Форменный разбой: экс-прокурора судят за налет на родную бабушку

Пенсионерка скончалась от полученных увечий

Следственный комитет завершил расследование разбойного нападения на пожилую жительницу Карачаево-Черкессии. По версии следствия, в дом женщины забрались ее внук Дмитрий Кравченко и его предполагаемый сообщник Петр Спивак. Целью преступников были сбережения пенсионерки, около 100 тыс. рублей. Ради денег они не остановились и перед убийством женщины. Шоком для республики стал тот факт, что на момент преступления Кравченко занимал должность прокурора по надзору за исполнением федерального законодательства. Подробности и загадки расследования — в материале «Известий».

О завершении расследования резонансного преступления в отношении Спивака и Кравченко СКР сообщил 24 июля.

«Они обвиняются в зависимости от роли каждого в совершении преступлений, предусмотренных ч. 3 и п. «в» ч. 4 ст. 162 УК РФ (разбой, совершенный с незаконным проникновением в жилище, и разбой, совершенный с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшему), п. «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ (убийство из корыстных побуждений)», — говорится в сообщении на сайте ведомства.

Согласно официальной версии, в ночь на 3 мая 2017 года предполагаемые соучастники забрались в домовладение пожилой жительницы Черкесска на улице Привокзальной с целью хищения денег.

«В ходе совершения разбойного нападения Спивак совершил убийство женщины, которое не охватывалось умыслом другого соучастника разбойного нападения — Кравченко», — сообщает следствие.

Гордилась внуком

За сухими данными из официального релиза скрывается настоящая человеческая трагедия. Речь идет, как считает следствие, о возможном преступлении внутри семьи. Внук, высокопоставленный сотрудник надзорного ведомства, якобы знал о том, что у родственницы дома хранится солидная, по меркам региона, сумма сбережений в наличных и предложил в мае 2017 года своему знакомому Спиваку ночью забрать деньги, проникнув в жилище. На момент визита незваных гостей пенсионерка спала, но от шума проснулась. Чтобы не оставлять свидетеля в живых Спивак, как считает обвинение, забил ее до смерти. Следствие не доказало умысел Кравченко на убийство. Однако, исходя из квалификации, внук также участвовал в избиении жертвы.

Задержать подозреваемых удалось лишь в ноябре 2017 года. Вскоре после этого Кравченко был уволен из органов прокуратуры, а расследование передали из местного отдела СКР в ГСУ СКР по СКФО.

Расследование затянулось больше чем на два года. Вероятно, это было связано с тем, что изначально бывшему прокурору вменяли не только разбой, но и убийство родственницы.

О самом Кравченко известно немногое. «Проживает с матерью и младшим братом, ранее до задержания работал в прокуратуре республики, зарекомендовал себя исполнительным работником, по месту жительства и работы характеризуется положительно. Ранее к уголовной ответственности не привлекался», — говорится в судебных документах. Известно, что Кравченко сначала был помощником прокурора Хабезского района республики, затем старшим помощником, участвовал в арбитражных и гражданских судах. Около пяти лет назад его карьера пошла в гору. Уже после совершения им преступления, в конце июня 2017 года, его имя упоминалось региональными СМИ в позитивном контексте в связи с его работой в прокуратуре.

Известно также, что бывший прокурор сознался в содеянном во время следствия. В частности, во время обжалования избрания меры пресечения в апелляционной инстанции Верховного суда Республики Северная Осетия — Алания защита Кравченко в своем ходатайстве сообщила суду о том, что он «сразу после задержания дал чистосердечные показания». Речь, вероятно, шла о признании в совершении разбойного нападения, тогда как участие в убийстве экс-прокурор отрицал. Стоит отметить, что Кравченко содержится в СИЗО в Северной Осетии, там же, чтобы соблюсти принцип беспристрастности, обжалуются процессуальные действия. Тем не менее дело будет слушаться в Верховном суде Карачаево-Черкессии.

Источники, знакомые с ситуацией, сообщили, что между погибшей и ее внуком были доверительные отношения. За разбой с проникновением в жилище бывшему прокурору грозит до 12 лет колонии (ч. 3 ст. 162 УК РФ).

Альтернативная версия

В стройную версию следствия о банальном преступлении из корыстных побуждений не вполне укладывается важная деталь — статус одного из фигурантов расследования. Далеко не все местные жители поверили в то, что некогда уважаемый в республике человек, мелькавший на местном телевидении, в СМИ и нередко выступавший с докладами перед коллегами на совещаниях разного уровня, пошел на такое преступление.

Недоверие следствию высказывалось в том числе открыто — после ареста возле регионального управления Следственного комитета проходили пикеты в поддержку Кравченко. Сторонники бывшего прокурора утверждали, что его заставили под давлением взять на себя вину за преступление, которое он якобы не совершал.

Любопытно, что потерпевшим по делу проходит родной брат обвиняемого. Он не являлся на значимые судебные разбирательства, в ходе которых защита обжаловала действия следователей.

Иван Петров

Источник: "Известия"