Звезды на погоны за вымогательство?

– Я могла бы успокоиться, устав от мытарств по отделам дознания и кабинетам Следственного Комитата по Первореченскому району, – говорит Татьяна Воронова, – но не могу. Когда вспоминаю циничный голос полицейского, который вымогал по телефону деньги за мою собственную машину, желание добиться возмездия крепчает день ото дня. Тем более, что судя по тому, как работали вымогатели-полицейские у них, похоже, это дело поставлено на поток.

ЭТО КИНО НЕ ВПИСЫВАЛОСЬ В ЖИЗНЕННЫЙ СЦЕНАРИЙ

А началось все в счастливый ноябрьский день, когда Татьяна Воронова отправилась с ребенком в цирк. По окончании циркового представления вышла на улицу и не обнаружила своей машины. Начала звонить знакомым, объясняя, что у нее угнали машину. Один из знакомых, работавший в краевом ГАИ, предупредил, что нужно готовиться к тому, что потребуют выкуп. «Хорошую машину просто так не угоняют. У нас во Владивостоке подобные аферы практикуются часто. Звоните в ОРЧ-1, что находится на Махалина, потому что они и обеспечивают порядок в этом районе», – говорил он.

– Моя дочь позвонила знакомому, Александру, который учился с ней в одной группе на юридичесоком факультете, а работал участковым, – продолжила свой рассказ Татьяна Воронова. - Поскольку Александр имеет отношение к работе участкового, то наверняка должен знать обо всех тонкостях. Надеясь получить совет, моя дочь рассказала Александру обо всем. Он пообещал узнать по поводу угнанной машины и вскоре перезвонить.

Не прошло и часа, как Александр действительно позвонил и объяснил, что наша машина в угоне, а он ведет переговоры с людьми, которые знают, где она находится. Я удивилась тому, что Александр так быстро выяснил обстановку, а еще более меня поразила фраза о том, что он договаривается с угонщиками о возврате машины. Но мы не сказали о своем недоумении Александру.

Вскоре по нашему звонку приехали опера ОРЧ-1. Мы сообщили им о том, что стало известно из раговора с Александром. Опера пососветовали дождаться звонка Александра, а потом прийти написать заявление об угоне автомобиля в милицию. Мы стояли на улице возле цирка и упорно ждали звонка.

Александр не заставил себя долго ждать: позвонив, он сказал, что машину мы будет выкупать. Почему я должна выкупать свою машину? Если ее угнали и она найдена, то ее должны вернуть.

Поскольку я впервые столкнулась с такой наглостью полицейских, то опять же позвонила своему знакомому из ГИБДД и сказала, что его преположения о выкупе машины сбываются. Он посоветовал мне не обнаруживать своих намерений, а согласиться на выкуп машины. Между тем оповестить оперативников о том, что у меня вымогают деньги. «Этих оборотней в погонах нужно ловить только таким образом - на месте преступления», – пояснил он. Я так и сделала.

В этот же день мы с дочерью примчались в РУБОП. Дежурный, выслушав нас, сразу же позвонил по телефону кому-то, и началась суета. Оперативники согласились на проведение оперативных действий именно таким образом и подробно инструктировав меня. Вечером, когда позвонил Александр, я уверила его, что готова выкупить машину, но в данный момент нет денег и на улице ночь.

Все происходило, как в кино. Звонки, которые поступали ко мне на мобильный, записала на диктофон.


ЗАХВАТ НА МЕСТЕ ПРЕСТУПЛЕНИЯ

Татьяна говорила по телефону Александру, что боится обмана. Но Александр уверенным голосом произнес, чтобы Татьяна не перживала, потому что он работает в полиции и ни за что не обманет, все по уговору: машина взамен на деньги. Сначала просили одну сумму. Но чуть позже на мобильный опять перезвонил Александр и с сомнением в голосе произнес: «Мы только что заглянули на «Фарпост» и увидели, что расценки на вашу машину гораздо выше. Так что берем за нее только 350 000 и ни рубля меньше. Если будете торговаться, - говорил Александр голосом, не допускающим сомнения, то завтра к обеду ваша машина пойдет на разборку или ее угонят в другой регион.

От такого цинизма Татьяна на несколько секунд оцепенела. Но продолжала играть свою роль в игре, задуманной РУБОПом. Вымогатели назначили встречу в районе Баляева.

Утром сотрудники РУБОПа подсоединили к ее телефону прослушивающие устройства, объяснив, что все, о чем она будет говорить с оппонентом, будет записано. Главное, как объяснили полицейские, она должна была разговорить своего собеседника, попросив пересчитать деньги, задать ему больше наводящих вопросов, чтобы собрать компромат на диктофонной пленке.

И вот Татьяна подъехала к назначенному месту встречи. Где-то в засаде сидели рубоповцы. Как и долговаривались, подошел собственно не Александр, а человек, посланный им.

Симпатичный молодой человек, нисколько не смущаясь, с улыбкой на лице подошел к машине и сказал:

– Я за денежками пришел....

Татьяна, стараясь задержать незнакомца у машины, начала с ним разговор:

– Вот я вас совсем не знаю, боюсь, как бы потом не возникло какого-либо непонимания, вроде того, что договаривались на одну сумму, а передали другую. Вы бы лично сами убедились, что все верно, сели в машину и пересчитали деньги.

– Да ну что вы, – улыбнулся во все лицо незнакомец, – я ведь тоже в полиции работаю, ничего такого не произойдет.

Молодой человек пересчитал деньги на всякий случай и произнес:

– Триста пятьдесят тысяч.... А у вас пакетика не найдется?

– Вы можете у меня даже сумочку забрать. Зачем она мне, если я и так вам такие деньги отдаю?

Потом Татьяна слышала топот и крики за спиной. Ее собеседник Б., посланный Александром М., бросил сумочку под ноги, желая освободиться от компрометирующего груза.

Но его повязали на месте. Участковый Александр М., очевидно, организовавший псевдовыкуп, видимо, был предупрежден, потому что полиция не могла найти его некоторое время. Очевидно, позаботились сообщники. Они, скорее всего, ожидали Б. где-нибудь рядом с местом встречи и поняв, что их разоблачили, скрылись с места преступления.

Но все-таки вскоре и Александр М. попался на крючок рубоповцев.


МНЕ ОТВЕТИЛИ: «ПРИЗНАКОВ ПРЕСТУПЛЕНИЯ НЕТ»

Операция прошла успешно. Оставалось принять меры, все-таки сотрудники полиции замешаны в этом. Сначала дело передали в ОРЧ собственной безопасности, потому как вымогательством и, очевидно, угоном, занимались сотрудники полиции. Никто из Управления УМВД не устроил шума и скандала из такого события – все тихо легло под сукно, чтобы никто не слышал и не знал?

И только Татьяна, которая не хотела мириться с тем, что преступники работают в органах, не давала никому покоя. Потом Татьяне Вороновой объяснили, что сотрудниками полиции вплотную займется Следственный комитет по Первомайскому району. С того самого дня (с апреля 2011 года) Татьяна не может добиться возбуждения уголовного дела в отношении полицейских-вымогателей.Она обивает пороги Следственного комитета по Первореченскому району, но ничего не двигается с места: ей не давали постановления об отказе в возбуждении уголовногог дела, дело то приостанавливают, то вновь возобновляют следствие.

Но совсем недавно Татьяна Воронова все-таки получила ответ от прокуратуры Приморского края об отказе в возбуждении уголовного дела по основанию, предусмотренному п. 2 ч. 1 ст. 24 УПК РФ, за отсутствием состава преступления. Неужели вымогательство денег не является преступлением? Особенно если речь идет о стражах порядка, которые должны действовать согласно закону, а они, вымогая деньги, заявляют потерпевшей, что все будет честно и даже нисколько не стесняются этого?

Как стало известно со слов проверяющих, М. и Б. объясняют все очень просто: они имеют доступ к базе угнанных машин и потому решили пошутить. Якобы они разыграли женщину. А они сами чисты, как будто ангелы, потому что никакую машину не угоняли и о месте ее нахождения ничего не знают. Подразумевается, если бы не рубоповцы, то М. и Б., получив выкуп за машину, скрылись бы в неизвестном направлении, оборвав всякую связь с Татьяной и ее дочерью, а машину бы не вернули, если они не знают о месте ее нахождения?

Полицейские полагают, что таким образом можно шутить?


МАШИНА НАЙДЕНА, НО ДОКАЗЫВАТЬ ПРАВО НА НЕЕ ТОЛЬКО ЧЕРЕЗ СУД?

Не менее удивительная история случилась и с машиной. В один из дней, приехав на рынок, который находится на Спортивной, Татьяна увидела свою машину, но только с другими номерами. Пока не появилась хозяйка авто, она подошла к машине и осматрев ее еще раз, убедилась, что машина ее. Но вот появилась какая-то женщина, которая направилась к машине. Татьяна уже успела сообщить, сотруднику ДПС, который стоял неподалеку, что машина предположительно числится в угоне. Конечно, новая хозяйка устроила скандал, выкрикивая, что приобрела машину и ничего не знает. Сотрудник ДПС осмотрел машину и сказал, что очевидно номера не так давно меняли, судя по наличию набитой планки, похоже, машина действительно угнанная.

То обстоятельство, что новая хозяйка машины уверяла, что в аварию не попадала, укрепило догадки сотрудника ДПС. У хозяйки автомобиля на руках имелась даже ПТС.

В настоящее время машина находится на арест-площадке. Эксперт Левченко, который проводил техническую экспертизу путем высвечивания, определил, что ранее на машине был установлен номер, принадлежащий именно Татьяне Вороновой. Поставить на учет угнанную машину можно только незаконным способом. Тем не менее, машину каким-то образом поставили на учет в городе Уссурийске. Татьяне Вороновой никто машину не отдал, несмотря на то что это ее машина. Сказали, что необходимо устанавливать принадлежность машины через гражданский суд.

Адвокат Татьяны Вороновой говорит:

– Мы возмущены тем, что дело волокитят: то приостанавливают, то вновь возобнавляют расследование. Именно поисками угонщика занято на данном этапе следствие.

Следствие занято поисками угонщика. Но как-то полицейские предостерегли Татьяну Воронову: «Будьте осторожны. Хотят угнать машину у вашей дочери».

– Откуда в таком случае у полиции такие сведения, если они не могут найти угонщика моей машины? – удивляется Татьяна. – А когда я позвонила в следственный отдел, мне ответили, что машина еще числится в угоне. Я вообще ничего понять не могла. Машина вроде бы найдена и стоит на арест-площадке.


КАК РАСПРАВЛЯЮТСЯ С ПОЛИЦЕЙСКИМИ-ОБОРОТНЯМИ?

Кстати, я заглянула на сайт ОВД. Оказывается, после многих проверок УМВД и прокуратуры М. повысили. В настоящее время он носит звание капитана полиции. Как высоко ценит «достижения» своих сотрудников УМВД: раньше звезды падали на погоны тем, кто сражался в боях, получал раны и увечья, а теперь для этого не нужно глотать пыльный воздух и падать в горящем самолете?

Начальник РУБОПа Костенко Сергей Сергеевич, который осуществлял захват сотрудников полиции М. и Б., подтвердил, что все происходило 13 ноября 2011 года именно так: Б. задержан при вымогательстве, а М. чуть позже. Кстати, Татьяна очень благодарна рубоповцам, которые помогли ей разоблачить вымогателей.

– Одного из сотрудников попросили уйти из полиции, а другой по-прежнему работает участковым, – сказал С.С. Костенко.

Следователь Анастасия Величко отказалась давать комментарии по поводу следствия по уголовному делу об угоне машины. А вот ее коллеги из ОВД и следственного комитета оказались более разговорчивыми.

Валентин Смирнов из ОРЧ собственной безопасности УМВД на мой вопрос, каким образом наказали полицейских М. и Б., ответил:

– Да мы им таких х.. надавали... Конечно, наказали. У них и раньше возникали проблемы на службе, поэтому, не беспокойтесь, наказали.

– Но я посмотрела у вас на сайте, одного из них, М., повысили в звании, – сказала я.

– Но ведь не в должности, а в звании. А это совсем разные вещи... А вот Б. уволили точно, – ответил мой оппонент.

– Я слышала, что его попросили уйти по собственному желанию.

– Ну, главное, знаю точно, он больше не работает в полиции, – оптимистично говорил мой собеседник. Вот только мне стало немного грустно.

Может быть, повысить в должности и звании – совсем разные вещи, но все дело в том, что повысили, а за что? За вымогательство денег? Столько проверок, столько нервов и вот тебе... Видимо, за подвиги нашей доблестной полиции, пошел на повышение... И уволить по собственному желанию или с «черной меткой» за превышение должностных полномочий – совсем разные вещи. С такой меткой в полиции потом не устроишься, а если по собственному желанию, так без проблем можно просто перейти на другое место работы, но тоже в полиции.

Секретарь в Следственном комитете соединила меня по связи непосредственно с Юрием Сергеевичем Олесиком, у которого все это время находились материалы проверок по сотрудникам полиции Б. и М..

– Идет проверка ОВД по Приморскому краю, решение еще не вынесено, – ободряет меня Ю.С. Олесик (в то время у меня уже имелся на руках ответ от Приморской прокуратуры, где черным по белому было написано, что в возбуждении уголовного дела в отношении М. и Б. отказано по причине отсутствия состава преступления. – прим авт.) Один из сотрудников уже не работает в ОВД, – сказал Олесик.

– А второму присвоили звание? Пошел на повышение? – спросила я.

– Ну это же не мы принимаем решение о повышении в звании, а УМВД России по Приморскому краю, мы просто проводим проверки.

После такого ответа, полагаю, не удивительно, что УМВД России защищает оперативников, которые, по сведениям многих лиц, пытают людей в ОРЧ-4, причем, один из них в настоящий момент содержится под стражей (по другим деяниям).

Так кто же чернит честь и достоинство УМВД?

Источник