Ближний Восток — точка отсчета мировой катастрофы?


При этом нет хорошего ответа на вопрос, с чего это ХАМАС резко увеличил в ноябре этого года интенсивность ракетных обстрелов Израиля. В сентябре было произведено 10 обстрелов, в октябре – 48, а к 15 ноября – уже более 110. Казалось бы, после того как два месяца назад военное крыло ХАМАС и ливанская "Хезболла" завили о поддержке Асада, у них должны быть совсем другие заботы. Как, впрочем, и у Израиля, который совсем недавно собирался атаковать ядерные объекты Ирана.

В СМИ гуляют две версии, возлагающие ответственность за обострение ситуации вокруг сектора Газа на Израиль. По одной из них, "маленькая победоносная война" приурочена к назначенным на середину января выборам в Кнессет. Другая объясняет зачистку Газы стремлением Израиля защититься от возможности открытия "второго фронта". Дескать, сейчас ХАМАС израсходует весь запас ракет, некоторое время будет тихо, тогда и отстреляемся по Ирану.

Но зачем все это понадобилось ХАМАС, который – это признают все – начал первым? Судя по утечкам, которые начали попадать в СМИ, все дело в том, что в руководстве движения нет единства по сирийскому вопросу. Одни были готовы поддержать Асада, другие вступили в сговор с Катаром. И вот, как по заказу, одним из первых точечных ударов по Газе был убит лидер военного крыла ХАМАС Ахмед Джаабари, известный не только громким похищением капрала Гилада Шалита, но и отказом подчинить свою организацию интересам Катара.

Если верить СМИ, накануне обострения ситуации вокруг Газы Ахмед Джаабари должен был подписать очередное соглашение о мире с Израилем, достигнутое, как и все предыдущие, под патронажем египетской разведки. Вслед за Джаабари жертвами израильских ракет стали еще сорок боевых командиров "Бригад аль-Кассама", и было бы наивным полагать, что эти попадания случайны. В результате старые схемы – перемирие с Израилем и поддержка Асада – сломаны. ХАМАС фактически присоединился к коалиции "друзей Сирии", а обстрелы Израиля сработали на поддержания его реноме "борцов с сионизмом".

При этом переориентация ХАМАС прекрасно вписывается в новую стратегию "друзей Сирии". Десять дней назад члены Сирийского национального совета (СНС), представляющие сирийскую оппозицию за рубежом, учредили так называемое правительство Сирии в изгнании и выбрали нового объединенного лидера. Им стал известный в Сирии диссидент Джордж Сабра. Сдвиг в сторону повышения респектабельности сирийской оппозиции налицо.

Судя по всему, инициаторами смены концепции являются США. Убийство в Бенгази американского посла заставило Вашингтон пересмотреть отношение к своим недавним союзникам, всем этим боевикам из "Аль-Каэды" и других салафитских организаций. Вскоре после перевыборов Обама заявил: "Нужно сохранять бдительность, чтобы не передать оружие в руки людей, которые могут нанести вред американцам".

Скандальная отставка главы ЦРУ Дэвида Петреуса, считающегося автором идеи сотрудничества с "местными исламскими силами" и добившегося в этом известных успехов в Ираке, воспринята экспертами как свидетельство полной смены вех и перехода к новой тактике решения проблем Ближнего Востока. Все эти новации вряд ли понравились полевым командирам салафитских отрядов, уже больше года воющих в Сирии. Но их никто не спрашивает.

С началом военной операции в Газе "друзья Сирии" надели тоги миротворцев: Лига арабских государств провела экстренное заседание и заклеймила "израильских агрессоров", король Иордании и эмир Катара примчались в Газу, министр иностранных дел Франции – в Израиль. Все они требуют "прекращения огня". Британский МИД предупредил, что в случае начала наземной операции Израиль рискует утратить значительную часть международной поддержки. США, правда, признали право Израиля на защиту своих граждан и территории. Как подчеркнул Обама, "ни одна страна в мире не потерпит ракетные обстрелы из-за границы".

Турция, пытающаяся использовать любой повод для повышения своего статуса на мировой арене, предложила начать разработку мирного плана для Ближнего Востока в новом составе: Россия, США, Египет и, конечно же, она сама, – то есть фактически поставила вопрос о переформатировании "ближневосточного квартета". В Иране заговорили о том, что пора оставить в покое Сирию и сосредоточить все силы мусульманского мира для борьбы с "главным врагом", под которым в Тегеране подразумевают Израиль.

На фоне этой суеты в Лондоне в очередной раз собрались "друзья Сирии". В повестке дня – выработка общей стратегии свержения Башара Асада. Представители Национальной коалиции оппозиционных и революционных сил Сирии (НКОРС) ждут от своих союзников и спонсоров официального признания правительства Сирии в изгнании, расширения финансирования и поставок переносных противовоздушных комплексов.

В общем, процесс пошел. В конце прошлой недели Дэвид Кэмерон провел заседание Совета национальной безопасности, на котором, если верить британским СМИ, детально обсуждались меры военной поддержки НКОРС. Речь шла поставке противовоздушных систем и других видов оружия, об использовании в борьбе против Асада сил британских ВВС и размещении у берегов Сирии кораблей британских ВМФ.

Две горячие точки в одном крохотном регионе – это перебор. Эксперты наперебой предупреждают об угрозе мировой катастрофы. Но работа уже кипит. Европа накачивает авторитет заграничного правительства Сирии и поддерживает оружием боевиков. Израиль отстреливает нелояльных Катару командиров "Бригад аль-Кассама", обеспечивая пополнение воюющих в Сирии боевиков за счет ХАМАС. НАТО готовится к введению бесполетной зоны над Сирией.

Попытки России апеллировать к международному праву в СБ ООН выглядят крайне неубедительно. Москве все чаще дают понять, что считаться с ней никто не собирается. Инцидент с избиением российского посла в Катаре и недавняя история поездки главы МИД РФ Сергея Лаврова в Саудовскую Аравию прекрасно отражают суть новых веяний.

Что в этой новой ситуации ждет Ближний Восток? С мужской частью арабского населения все более-менее понятно: оно должно стать пушечным мясом разрастающегося хаоса. А Израиль? На наступающем празднике беспредела он выглядит явно лишним, и есть вероятность, что после окончательного решения сирийского и иранского вопроса его попытаются вообще смахнуть с политической сцены.