Бакуров получил пожизненный срок. Были осуждены и другие члены ОПГ Татаренкова, на счету которых как минимум восемь убийств.

Владимир Татаренков (в центре)
Фото: Антон Денисов / РИА Новости

Сам Татаренков сумел уехать из России. И пусть формальным поводом для это стало уголовное преследование из-за убийств, ходили слухи, что на авторитета ополчились очень влиятельные силы, недовольные тем, как нагло Татарин при поддержке Быкова «отжал» Саянский алюминиевый завод. Как бы то ни было, бандит обосновался в Греции, где и был задержан в 1999 году. Авторитет попался греческой полиции на незаконном хранении и применении оружия, а также организации преступной группы — и получил 14 лет. Но в этот момент о Татарине вспомнили в России.

Саяногорский авторитет понадобился правоохранительным органам в связи с обвинением его друга Быкова, сбежавшего в Венгрию, в отмывании денег. По запросу Генпрокуратуры Татарина перевезли в Россию. Он вначале согласился изобличить Толю-Быка в причастности к убийствам: речь, среди прочего, шла и о ликвидации Наумова с Войтенко. Но затем авторитет неожиданно отказался от показаний — и у сыщиков не осталось улик против Быкова. Правда, на свободе Быков провел всего несколько месяцев: вскоре его обвинили в заказе убийства Паши Цветомузыки — некогда близкого друга.

«Не хочу об этом человеке говорить»

В 2000 году спецслужбы имитировали убийство Вилора Струганова: на пульт «02» поступил звонок о стрельбе в подъезде, и приехавший на вызов наряд милиции обнаружил его тело в крови. Практически сразу пресс-служба столичного ГУВД сообщила, что убийство Паши Цветомузыки имеет все признаки заказного, а затем Струганова, притворявшегося мертвым, на носилках вынесли из подъезда под прицелом множества телевизионных камер и загрузили в машину скорой помощи.

Вся эта инсценировка предназначалась для одного человека — Анатолия Быкова. К тому времени у следствия уже были признательные показания киллера Александра Василенко, который утверждал, что получил приказ на устранение Струганова от Быкова. Позже, правда, этот свидетель отказался от признания и заявил, что все придумал Цветомузыка.

Тем не менее в 2002 году суд приговорил Быкова к шести с половиной годам заключения условно. А через год его обвинили в убийстве красноярского предпринимателя Олега Губина. Но суд признал бывшего Алюминиевого короля виновным лишь в укрывательстве преступления и тут же амнистировал

Быков добился в Европейском суде по правам человека признания нарушений в деле о мнимом убийстве Цветомузыки. Ему присудили компенсацию в 26 тысяч евро.

Вилор Струганов (Паша Цветомузыка)
Фото: Сергей Пономарев / «Коммерсантъ»

Когда Струганова задержали в марте 2014 года, журналисты попытались расспросить Быкова о бывшем друге. Выяснилось, что воспоминания о лихих 90-х не вызывают ностальгии у политика.

Впрочем, Быков дважды на разных процессах давал показания о бывшем друге и, вопреки ожиданиям, не свидетельствовал против него.

Суд 27 апреля 2015 года приговорил Пашу Цветомузыку к 18 годам лишения свободы за организацию нескольких убийств и ряд других преступлений. При этом осужденному засчитали уже отбытый срок (по первому приговору 2004 года — за организацию двух взрывов в Красноярске) как первую половину нового, что стало юридическим прецедентом для современной России. Но показаний против Быкова Струганов давать не стал — в отличие от Татарина.

«Бык начал бить копытом»

Томясь в греческой тюрьме, Владимир Татаренков начал писать стихи, причем одно из стихотворений он посвятил своим запутанным отношениям с Быковым. Называя своего бывшего друга Толей-Быком, новоявленный поэт рассказывал:

«Позднее, снюхавшись с ментами, у Толи разыгрался аппетит.

Менты становятся кентами, Быку несказанно фартит.

И новая жена-молодка — родная дочка милицейского туза.

И тесть для доченьки-красотки на зятьевы грехи закрыл глаза.

Вот тут-то Бык и начал бить копытом — отправил на тот свет всех недругов лихих.

И, правосудием и прессою отмытый, сгрузил дела все на других».

О дочери какого именно «милицейского туза» идет речь в стихотворении, сказать трудно: о личной жизни Быкова мало информации. Известно лишь, что он женился на дочери одного из руководителей краевой милиции, находясь в СИЗО «Лефортово» по делу о попытке заказного убийства Паши Цветомузыки.

Единственное, что можно точно сказать после знакомства с творчеством Татаренкова — он обиделся на Быкова очень сильно. Иначе трудно объяснить, почему в конце стихотворения криминальный авторитет в красках и подробностях пожелал бывшему другу стать транссексуалом.

Как бы то ни было, после отбытия срока в Греции Татарина экстрадировали в Россию, и в июле 2012 года он был приговорен к 13,5 года лишения свободы — авторитета признали виновным в организации убийств Наумова и Войтенко. А четыре года спустя, в июле 2016 года, политической карьере его босса Быкова пришел конец: избирательная комиссия Красноярского края исключила Толю-Быка из списка кандидатов на выборах в местное законодательное собрание.

Анатолий Быков (справа)
Фото: Сергей Михеев / «Коммерсантъ»

Формальным поводом для снятия предпринимателя с предвыборной гонки стала его судимость по делу Паши Цветомузыки. Весной 2005 года Октябрьский районный суд Красноярска отменил условный срок Быкова и погасил его судимость. Однако политик попал под мораторий на участие в выборах на 15-летний срок, поскольку его преступление относилось к категории особо тяжких против личности.

И Татарин заговорил как раз тогда, когда у Быкова истек срок моратория.

«Нет человека — нет проблем»

Утром 7 мая к Анатолию Быкову пришли силовики: его задержали в собственном коттедже, расположенном в Соснах — элитном районе Красноярска. В операции принимал участие спецназ Федеральной службы безопасности (ФСБ) России, сотрудники МВД и Росгвардии. На месте задержания также работали следователи Следственного комитета России (СКР). При этом следственно-оперативные мероприятия проводились и по другим местам проживания Быкова в Красноярске, а также в его крымском особняке.

В сети появилось видео с задержанным Быковым: на записи видно, как его в сопровождении спецназа выводят из автомобиля и ведут к следователю. Причиной задержания бизнесмена, как отмечает источник «Ленты.ру» в правоохранительных органах, стало то, что Владимир Татаренков в конце 2019 года решил дать показания на Анатолия Быкова — меньше чем за два года до «звонка». А 22 февраля отбывающий наказание авторитет дал интервью корреспонденту телеканала «Россия».

Между тем, как отмечает один из оперативников Красноярского края, много лет работавший в подразделениях, занимавшихся группировкой Толи-Быка, то, что над ним сгущаются тучи, было известно заранее. С конца прошлого года по региону поползли слухи, что ему опять готовят место на нарах — и сам Быков не мог об этом не знать. При этом ни у кого не стоял вопрос — за что?

— Грехов за авторитетным предпринимателем на самом деле много: по оперативным данным, он в крови по колено, если не выше, — рассказывает собеседник «Ленты.ру». — Увы, но по многим преступлениям Быкова срок давности истек еще в середине нулевых. И привлечь его уже не удастся.

«"Маски-шоу" были рассчитаны на публику»

Что касается убийств Наумова и Войтенко, то формальный повод задержать Быкова — показания Татарина — у следствия был. Но здесь есть юридические тонкости.

Во-первых, срок давности по статье «убийство двух и более лиц» определяется судом, и, по сложившейся практике, пособники (а именно им является Быков) освобождаются от уголовной ответственности — по нереабилитирующим мотивам. Во-вторых, «вновь открывшиеся обстоятельства» — то есть роль Быкова в организации убийства Наумова и Войтенко — должны подтверждаться предыдущими решениями суда, к примеру, по делу Татарина. Но там о Быкове нет ни слова.

В-третьих, оснований для штурма дома со спецназом явно не было: Быков не собирался ни отстреливаться (незаконного оружия у него в доме не нашли — во время обыска изъяли только фото 1994 года), ни скрываться — его уже допрашивали по показаниям Татаренкова и неожиданностью для него слова бывшего друга не стали. Да и потребность в масштабных силовых операциях на фоне коронавируса весьма сомнительна. Тем более, Быкова следователи могли просто вызвать и задержать — но это было бы не так зрелищно.

Анатолий Быков после задержания 7 мая (в центре)
Фото: СК РФ / РИА Новости

К тому же с начала года федеральные СМИ явно начали кампанию по дискредитации Быкова: взять то же интервью Татаренкова, показанное на телеканале «Россия».

Поэтому, как отмечает источник, главная версия сегодняшнего громкого задержания — именно политическая. Кому-то любыми силами надо было не допустить Быкова на выборы, даже в краевой парламент. Правда, кому именно помешал Толя-Бык — большой вопрос: назвать его опальным оппозиционером сложно, да и особых активов у него давно не осталось.

***

Между тем еще совсем недавно Анатолий Быков давал интервью, в котором рассуждал, кем бы он работал в России. По словам Быкова, на посту директора ФСБ он бы «заставил Родину любить». Правда, теперь перспективы прежде неуязвимого Толи-Быка, кажется, туманны, как никогда.

Игорь Надеждин, Владимир Шарапов

Источник: "Лента.Ру"