Мусульманский федеральный округ


Год назад в "Независимой газете" появился информационный вброс о готовящемся переформатировании южнороссийских округов по советскому типу. Но подтверждения делом не последовало. Политологи вспомнили, что еще в 2009 году, когда институт полпредства уже был признан малоэффективным, предпринимались попытки вернуться к экономическим макрорегионам, но поддержки центра эта идея не получила.

Тем не менее эксперты продолжают возвращаться к опыту советского государства. На днях гиперсионист и лоббист черкесских интересов Авраам Шмулевич снова предложил вернуть Астрахань, Калмыкию и Волгоград в Поволжье, а остатки ЮФО объединить с СКФО, за исключением трех мусульманских республик - Дагестана Чечни и Ингушетии. Они меньше всех напоминают Россию, там почти нет русских, сильны исламские традиции и хуже всего работают привычные методы управления.  

С такой постановкой вопроса в корне не согласен вице-президент Академии геополитических проблем, дагестанец Деньга Халидов. Он полагает, что гиперсионист вряд ли будет "беспокоиться о  судьбе России и ее части". А беды СКФО зависят не от границ округов, а от эффективности органов власти. "Институты власти заражены бациллами серьезных болезней, которые 20 лет никто не лечил, и ситуация приобрела признаки хронической болезни системы управления и в Ставропольском крае, и в республиках Северного Кавказа, и в полпредстве, - пояснил свою точку зрения Деньга Шахрудинович в комментарии корреспонденту "Большого Кавказа". - Сидит в полпредстве человек, который назначен по линии МВД "смотрящим" за функционированием правоохранительных структур, и чем они занимаются? В Дагестане в коррупции всё и вся, система разложена. У меня документы, экспертные справки от Независимого профсоюза работников полиции и прокуратуры Дагестана. Там полностью надо убирать верхушку МВД, поставить нормальных людей. Думаю, и в других республиках СКФО надо так сделать. Требовать от всех выполнения функций, а административные границы - это лишние головные боли, это ложная постановка проблемы некоторых больных людей".

Ростовский эксперт, директор Центра системных региональных исследований и прогнозирования ИППК ЮФУ и ИСПИ РАН Виктор Черноус, напротив, на протяжение всего периода существования СКФО был его противником и сейчас считает, что создание округа было ошибкой. "Образование СКФО было привязано к проблеме Олимпийских игр, чтобы отрезать "горячие" регионы от Краснодарского края, чтобы легче было формировать позитивный имидж. Это дало результат прямо противоположный, потому что обострило черкесский вопрос. Адыгские народы - кабардинцы, черкесы и адыги  - оказались разрезаны между двумя округами, при том, что Международная черкесская ассоциация пропагандирует консолидацию всех этих народов в единую адыгскую общность", - отметил в разговоре с корреспондентом "Большого Кавказа" политолог.

Но еще более серьезным последствием выделения СКФО, по мнению Черноуса, стало формирование макрорегиональной северокавказской идентичности.  "Когда был создан ЮФО в первом варианте, он стимулировал создание южно-российского варианта российской идентичности. Процесс шел успешно, и это фиксировали все социологические исследования, - подчеркнул он. - Северокавказская макрорегиональная идентичность оказалась как бы между российской идентичностью и кавказской. Прежнее руководство Грузии это активно использовало, выдвигая кавказскую идентичность, которая включает Южный и Северный Кавказ, как альтернативу российской. Это запустило такие деструктивные механизмы, которые обострили межнациональные отношения на Северном Кавказе, между кабардинцами и балкарцами, черкесами и карачаевцами".

Программы развития Северного Кавказа, запущенные при создании округа, тоже принесли спорный эффект. "Они подстегнули коррупцию, экономический бандитизм, который по существу сращивается с радикально-исламистскими бандформированиями, с администрациями. Упор на поддержку экономически эффективных собственников привел к тому, что собственность концентрируется в руках узких групп, а с учетом того, что  в сознании народов Северного Кавказа территории носят характер этнической собственности, это приводит к обострению между различными этническими группами. Туристический кластер резко меняет стоимость земли, и начинается борьба с ориентацией на силовые механизмы".

Виктор Черноус считает, что лучше всего было бы вернуться к тому ЮФО, что существовал до появления СКФО. "Экономическая мощь Краснодарского края, Ростовской Волгоградской, Астраханской областей могла бы быть использована для подъема Северного Кавказа. Это восстановило бы тренд формирования российской идентичности и успокоило русское население Ставропольского края", - считает эксперт. Но он отмечает, что до Олимпиады никаких административных изменений лучше не проводить, а после федеральный центр вряд ли пойдет на попятную, признав тем самым свою ошибку.

Что касается идеи выделения Чечни, Ингушетии и Дагестана в особый округ, то, по мнению Виктора Черноуса, "если исходить из интересов целостности России такое решение является абсурдным". "Это будет фактически шагом по выталкиванию Северо-Восточного Кавказа, - уверен он.- В Дагестане очень сложная ситуация по всем индикаторам.  Сепаратистские настроения нарастают. В Чечне и Ингушетии ситуация иная.  Это все решаемые управленческие вопросы, которые упираются в общероссийские проблемы, но имеют кавказскую специфику. Если развивать эту логику, то лучше восстановить  то, что было в СССР - Северо-Кавказский район. С Кубанью и Ростовом. Калмыкия всегда занимала промежуточное положение. А Астрахань и Волгоград, если смотреть шире, входят в Черноморско-Каспийский регион. И они в дополнение к Кубани и Ростову они усиливают влияние Российской Федерации на свою северокавказскую окраину".

Источник