Бинбанк, «Открытие», «Югра»: что дальше?

Главные вопросы о банковском рынке

Утром 20 сентября стало известно, что собственник Бинбанка попросил Центробанк о санации. Слухи о проблемах банка ходили давно – в последний месяц из него начали забирать деньги государственные компании, обычные вкладчики также закрывали вклады. Днем ЦБ заявил о выделении Бинбанку средств для поддержания ликвидности, но решение по санации еще не принято.

В этом году у банковского сектора – череда крупных проблем: отзыв лицензии у банка «Югра», входившего в топ-30 по величине активов, крупнейшая в истории санация «Открытия» (7-е место по активам), которому ЦБ выделил 1 трлн руб. У каждого банка – своя история, но беспрецедентные масштабы операции по спасению кредитных организаций вызывают массу вопросов, главный из которых: что не так с российскими банками?

Как собственники довели свои банки до краха?

В последние годы российские частные банки оказались в не самом завидном положении. В розничном бизнесе их теснят госбанки – за 2016 год их доля выросла с 58 до 62%. Качественных корпоративных заемщиков на рынке все меньше, и кредитовать их все рискованней, говорит аналитик рейтингового агенства АКРА Кирилл Лукашук.

В сложившейся ситуации у частных банков остается не так ⁠много вариантов для ведения бизнеса. Многие видели возможность заработать в поглощении ⁠и санации проблемных ⁠банков. Недобросовестные банкиры могут использовать санацию как ⁠предлог, чтобы перевести свои проблемные активы на ⁠баланс санируемого банка, но даже для ⁠ведущего честный бизнес игрока санация – довольно привлекательное мероприятие: тут и дешевые кредиты, которые выделяет на спасение ЦБ, и увеличение клиентской базы за счет санируемого банка.

Но санатору легко ошибиться – недооценить масштаб проблем в банке.

В истории с Бинбанком можно увидеть все перечисленные обстоятельства. Аналитики обращали внимание на то, что банк кредитовал высокорискованую строительную отрасль, а также выдал кредит санируемому «Рост банку» на 563 млрд руб. Глава Бинбанка Микаил Шишханов признался ТАСС, что «не рассчитал бизнес-силы» при санации «Рост банка» и МДМ банка.

Миллиардер Михаил Гуцериев, пытаясь спасти ситуацию, в мае этого года вернулся к управлению банком и требовал от менеджмента распродать непрофильные активы. По сообщениям Reuters, принадлежащая Гуцериеву группа «Самфар» тоже продавала недвижимость для поддержки Бинбанка.

Причины проблем «Открытия» схожи: агрессивное развитие за счет покупки «Росгосстраха» и санации банка «Траст». Банк переоценил свои возможности и недооценил проблемы в «Трасте», предполагает главный эксперт «Интерфакс-ЦЭА» Алексей Буздалин. Прибыльный банковский бизнес, построенный по классической схеме «привлек деньги населения – отдал кредиты бизнесу» сейчас выстроить трудно, полагает он.

Банк «Югра», лишившийся лицензии этим летом, например, активно кредитовал структуры собственников: на такие кредиты приходилось не менее 80% портфеля банка. Сейчас дыра в его капитале, по оценкам ЦБ, достигает 86 млрд руб.

Может, банковским бизнесом в России вообще невыгодно заниматься?

Этот бизнес по-прежнему привлекательный, но в последние годы рынок стал намного сложнее и конкурентнее, говорит Данилов. Общая прибыль банковского сектора в прошлом году составила 930 млрд руб., но, по данным Альфа-банка, львиную ее долю – 90% – заработали госбанки.

Напуганные громкими отзывами лицензий, люди предпочитают нести деньги в государственные банки, а частным банкам приходится завлекать вкладчиков высокими ставками, которые потом надо отбивать, кредитуя либо собственников, либо высокорисковые проекты, и такая модель не может долго быть устойчивой. «Мелкие частные банки будут продолжать падать из-за невозможности конкурировать с крупными, – говорит Данилов. – С другой стороны, в системе слишком много банков – почти 600 штук. Так что это естественный процесс».

В то же время многие банки изначально создавались для того, чтобы обслуживать и кредитовать связанные с владельцами компании, а не ради прибыли от «классического» банковского бизнеса. Теперь, когда ЦБ стал это активно пресекать, собственникам уже незачем поддерживать банк, считает управляющий директор по банковским рейтингам «Эксперт РА» Станислав Волков.

В заявлениях ЦБ говорится об огромных средствах, выделяемых на спасение банков. Это может привести к росту инфляции?

Теоретически, да, на практике – вряд ли. Например, если говорить про «Открытие», то ЦБ добавил банку ликвидность взамен межбанковских кредитов. Если бы другие банки, получив назад эти деньги, начали бы использовать их для кредитования, инфляция бы выросла. Но в таких случаях используется механизм стерилизации – ЦБ позволяет другим банкам размещать у себя депозиты по ставке, близкой к базовой, забирая таким образом избыток ликвидности с рынка, поясняет старший директор группы по анализу финансовых организаций Fitch Александр Данилов. «Это управляемый процесс», – говорит он.

Владельцы лопнувших банков несут какую-то ответственность?

Соблазн использовать банк для кредитования своих проектов довольно велик: ответственность для собственников лопнувших банков наступает не так уж часто.

В большинстве случаев это грозит всего лишь дисквалификацией – в «черном списке» ЦБ, куда входят собственники, топ-менеджеры и некоторые другие сотрудники лопнувших банков насчитывается 6700 фамилий. К денежной или уголовной ответственности привлечено только несколько сотен из них. Остальные не смогут занимать высокие должности в других банках или владеть более чем 10% их акций в течение десяти лет. В некоторых случаях дисквалификация может быть пожизненной – если в суде удастся доказать, что кредитную организацию обанкротили преднамеренно.

По данным АСВ, сотрудники и собственники более 20 проблемных банков скрываются за рубежом, а из 1,5 трлн руб., которые требует АСВ от банкиров, реально взыскать удалось около 2%, свидетельствуют данные Агентства за 2016 год.

Впрочем, ситуация с «Открытием», Бинбанком и «Югрой» – иная: в их случае речи не шло о хищениях или выводе денег. Плачевная ситуация, в которой оказались эти кредитные организации, – следствие плохих решений менеджмента и/или неблагоприятной ситуации в экономике.

Может так получиться, что в России почти не останется частных банков? Чем все это грозит банковской системе?

Частные банки не исчезнут совсем, но их доля в бизнесе еще сократится, говорит Волков.

В июле начал работать Фонд консолидации банковского сектора. Теперь санатором будет выступать сам Центральный банк, а в капитал санируемого банка будет входить государство. Скинуть проблемный банк на государство – хорошая возможность, и Шишханов в прошлом году называл ее «очень своевременной», потому что на рынках есть «эффект акционерной усталости».

«Открытие» стало первым банком, который санирует ЦБ: не менее 75% «Открытия» теперь принадлежит государству. В дальнейшем ЦБ обещает продать свою долю, но покупателем тоже скорее всего будет госбанк, поскольку крупнейшие банки в России – государственные. Об интересе к этому активу уже заявил ВТБ.

Доля госбанков по активам в прошлом году дошла до 53%, и с новым механизмом будет продолжать расти. Вице-президент Moody’s Ольга Ульянова предполагает, что более мелкие банки, вдохновленные примером Бинбанка тоже начнут обращаться в ЦБ с просьбой о санации.

Россия в этом смысле может пойти по пути Казахстана, считает Буздалин из «Интерфакс-ЦЭА» – в 2007 году власти этой страны были вынуждены национализировать весь банковский сектор, но после санации банки были вновь выставлены на приватизацию.

Анастасия Якорева, Александра Киракасянц

Источник: «Republic»