Где «мегасвалки», там и «мини-МСЗ»

Кто и как будет рулить мусором половины Татарстана?

Восточную зону РТ отдали компании «Гринта», за которой могут стоять интересы федеральной «Мехуборки» и местного нефтетрейдера Ирека Салихова.

Компания «Гринта» в июле без конкуренции победила в конкурсе минстроя РТ, став оператором по обращению с отходами для половины республики. В течение трех лет ей предстоит построить гигантские комплексы в Елабуге и Лениногорске, куда будут свозить мусор всего Закамья и юго-востока. При этом, вчитавшись в документацию, «БИЗНЕС Online» обнаружил там и «установки для термического обезвреживания отходов». «Проглотят» ли это местные жители, большой вопрос — тот же Леонид Барышев по-прежнему против.

Таинственная «Гринта»

Ни стихийные референдумы, ни петиции уже не уберегут елабужан от страшилки в виде строительства в их районе межмуниципального полигона (ММП) твердых коммунальных отходов (ТКО). В июле скандал 2016 года реанимировал завершившийся конкурс на определение единого регионального оператора по обращению с ТКО в Восточной зоне Татарстана. Реализовывать этот проект, а также в целом выстраивать систему обращения с отходами на половине территории республики предстоит никому доселе не известной компании «Гринта», выигравшей безальтернативный конкурс минстроя РТ.

Кто именно вложит деньги в мусорную инфраструктуру востока республики, на сегодняшний день тщательно скрывается. Проще всего было бы предположить, что за проектом стоит «Мехуборка» — два года назад холдинг готов был инвестировать около 2,4 млрд рублей в партнерстве с брокерской группой «Алор», да и историческая связь «Гринты» с «Мехуборкой» просматривается отчетливо.

Более того, холдинг сегодня активно участвует через дочерние компании в аналогичных конкурсах на статус регоператора как минимум в 8 субъектах Федерации. Об этом пресс-служба группы сообщает на официальном сайте «Мехуборки»: к июлю холдинг выиграл тендеры в Нижегородской, Пензенской, Псковской областях, Республике Башкортостан и Забайкальском крае, заключив соглашения на 3,4 млрд рублей годового оборота. В иных регионах конкурсная кампания еще продолжается.

Гендиректор «Гринты» Светлана Ярлыченко ранее возглавляла ООО «Камвторполимер» — обе организации были созданы практически одновременно на производственной базе «Мехуборки» в Челнах, сразу после выхода скандального проекта елабужского ММП в публичную плоскость. Первыми учредителями «Гринты» при ее создании в 2016 году были Ильнур Хузин (50%) — нынешний директор и учредитель «Камвторполимера», Дмитрий Серебренников — член совета директоров «Мехуборки», собственно ООО «Мехуборка групп», Нафися Аглямова и Мунавир Гимазетдинов — гендиректор известной в Челнах строительной фирмы «Подряд» и участник нескольких обществ из группы «Мехуборка». Собственно, и сама «Гринта» два года назад называлась недвусмысленно — ООО «Мехуборка-Прикамье».

По данным на конец 2017 года, в фирме работал один сотрудник. Тем не менее еще в 2016-м компания получила лицензию Росприроднадзора на обращение с отходами, а в феврале 2018 года ее переоформила. Тогда же, кстати, в Роспатенте был зарегистрирован логотип «Гринты» в цветах флага Татарстана — компания явно хочет работать на рынке именно под этим именем.

Тем не менее гендиректор «Гринты» Ярлыченко связь с «Мехуборкой» категорически отрицает, не уточняя, откуда молодая компания намерена черпать ресурсы под проект ценой в несколько миллиардов. По словам директора, проросшие из холдинга корни ее организации обрублены — «Гринта» не имеет больше даже неформальных связей с федералами, не говоря уж о юридических.

В августе 2017 года единственным собственником «Гринты» стал некто Сайфуддин Нуров. В других юрлицах он ранее засвечен не был, поэтому человека, которого формально теперь можно считать одним из «мусорных королей» Татарстана, сложно считать опытным бизнесменом.

Первое лицо группы «Мехуборка» в Татарстане Ролан Шамсутдинов устранился от комментариев, как и соучредитель первой версии «Гринты» Гимазетдинов, который ответил, что пока на эту тему говорить рано.

В Татарстане «Гринта» к моменту торгов, согласно конкурсной документации, арендовала полигон, сортировочный комплекс, спецтехнику и некое муниципальное имущество. Сортировка размещается в «ЭкоТехноПарке», принадлежащем Поволжской экологической компании (ПЭК). ПЭК, напомним, близка к Сергею Петрову — сыну руководителя приволжского управления Ростехнадзора Бориса Петрова. Эта компания пыталась подмять рынок ТБО еще до «Мехуборки», но под давлением негативного общественного резонанса утратила инициативу. Инвестором и бенефициаром регоператора могла бы выступать и ПЭК (тем более что «Гринта» зарегистрирована по тому же адресу в Челнах — Автосборочный проезд, 29/63), однако Петров в разговоре с корреспондентом «БИЗНЕС Online» столь же однозначно ответил: «К сожалению, компания не наша. Чья она, мы не знаем».

Из нефтетрейдеров в сборщики мусора?

В среде посвященных бытует другая версия происхождения регионального оператора. Собеседники «БИЗНЕС Online» называют бенефициаром проекта депутата Госсовета РТ Ирека Салихова. В республике 39-летний Салихов известен в первую очередь как удачливый нефтетрейдер, владелец АО «Ядран-Ойл». Прошлым летом, к примеру, Салихов выиграл тендер «Почты России» на трехгодовую поставку топлива стоимостью 11,9 млрд рублей, оттеснив давних федеральных партнеров заказчика. Кроме того, Салихов входит в комитет Госсовета по экологии и природопользованию.

Получить подтверждение версии от самого Салихова «БИЗНЕС Online» не удалось — как пояснил помощник депутата Айнур Камалиев, Ирек Фаритович пока в отпуске, а кроме него информацией такого характера никто не владеет. В пользу его кандидатуры говорит размер кошелька — структуры депутата вполне могут потянуть проект объемом в несколько миллиардов. За прошлый год «Ядран-Ойл» показал выручку на уровне 16 млрд рублей с чистой прибылью 52 миллиона. Компания работает в 6 регионах России, но в основном поставляет татарстанскую нефть за рубеж, кроме того, развивает в Поволжье сеть заправок Shell по франшизе. Лично Салихов за 2017 год задекларировал годовой доход в 33 млн рублей, его супруга добавила в семейный бюджет еще 1,9 млн рублей. Известно также, что депутат инвестирует в самые разные сферы (развивает сеть быстрого питания «Тюбетей») и, возможно, имеет активы в Турции. Немаловажный актив Салихова — хорошие отношения с руководством республики.

Отметим, что изначально на конкурс заявилось две компании — «Гринта» и некий нераскрытый участник из Уруссу. По словам одного из экспертов отрасли, Владимира Васева, занятого на рынке вторичных драгметаллов, участников могло быть больше, если бы конкурсная документация была доступнее.

«Я знаю интересантов, которые желали если не поучаствовать в конкурсе на регионального оператора, то для начала посмотреть условия тендера, — так они просто не смогли его найти. Где размещена конкурсная документация, как можно было ее отыскать? Игроки рынка вот не смогли этого сделать», — утверждает Васев. Корреспонденту «БИЗНЕС Online», правда, понадобилась не более пяти минут на поиск тендера, однако и уруссинский участник перед торгами снял свою заявку. По словам непосредственного участника торгов Ярлыченко, представитель уруссинской компании просто забрал свой конверт после вопроса председателя комиссии о том, не желает ли кто отозвать заявку.

Таким образом, «Гринта» осталась единственным претендентом, конкурсная комиссия, оценив соответствие компании критериям отбора, отдала ей мандат регоператора. Остается вопрос: почему загадочная компания из Уруссу сдалась без боя? В этом смысле стоит, наверное, отметить, что и у Салихова имеется бизнес в этом поселке городского типа — его ООО «УПНМ» добывает здесь нерудные материалы.

Что построят на 2 миллиарда?

Кем бы ни был загадочный бенефициар «Гринты», ему предстоит провернуть огромный объем работы, которая намечена в территориальной схеме. Согласно ей, объекты будут вводиться поэтапно до 2026 года (статус регоператора закрепляется до 2028 года включительно). Перечислим их. Межмуниципальных полигонов (ММП), подобных елабужскому, в республике должно быть построено пять –— и уже к 2022 году. Елабужский, рассчитанный на 500 тыс. т ТКО в год с общей вместительностью 10 млн. т, самый крупный. Он будет обслуживать автоград и 10 районов: Агрызский, Елабужский, Мамадышский, Менделеевский, Нижнекамский, Заинский, Сармановский, Актанышский, Мензелинский, Тукаевский. Вторым по мощности должен стать полигон в Лениногорском районе: 400 тыс. т в год, вместительность — 8 млн тонн. Дислокация его, правда, пока не стопроцентна — обсуждается еще вариант с Черемшанским районом, чтобы не мешать нефтяникам. Эти два полигона относятся к Восточной зоне, где в общей сложности располагается 22 муниципальных района и городской округ Набережные Челны. Остальные три ММП пропишутся в Верхнеуслонском, Арском и Алексеевском районах.

Каждый полигон к моменту сдачи должен быть укомплектован мусоросортировочным комплексом (МСК), всего их построят 6, так как один прикрепляется к мусоросжигательному заводу (МСЗ) в Зеленодольском районе — второй точке общественного напряжения в Татарстане. К МСЗ под Казанью прилагается полигон промышленных отходов для захоронения золы и шлака. Последними, в 2026 году, должны быть сданы экотехнопарки — опять же строиться они будут рядом с полигонами, то есть в пяти районах Татарстана.

Инфраструктура помельче включает в себя строительство мусороперегрузочных станций — к 2022 году их должно насчитываться 41, включая две действующие, плюсом возможно строительство одного железнодорожного терминала. Сбор ТКО будет осуществляться следующим образом: мусоровозы собирают груз, который на муниципальной станции перегруза (в Восточной зоне их будет 21) пересыпается с уплотнением в машины побольше и уходит либо в Набережные Челны на сортировочную станцию «Мехуборки», которой еще предстоит модернизация до завода (то есть в проекте холдинг так или иначе участвует), либо прямиком к поселку Малореченскому, на елабужский ММП. Здесь мусор после сортировки отправится или на захоронение, или на переработку в технопарк.

К 2035 году доля отсортированных отходов по плану составит 99%. Из них половину должны занимать извлеченные вторресурсы. В населенных пунктах в ближайшие 7 лет будет установлено 32 тыс. контейнеров для раздельного сбора, рассчитанных на опорожнение раз в трое суток, и еще 64,1 тыс. штук для ежедневного вывоза. Вторсырье можно будет сдавать и на специализированные пункты приема — 122 стационарных и 43 передвижных. За счет них власти надеются частично сдержать рост тарифов. Действующие полигоны ТБО должны быть окончательно выведены из эксплуатации к 2033 году. В настоящее время по Татарстану в государственный реестр объектов размещения отходов (ГРОРО) внесено 49 полигонов и еще 27 всевозможных хранилищ и шламоотвалов.

Общая стоимость услуг регоператора за 10 лет работы, согласно расчетам, представленным в конкурсной документации, составляет 26,9 млрд рублей — такова предельно допустимая валовая выручка «Гринты» за весь срок соглашения. Однако цифра, по словам Ярлыченко, не окончательная — чтобы утвердить ее, тарифный комитет должен прежде дать ряд согласований проектной документации. Торги выиграны именно на эту сумму, но «Гринте», как говорит ее директор, еще предстоит найти золотую середину между качеством услуг и их ценой — читай, тарифами для населения. Единый тариф предложит комитету сам регоператор, но предельная планка устанавливается субъектом Федерации, причем не только для регоператора, но и для каждой организации, с которой «Гринта» заключит договор подряда, и по каждому виду деятельности — отдельно. Определенная торгами норма доходности для «Гринты» пока составляет 13,21%.

По объему инвестиций определенности пока нет, так как нет готового инвестпроекта. Единственное, со слов Ярлыченко, известно, что инвестировать «Гринта» намерена собственные и привлеченные средства, пока она предложила отталкиваться от порядка цифр, предложенных ранее «Мехуборкой» (2,4 млрд рублей), хотя территория покрытия инфраструктурой выросла почти вдвое. Вероятно, регоператор не останется и без бюджетных субсидий — они предусматриваются терсхемой, как отчисления федерации субъектам из экологического сбора по действующим госпрограммам, пропорционально численности населения в регионе.

Авторы терсхемы пока оценили расходы «Гринты» на инфраструктуру примерно в 2 млрд рублей. В 1,3 млрд рублей обойдутся два мусоросортировочных комплекса, причем елабужский ценой в 602 млн выйдет даже дешевле лениногорского. Полигоны, по предварительным расчетам, будут стоить 270,4 млн рублей в Елабуге и 216,3 млн в Лениногорске. Термические установки обойдутся в 20 млн рублей, по 10 млн на каждый технопарк. Сами технопарки — по 5 миллионов на каждый полигон и т. д. Дополнительные деньги понадобятся для рекультивации отслуживших свалок, которая по всему Татарстану, включая Западную зону, обойдется в 2,9 млрд рублей

Несмотря на близкий старт инфраструктурных проектов, скорых изменений в политике обращения с отходами ждать не стоит. Работать «Гринта» обязана строго в соответствии со схемой, подписанной в марте премьер-министром РТ Алексеем Песошиным, а насколько успешно — покажет только время. Непосредственно обслуживать население продолжат действующие игроки, разница лишь в том, что теперь они обязаны заключить договора с «Гринтой» на любую регулируемую деятельность, то есть обработку, обезвреживание и захоронение ТКО.

В Челнах, к примеру, с потребителями сегодня работают 9 юрлиц — МУП «Челныкоммунхоз» (включая «Горкоммунхоз»), а также 8 ООО: «Спецэкотранс Челныкоммунхоз», «ПЭК-Набережные Челны», ПЭК, «ЭкоПодряд» (входит в структуру «Мехуборки»), три «Чистых города» с идентификаторами А, К и Ц, ну и «Мехуборка». В целом по Татарстану предприятий и ИП, имеющих лицензию на работу с отходами, насчитывается 349 — часть их уйдет под крыло «Гринты», другая часть будет работать с западным регоператором, который определится в этом месяце.

По словам Ярлыченко, ее компания открыта для ответственных партнеров. «Что касается сбора и транспортирования ТКО, то эти работы налажены практически во всех регионах Восточной зоны и будут только улучшаться, — говорит она. — Наша задача – обеспечить качественный сбор и вывоз ста процентов отходов. Следующее звено единой цепи — обработка ТКО. И здесь одна из задач регоператора — обеспечить максимальное извлечение вторичных компонентов из всей массы отходов. Решение этой задачи невозможно без внедрения раздельного сбора отходов и не просто внедрения, а доступности раздельного сбора каждому жителю нашей зоны ответственности. Далее предстоит строительство современных мусоросортировочных комплексов с использованием передовых мировых технологий и методик. Цепочка замкнется с помощью перерабатывающих вторсырье предприятий – резидентов экотехнопарков. Неутилизируемая часть ТКО будет подлежать захоронению на современных межмуниципальных полигонах ТКО, удовлетворяющих всем современным природоохранным, экологическим, санитарно-эпидемиологическим требованиям и стандартам. Согласно терсхеме, современная инфраструктура обращения с ТКО должна быть запущена в течение трех лет».

Мусорные печи ждут не только Казань и Зеленодольск?

Впрочем, уже сейчас можно прогнозировать, что регоператору будет непросто заручиться поддержкой местного населения.

Некоторые аспекты в утвержденной территориальной схеме приобрели за прошедшее время новое звучание. В частности, сломанные копья вокруг строительства под Казанью мусоросжигательного завода заставляют внимательнее присмотреться к такой составляющей будущей инфраструктуры, как «установки для термического обезвреживания отходов».

Согласно прописанным в терсхеме плановым показателям, уже в 2022 году предполагается сжигание 33% всех твердых коммунальных отходов республики. Понятно, что цифру здесь делает МСЗ, однако установки функционально дублируют завод (официально он и именуется аналогично — объект по термическому обезвреживанию ТКО), и они прилагаются по одной к каждому комплексу «полигон-технопарк». В Восточной зоне таковых, напомним, будет два — в Елабуге и Лениногорске.

Основной целью использования термических установок идеологи проекта называют обеспечение тепловой и электрической энергией внутренних мощностей — нагрев воды, отопление и прочие нужды. В терсхеме этот факт преподносится как база для обоснования именно термического обезвреживания ТКО, а не какого-либо иного.

Это отчасти обусловлено нюансами законодательства. В территориальной схеме указано, что, согласно закону «Об отходах производства и потребления» №458-ФЗ, сжигание отходов к утилизации не относится, однако, в соответствии с директивой 75/442/ЕЕС, утилизацией является использование их как источника энергии. Таким образом, термические установки превращаются в утилизационные, даже если объем выработки энергии незначительный.

Аргументы в пользу этих «мини-МСЗ» схожи с теми, которые выдвигает инвестор «большой» мусорной печи в Зеленодольском районе. Авторы терсхемы пишут, что сжигание мусора позволяет сэкономить не только энергию, но и землю, выделяемую для полигонов, а также повысить долю «использованных и обезвреженных», то есть не захороненных, ТКО, что украшает статистику. Кроме того, как указывают авторы, не нужно жечь ископаемое топливо и выбрасывать парниковые газы. При планируемых температурах (выше 8500 °С) почти все вредные вещества разрушаются, а особо стойкие отсеиваются фильтрами или дожигаются. Шлаки, остающиеся после сжигания, можно безопасно хранить, объем их от первоначального объема ТКО сокращается в 10 раз, а в некоторых европейских странах этими шлаками даже мостят дороги и звукоизолируют стены. Рост тарифов на обезвреживание ТКО при сжигании предполагается нивелировать продажей полученной электроэнергии на внутреннем рынке Татарстана. Таков концепт, предложенный минстроем РТ.

Гендиректор «Гринты» Светлана Ярлыченко, общаясь с корреспондентом «БИЗНЕС Online», осторожно заявила, что в Восточной зоне речи о сжигании трети отходов не идет, да и сами печи еще под вопросом. Соответственно, мощность и производитель оборудования пока неясны, хотя несколько вариантов обсуждается. «Будут ли использоваться термические установки, станет понятно на стадии проектирования, — поясняет Ярлыченко. — Возможно, нам согласуют только газовое отопление. Проект будет создаваться после того, как нам выделят участок под строительство и он пройдет государственную экологическую экспертизу». В то же время на уровне слухов уже гуляют данные о том, что инвестор «Гринты» якобы закупает некие турбины у структур миллиардера Виктора Вексельберга.

«Руководитель района должен сам объявить жителям о том, как он их обманул...»

Вторая «горячая точка» — это разогретое еще при «Мехуборке» недовольство «мегасвалкой» в Елабуге. Напомним, впервые о перспективах строительства ММП в районе нынешнего Малореченского полигона, в 15 км от Елабуги, во всеуслышание заявил глава района Геннадий Емелянов. В декабре 2015 года он представил президенту Татарстана проект «Мехуборки», и это стало стартом длительного ожесточенного противостояния елабужан как с мэром, так и с Госсоветом РТ, в итоге поддержавшим концепцию.

Воспользовавшись моментом, оппозицию тогда возглавил заклятый друг Емельянова, совладелец группы «Эссен» Леонид Барышев. Организационно поддержав народное недовольство, Барышев сначала послал мэру «черную метку» в виде новогоднего видеообращения, обвинив его в пренебрежении интересами населения, затем у каждой стороны сформировался пул общественников. Потом дошло до жесткого троллинга в сетях, в результате которого Емельянов оказался антигероем федеральных новостей.

Основой и подпиткой для всех этих движений оставался проект ММП, по вопросу которого противники строительства пытались даже созвать народный референдум вместо обычных публичных слушаний. Тренд дышал почти год — к концу осени 2016 года Госсовет РТ дал отповедь на петицию Барышева, в которой автор пытался экономически оспорить дислокацию ММП в своем районе. После этого шум улегся — в основном благодаря отсутствию практических шагов и окончательных подписей под проектом, над которым все это время маячила вывеска «Мехуборки». Однако пауза возникла не от нерешительности — до старта проектантам так или иначе необходимо было дождаться окончательной редакции территориальной схемы обращения с отходами и выиграть статус единого регоператора.

Теперь этот этап пройден, проект по-прежнему в силе, верен себе и главный антагонист ММП под Елабугой. «Мое мнение не изменилось — со своим мусором мы разберемся, а чужого, с другой стороны Камы, нам не надо. Пускай Нижнекамск, Челны и иже с ними хранят его в другом месте, — заявил Барышев „БИЗНЕС Online“. — Если хотят, пускай перерабатывают у себя. Жители Нижнекамска и в частности Геннадий Егорович (Емельянов — глава Елабужского района, проживает в Нижнекамске — прим. ред.) не увидят с той стороны реки гору мусора, которую будем наблюдать мы, елабужане. Свалку очень хорошо будет видно семьям, которые получили участки как многодетные. У них и надо спрашивать, согласны ли они с таким распределением экологической нагрузки. Тот факт, что сейчас за спиной у жителей Елабуги без публичных слушаний и каких-либо согласований все-таки решился вопрос о типичном полигоне-мегасвалке, — это, конечно, плачевно. Я считаю, руководитель района должен сам объявить жителям о том, как он их обманул».

Тревогу испытывают и переработчики. Гендиректор ООО «ПромИндустрия» Николай Атласов, в частности, не уверен, что его специализация будет всерьез востребована новой системой. «Мы готовы работать, заинтересованы в объемах, но меня смущает фактическое отсутствие переработки в территориальной схеме, — поясняет Атласов. — Потоки ТКО, описанные в терсхеме, не позволят выбирать полезные фракции, все пойдет на полигон. Если мы говорим о глубине переработки, то начинать ее нужно с раздельного сбора мусора. Но, раздельно собрав этот мусор, будет ли оператор сотрудничать с нами? Будет ли он готов к самому раздельному сбору, если терсхема его не обязывает? Мне кажется, в лучшем случае он будет собирать только ПЭТ-тару, которая наиболее рентабельна».

Словом, вопрос о том, как теперь будет организовано обращение с отходами на половине территории республики, пока больше, чем ответов. В ближайшее время состоится аналогичный конкурс и для Западной зоны Татарстана, где наибольшие шансы на победу у инвестора МСЗ — «РТ-Инвеста», гендиректор которого, Андрей Шипелов, уже заявил о готовности вложить 3 млрд рублей в модернизацию системы переработки мусора. После этого и начнется реализация столь скандальной и противоречивой территориальной схемы обращения с отходами в Татарстане.

Влас Мысько

Источник: "Бизнес Online"