Частный музей в Риге

Какие вопросы возникают к собранию Петра Авена

Председатель совета директоров Альфа-банка Пётр Авен купил здание в центре Риги, в котором решил открыть музей, где будет выставлена и уникальная коллекция русской живописи начала 20 века. Но каким образом Авен вывез шедевры из России и нет ли среди них "спорных" картин, которые исчезли при трагических обстоятельствах?

Об этом - расследование "Новых Известий".

Будущий музей Петра Авена в Риге
Фото:https://rus.jauns.lv/

ОЧЕНЬ ПРЕДУСМОТРИТЕЛЬНОЕ РЕШЕНИЕ

жемчужины из его коллекций «нуждаются в достойном обрамлении», и подыскивал помещение для музея. И его, наконец, нашли в Риге на ул. Валдемара, д. 19.

Сам Пётр Авен рассказал, что Латвия - родина его деда, а его семья проводит здесь много времени.

«И я надеюсь, что задуманный музей, его постоянная экспозиция и выставки, проводимые в нём, внесёт значимый вклад в латвийскую культурную жизнь, сделает Латвию более узнаваемой в мире и повысит к Латвии и Риге туристический интерес», — заявил Пётр Авен.

Позже Авен заявил РБК, что инвестиции в музей составят $4 млн., но это, разумеется без стоимости картин и рисунков. Ведь известно, что в его владении находится портрет Велимира Хлебникова, написанный Михаилом Ларионовым в 1910 году, шедевры Константина Коровина, Петра Кончаловского, Марка Шагала, Василия Кандинского, Бориса Кустодиева, Роберта Фалька, Ильи Машкова и Аристарха Лентулова... Как напоминает РБК, в 2020 году Forbes оценивал стоимость коллекции не менее чем в $500 млн.

Картина Александра Древина "Газели"
Решение о создании музея в латвийской столице более чем предусмотрительное со стороны совладельца Альфа-банка. Дело в том, что с февраля этого года в прибалтийской республике действуют поправки, внесенные в Уголовный кодекс. Согласно этим изменениям, государство в лице главы Департамента национального наследия имеет право проверить любую коллекцию искусства и потребовать подтверждения происхождения каждого предмета, включая договоры на куплю-продажу.

Президент Рижской ассоциации коллекционеров Янис Упмалис говорит:

"В Латвии человек может приобрести такие предметы, но их нельзя вывозить за пределы Латвии. Для экспорта они должны быть оценены специальной государственной комиссией. Стоимость получения или отказа в получении такого разрешения составляет 38 евро за каждую единицу. С другой стороны, если я закажу антиквариат из Франции, Италии, Германии, Польши, Литвы, он будет доставлен мне без проблем в течение трех дней. Это означает, что мы, латвийские коллекционеры, больше не можем конкурировать с коллекционерами из европейских стран. Нам запрещено делать практически все».

Александр Древин. Пейзаж. 1923-1924 годы
Фото:Из коллекции П.Авена
От греха подальше коллекционеры либо прячут свои богатства и продают их заграницу, либо, как Петр Авен, открывают частные музеи. К ним таких претензий Уголовный кодекс не предъявляет.

Здесь можно было бы поставить точку и порадоваться за граждан Латвии и туристов, которые станут посетителями частного музея и вживую увидят шедевры русского искусства наряду с латышскими коллекциями Петра Авена. Однако ряд деталей проекта наводят на неудобные для коллекционера вопросы.

"НЕХОРОШИЙ" ДОМ

По словам Авена, который провёл в Риге последние пять месяцев из-за пандемии COVID-19, покупка была спонтанной (выделено нами - ред.), потому цена здания оказалась выше рыночной. И, возможно, по этой причине покупатель не вдавался в историю особняка.

Депутат Рижской думы Мирослав Митрофанов (Русский союз Латвии) рассказал РИА Новости, что рад новому музею, однако... это здание в годы нацистской оккупации Латвии использовалось местными пособниками гитлеровского режима.

"В 1941 году в нём была штаб-квартира местной нацистской организации – Pērkonkrusts. В июле 1941 года там обитали палачи команды Арайса, уничтожавшие еврейскую общину Риги. Непосредственно в самом здании на улице Вальдемара в тот период массово мучили и расстреливали людей. Я не знаю, как можно найти деликатное решение, уважительное к памяти жертв нацизма. Надеюсь, специалистам Авена удастся это сделать", — сказал Митрофанов.

Александр Древин. Вечер. Урал. 1927 год
Фото:Из коллекции П.Авена

Pērkonkrusts ("Громовой крест") — латышская националистическая и антисемитски ориентированная организация с нацистской идеологией. Была создана в 1930-е годы и насчитывала около 5 тысяч человек, отмечает издание "Спутник". Возможно, что в современной Латвии "крестоносцы" не являются военными преступниками, но еврейская община уж точно другого мнения. Поэтому Петру Авену придётся искать аргументы в пользу своего выбора.

СТАТЬЮ В УК НИКТО НЕ ОТМЕНЯЛ

Александр Древин. Армения. Электростанция. 1935 год
Фото:Из коллекции П.Авена
Вывоз огромной художественной коллекции предстоит объяснить и в России. Лево-патриотические силы уже оценили планы Авена в самых нелицеприятных формулировках. Так, например, РИА "Катюша" отмечает:

"Один из легендарных членов ельцинской "Семибанкирщины", занимавший, по версии журнала Forbes, в 2020 году 23 место в списке богатейших граждан России с личным состоянием в $4,6 млрд... начал тихий вывоз ценностей из России в страну НАТО. По «чистой случайности» он активизировал вывоз с приходом к власти Байдена и чёткой стратегии США на развал России... И означает это одно из двух: либо он знает, что нашу страну ждут потрясения и дерибан, либо услышал, что будет чистка «семьи», и начал вывозить то, что государство может вернуть."

Неприятности по поводу вывоза картин и объектов культуры у сильных мира сего бывали и раньше. Так, бывшего вице-премьера и председателя правления "Газпром-медиа" Альфреда Коха обвинили в контрабанде картины Исаака Бродского в 2014 году. Экс-чиновник утверждал, что это подделка. После второй экспертизы по заказу ФСБ работа была признана подлинной. В сентябре 2015 года Кому было предъявлено обвинение в контрабанде. Через полгода Альфред Кох был объявлен в международный розыск. Его обвиняют по статье 226.1 УК о контрабанде оружия, взрывчатых веществ, ядов, а также редких животных и предметов, имеющих культурную ценность для страны. Она предусматривает наказание от трех до семи лет лишения свободы и штраф.

Отберёт ли государство активы бывших и нынешних олигархов - большой вопрос. Но в коллекции Петра Авена, как подозревают искусствоведы, могут быть весьма "токсичные" активы.

Внучка А.Древина и Н.Удальцовой Екатерина Древина с сыном Петром. 1978 год
Фото:Архив Е.А.Древиной

ТРАГЕДИИ СЕМЬИ ДРЕВИНЫХ

Александр Древин. Пейзаж с белым домом (Дом у дороги). Алтай. 1931 год
Фото:Из коллекции П.Авена

Говоря журналу "Форбс" об экспонатах будущего музея, Авен заявил следующее:

Вероника Стародубова. Надежда Удальцова. Портрет Вероники
Фото:Из архива Е.А.Древиной
«Буду показывать и живопись, и фарфор, и керамику, и майолику Врубеля. Обязательно Древина с Удальцовой. Александр Древин — по сути самый важный латышский художник».
"У меня там (в будущем музее - ред.) представлен в первую очередь один выдающийся художник — Александр Древиньш. Он более известен как Древин, поскольку с 19 лет жил в России. В латвийских музеях его картин почти нет. Он погиб в тридцатые годы почти при таких же обстоятельствах, что и мой дед. Тогда шла массовая охота на латышей. Так что для меня это в чём-то и личная история. Но то, что в Латвии почти нет его картин, большая беда". - сказал Авен в интервью "Снобу".
Стоит уточнить, что в Государственном музее Латвии работы Древиньша есть, и они доступны для посетителей.
Начиная с 70-х годов прошлого века, картины и графика Александра Древина и его жены Надежды Удальцовой активно экспонировались в СССР и за границей. В 1977 году - на выставке из собрания Г. Костаки в Дюссельдорфе, в 1979-ом - 90-летие художника было отмечено его персональной выставкой в Русском музее в Ленинграде, затем - в музее Гугенхайма в Нью-Йорке (1981—1982), на выставках: «Семь русских художников. 1910—1930» в Кёльне (1984), «Искусство и революция» в Токио, Будапеште и Вене (1987—1988), «Русский авангард» в Хельсинки (1988), «Художники группы „Тринадцать“» в Москве (1989) . В 1991-ом г. в залах ЦДХ планировали выставить свыше 300 произведений двух мастеров (выставка не состоялась, был издан только каталог). В 2003-ем большая персональная выставка Древина была организована в Третьяковке, где было показано около 80 картин мастера из коллекций Третьяковской галереи, Государственного художественного музея Латвии, Русского музея, музеев Тулы, Новосибирска, Орла, из собрания семьи художника...

В 1930-е годы Александр Древин попал в опалу. Помогало художнику латышское культурно-просветительское общество «Прометей», которое заключило с художником несколько договоров и давало деньги. Многих членов «Прометея» посадили в 30-е годы, во времена сталинского террора не уберегла судьба и Александра Древина – в 1938 году он был арестован и расстрелян на печально известном Бутовском полигоне за «контрреволюционную деятельность». Его картины и рисунки удалось сохранить только потому, что его жена - художница Надежда Удальцова выдала его работы за свои.

Александр Древин. Две купальщицы. 1930-1931 годы
Фото: Из коллекции П.Авена
Что не удалось сделать сталинским палачам, случилось в 2010 году – из-за семейных драм картины Александра Древина и неизвестное количество листов его графики пропали.

После смерти сына Александра Древина – Андрея – в 1997 году на семью обрушился шквал смертей. Сначала погибает самый младший Древин – восьмилетний Илья, правнук Андрея. В 2007 году при странных обстоятельствах скончался внук Андрея Пётр. В семье остаются три женщины – вдова Андрея Вероника Стародубова, его дочь Екатерина Древина и вдова его внука Петра, Екатерина Древина-Васильева. Часть наследства художника Александра Древина находится в квартире на Мясницкой улице, где и жили Александр Древин и Надежда Удальцова, другая часть - в доме в Брюсовом переулке, где жила вдова Андрея Вероника Стародубова и Андрей Древин, сам известный скульптор.

Вероника Стародубова страдала в конце жизни болезнью Альцгеймера, поэтому её дочери пришлось переехать к матери и ухаживать за ней. Надо сказать, что семья не жила за счёт продаж картин художников, и Вероника Стародубова, и Екатерина Андреевна были достаточно обеспеченными людьми. Вероника Васильевна писала книги о французской культуре и до 2008 года работала старшим научным сотрудником института искусствознания Академии Художеств. Но все коллекционеры, белые и чёрные, а также дилеры, торгующие русским авангардом, знали, какое богатство хранится в этих двух домах.
Среди женщин семьи Древиных согласия не было, особенно, между матерью погибшего Петра и его вдовой. После его смерти невестка не пускала его мать в квартиру на Мясницкой. Отношения и так были непростыми, а после смерти сына они и вовсе расстроились. В 2010 году драма достигает своего апогея: при очень странных обстоятельствах мать Петра попадает в психиатрическую клинику. Вдова внука переезжает к бабушке и блокирует все контакты между вышедшей позже из клиники Екатериной Древиной и Вероникой Стародубовой. Константин Ясиновский, муж Екатерины Древиной, который вытащил её из психушки, и в квартире которого она поселилась, когда идти ей было некуда, вспоминает в интервью "НИ":

- 28 апреля произошла моя эпохальная встреча с Екатериной Викторовной Васильевой, бывшей женой Петра Древина. Я обратил внимание, что из квартиры выносят мебель. До этого я видел, что в двери выломаны замки, вместо одного из них был вставлен новый. Увидев, что рабочие выносят мебель, я зашёл в квартиру. Посреди комнаты была свалена груда вещей. Васильева объяснила мне, что она планирует сделать ремонт, с Вероникой Васильевной увидеться нельзя, так как у неё, по словам дамы – Альцгеймер. Она же сообщила, что Екатерина Андреевна никогда не вернётся из психиатрической клиники, якобы с врачами это оговорено, а она – единственная наследница, Екатерина Древина. Картины ещё висели на своих местах. Мне удалось попасть в квартиру ещё один раз, в самом начале мая. Живопись, которая раньше висела на стенах, исчезла. Это было до подписания доверенности, которая, по словам нотариуса, была составлена 15 мая 2010 года.

Через несколько месяцев Стародубова умирает, и когда Екатерина Андреевна возвращается из больницы, она находит пустые стены своего дома..

Все эти обстоятельства должны были привести к исчезновению ценных работ. Так и случилось.

ГДЕ РАБОТЫ ДРЕВИНА?

Завещания или дарственной Вероника Стародубова не оставила, зато выяснилось, что у вдовы Петра Древиной (Васильевой) была генеральная доверенность. Стародубова страдала болезнью Альцгеймера, понимала ли она, что происходит, сказать сложно. Но в нашей стране всегда найдутся нотариусы, которые подтвердят что надо и когда надо. После возбуждения уголовного дела нотариус сказал, что на момент выдачи доверенности картин на стенах уже не было. Сама доверенность действовала с 15 мая 2010 года до смерти Вероники Стародубовой 28 июля 2010. Ни до выдачи доверенности, ни после смерти Екатерина Древина(Васильева) не имела права продавать работы Древина и Удальцовой. Такое право было только у внучки художников и её матери - Екатерины Андреевны и Вероники Стародубовой.

- Это были работы и Древина, и Удальцовой, и папки с графикой и эскизами. Картин Древина – 13, их обоих – около 20 картин. Ещё были три работы 18 – начала 19 века по линии Чоглоковых, предков Екатерины Андреевны по линии Надежды Удальцовой, - рассказывает муж Екатерины Андреевны Древиной Константин Ясиновский. Сама Екатерина Андреевна говорить обо всех этих событиях не может - слишком болезненная тема бередит и так слабое здоровье.

Александр Древин. Дмитров. 1924 год
Фото:Из коллекции П.Авена
По возбужденному в 2012 году уголовному делу, которое не закрыто до сегодняшнего дня, полиция конфисковала часть работ из квартиры на Мясницкой, где проживала вдова Петра Екатерина Древина (Васильева). Были изъяты картины, папка с графикой, овальный портрет предка, деньги... Только четыре года спустя Екатерина Андреевна Древина получила часть из картин и графических листов обратно.

- Я могу перечислить картины, которые пропали из Брюсова переулка. До последнего времени считалось, что неизвестна судьба 7 работ Древина: небольшая работа портрет сына Андрея, 1926 – 1927 года, работа, которая имеет два названия «Девушка (девочка) с полотенцем (Армения. Этюд», «Две косули» 1931 – 1933 года, «Барка»; ещё три работы, которые Васильева не так давно предъявила: жемчужина «Косуля в снегах», которую Вероника Васильевна называла «Ланочка», работа под названием «Кузница» и «Всадники», которая имеет второе название «В горах». На сегодняшний день она находится у госпожи Васильевой. - полагает Ясиновский.

Александр Древин. В избе. 1926
Фото: Из коллекции П.Авена
Кроме того, неизвестна судьба нескольких работ Надежды Удальцовой. Пропали два портрета жены Андрея Вероники Стародубовой, портрет сына Андрея, портрет внучки – Екатерины Андреевны в 10-летнем возрасте.
Беда в том, что исчезли картины не только из Брюсова переулка, но и с Мясницкой улицы. Но уголовное дело заведено только по факту кражи в Брюсовом.

- Детский портрет Екатерины Андреевны работы Удальцовой был на выставке в 2014 году с экспертизой Зелюкиной. Кстати, Зелюкина в 2014 году делала экспертизу «Портрета внучки», зная уже точно обо всей истории похищений. Мы подавали гражданский иск, но чёткого ответа не получили. Галерея виляет, говорит, что не знает, где документы, соответственно, мы не можем понять, кому сейчас принадлежит работа. А с «Портретом семьи художника» удалось выяснить, что она принадлежит коллекционеру Сергею Александрову. - говорит Ясиновский.

Екатерина Древина-Васильева очень много лет хранит молчание и отказывается от каких-либо интервью. Она продолжает жить в квартире на Мясницкой, принадлежащей её бывшей свекрови, и никакие решения суда или приставы не могут заставить её съехать. Екатерина Андреевна Древина вот уже 15 лет не может попасть в дом, в котором жили её знаменитые дед и бабушка.

КОЛЛЕКЦИИ, ЭКСПЕРТИЗЫ, МИНКУЛЬТ...

В 2015 году в Риге прошла выставка работ русского авангарда из коллекции российского миллиардера и собирателя искусства Петра Авена. Каталог выставки готовила искусствовед, сотрудник Третьяковской галереи Татьяна Зелюкина, уроженка Каунаса, закончившая школу в Риге. Там же готовится к открытию частный музей Авена, где будут выставлены и работы Древина.

Рассматривая каталог выставки, Екатерина Андреевна и Константин Давыдович Ясиновский обнаружили около двух десятков работ, которые висели в квартире на Мясницкой. В каталоге указано, что до 2008-2009 годов они находились в семейном собрании. В то время Екатерина Андреевна уже жила со своей больной мамой в Брюсовом переулке, а её сын погиб в конце 2007 года. Ясиновский говорит:

- Я хочу подчеркнуть, что в каталоге, который мы обсуждаем, под всеми работами, за исключением вышеперечисленных, описана их конкретная история – продано автором, продано сыном художника или получено из такого-то источника. Те работы, о которых мы сейчас говорим, комментируются либо просто «Петр Авен», либо указывается, что до 2008 года они хранились в семье художника. Очевидно, что после смерти Петра работами торговала госпожа Древина (Васильева), не имевшая на это никакого юридического права..

Запрос "Новых Известий" П.О.Авену
Одна из работ в каталоге «В избе» Александра Древина была в собственности фигуранта уголовного дела Юрия Юдина.

- У него были расписки как на большие работы, так и на графику. Расписки подтверждают факт передачи работ от Васильевой к нему, затем он сдавал работы в Третьяковку на экспертизу для возможного приобретения. Оказывается, он и до Авена дошёл. Сейчас эта картина в коллекции Авена. - уверен Ясиновский.

Запрос "Новых Известий" в Министерство культуры
Искусствовед, сотрудник Третьяковской галереи, автор каталога выставки коллекции Петра Авена в Риге в 2015 году Татьяна Зелюкина с возмущением отвергает всё, о чём говорит Константин Ясиновский. И «супружеского стажа» ему не хватает, чтобы говорить об истории семьи Древиных, и о том, что кому принадлежит. И мы задаем неудобные и неправильные вопросы:
- Вас интересуют только эти вопросы! Вас не интересует то, что коллекция сохранена, что она есть, и что ею любуются и дорожат ею. Вас это не интересует. Вас начинают интересовать какие-то непонятные стороны. Подкопы различного порядка.
- Нас интересует, как художественные ценности попали в Ригу.
- Да что Вы говорите! Вы бы ещё поинтересовались, как Малевич попал в Лондон при Советской власти! Прямо такие любопытности идут! Прямо замечательно!
- Вы поддерживаете контакты с вдовой Петра Древина, Екатериной Васильевой?
- Не отвечу Вам. Без комментариев.
Нас и наших читателей интересуют все моменты этого запутанного дела: куда исчезли картины одного из самых выдающихся деятелей авангарда? На каком основании часть работ попала в Ригу? И надолго ли эти работы покинули пределы России?
Эти же вопросы мы задали Петру Авену. Представитель «Альфа-банка» Михаил Дьяков пообещал передать наше письмо в аппарат Авена, но ответов мы так и не получили.
Три недели назад мы обратились в Министерство культуры, которое выдаёт разрешение на вывоз картин, которые относятся к национальному достоянию, из страны. Сотрудница пресс-службы Мария Иванова приняла запрос и пообещала дать ответы в установленные законом сроки – через 7 дней. Но ответов мы ждём до сих пор.
Вместо этого в редакцию позвонил другой сотрудник Министерства культуры и, не представляясь, начал выяснять, что нас конкретно интересует, и какова тема нашего материала. Он тоже пообещал ответить на наш запрос, только не уточнил, когда. А вопросы остаются:
На каком основании работы Древина покинули Россию?
Речь идёт о временном вывозе, или работы вывезены навсегда?
Уплачены ли полагающиеся по закону пошлины, если, по оценке Форбса, стоимость живописи составляет полмиллиарда долларов?
А главное, кто и как принимал решение о вывозе коллекции национального значения?
Для любой коллекции важен не только провенанс – происхождение картины и описание всех законных владельцев. Любая некрасивая история, не говоря уже об уголовном деле, заведённом против продавца, и подозрения в неправомочности продажи хотя бы одного звена в цепочке владения бросают тень на всю коллекцию. Это знает любой коллекционер мирового уровня.
И ещё – Ван Гог тоже был голландским подданным, однако некоторые работы, хранящиеся в частных коллекциях во Франции, считаются французским достоянием и к вывозу за границу запрещены.
И даже если, как говорит искусствовед Зелюкина, работы Древина были спасены, а они действительно попали в значимое собрание русского авангарда, это не означает, что они должны быть вывезены из России. В какой-то момент общее благо становится выше частной собственности. Это в первую очередь относится к произведениям искусства.

Так что "НИ" не теряют надежды получить ответы от Петра Авена и Министерства культуры. Пусть даже и сильно запоздалые...

Сергей Львов, Елена Иванова, Наталья Сейбиль

Источник: "Новые Известия"