Ставрополь: рэкетиры ходят вокруг мечети


Война за веру. Или против?

«Экстра» обжаловала отказ в Арбитражном суде, который в феврале 2011 года подтвердил, что «доводы о строительстве мечети носят лишь предположительный характер». Администрации пришлось вернуть «Экстре» отозванное разрешение, и работы на объекте закипели с новой силой. Ну, а по городу поползли домыслы: дескать, на выезде из Ставрополя и впрямь строится мечеть. А в причудливом архитектурном облике здания угадывали культовые черты (признаться, бизнес-центр и впрямь подозрительно смахивает на мечеть).

Ну, а застройщик и мэрия продолжали обмениваться судебными «копьями». Сначала «Экстра» потребовала от города возместить ей упущенную выгоду в размере 9 млн. рублей, понесенную из-за вынужденного простоя техники. Чиновники же в ответ «влепили» компании иск о сносе бизнес-центра. Правда, теперь вместо предположений о строительстве мечети там стоит другое основание: мол, в здании превышена разрешенная высота подвала (3 метра вместо указанных в проекте 1.8 метров).

Конфликт приобрел еще и политический оттенок. В начале февраля на планерке в краевой думе неожиданно для всех вопрос о строительстве мечети поднял единоросс Михаил Кузьмин. По его инициативе думцы обратились в краевую прокуратуру с требованием провести проверку ООО «Экстра» и ее строительного объекта. Правда, надзорники, выезжавшие на место, ничего крамольного не нашли, но все равно внесли на имя директора компании «Предостережение о недопустимости нарушения закона».

Грабят награбленное


Откуда же вообще поползли слухи о «мусульманской» стройке в Ставрополе?! Если разобраться, ситуация связана с банальным переделом прибылей. Упомянутые уже «Экстра» и «Став-Стар» входили в бизнес-империю Аслана Каракотова – некогда богатейшего человека не только в самом Ставрополе, но, пожалуй, и в крае.

Ему принадлежали, в частности, агропромышленные холдинги «Добрая воля» и «Северо-Кавказский агрохим» (это ряд сельхозпредприятий в Арзгирском, Петровском, Александровском и других районах края).

Был у Каракотова и девелоперский бизнес: он приятельствовал с бывшим главой городской администрации Игорем Бестужевым, получая от него выгодные земельные участки. В частности, Каракотов вознамерился построить гостиницу посреди сквера все на том же проспекте Кулакова. Это вызвало мощнейшее возмущение городской общественности, в дело включилась прокуратура – и от губительных планов по строительству гостиницы «агро-олигарх» отказался.

Увы, сейчас о бизнес-империи Аслана Каракотова можно писать только в прошедшем времени – «Северо-Кавказский агрохим» и «Добрая воля», после мучительного банкротства, почили в бозе. О том, кто из конкурентов удачливого олигарха приложил к этому руку, ходят разные слухи. Известно, например, что в сфере девелопмента в Ставрополе Каракотов и его люди жестко конфликтовали с другой влиятельной бизнес-группой, объединившейся вокруг холдинга «ЮгСтройИнвест».

«Полуофициальным» лоббистом интересом «ЮгСтройИнвеста» в краевых эшелонах власти и был единоросс Михаил Кузьмин. Так что его неожиданное появление в истории со строительством «мечети», если вдуматься, было вовсе не таким неожиданным.

Равно как и странные судебные движения, начатые администрацией города. Типичный, короче говоря, шел передел собственности – как метко выразился российский премьер, «грабят награбленное». Ну, а поднятая волна народного гнева: дескать, в Ставрополе нелегально строят мечеть –должна была просто прикрыть всю эту подковерную борьбу за собственность.

В общем, искусственно подогреваемый конфликт вокруг «виртуальной мечети» продолжает тлеть уже почти целый год, подпитываемый исламофобскими настроениями населения. Ситуация стала своего рода лакмусовой бумажкой – насколько уживчиво и терпимо общество в Ставрополе. Увы, тест оказался отрицательным – строительство мечети в какой бы то ни было точке города большинство населения (да еще и политики!) восприняли в штыки.

Ну, а самыми несчастными в этой постыдной истории оказались мусульмане Ставрополя (по подсчетам имама Расула Ижаева, не менее пяти тысяч человек), которые до сих пор не имеют собственного культового сооружения. Ведь теперь городские власти, всерьез напуганные историей с «виртуальной» мечетью, вряд ли дадут разрешение на строительство мечети реальной.

Источник