Генерал СКР внес коррективы в свое обвинение

Михаил Музраев дал развернутые показания на финальной стадии следствия

ФСБ завершила расследование уголовного дела в отношении советника по особым поручениям председателя Следственного комитета России (СКР) Александра Бастрыкина генерал-лейтенанта юстиции Михаила Музраева. Он обвиняется в том, что в бытность главой управления СКР по Волгоградской области организовал теракт в отношении местного губернатора Андрея Бочарова, которого хотел запугать и взять под свой контроль, а также в других преступлениях. Генерал вину категорически отрицает, считая свое уголовное преследование местью недоброжелателей. Его адвокаты утверждают, что в материалах расследования не имеется доказательств вины господина Музраева, а обвинение строится на оговоре.

Как стало известно “Ъ”, всю минувшую неделю Михаил Музраев давал подробные показания следователям ФСБ. Адвокаты обвиняемого Владимир Семенцов и Андрей Грохотов пояснили, что еще с января этого года неоднократно заявляли ходатайства о подробном допросе их подзащитного, однако безрезультатно. «Продолжительный и обстоятельный допрос состоялся только сейчас и занял фактически пять дней, протокол в общей сложности составил около 100 листов»,— сообщил “Ъ” господин Семенцов, особо отметив, что после изложения своей позиции Михаилом Музраевым защита заявила множество ходатайств — «о проведении допросов других лиц, очных ставок, истребовании доказательств, проведении экспертиз и пр.». Однако, как сообщил Андрей Грохотов, адвокаты получили от следователей «тотальный отказ». Защитники добавили, что, пока генерал СКР объяснял чекистам свою позицию, те трижды — 19, 26 и 30 октября — перепредъявляли ему обвинение в окончательной редакции, каждый раз «технически» уточняя детали своей версии событий. «Защита расценивает это как неуверенность и подтверждение необоснованности обвинительных версий»,— сказали представители Михаила Музраева. Сам генерал Музраев, который остается действующим сотрудником СКР, настаивает на том, что обвинение вообще построено на ложных показаниях бывшего директора Центрального рынка Волгограда Евгения Ремезова и его подельников, которых он «подвергал уголовному преследованию в установленном законом порядке».

Адвокаты заметили, что показания этих людей первоначально не содержали информации о Музраеве, но постепенно изменились после передачи уголовного дела в ФСБ в июне 2019 года.

2 ноября Михаил Музраев и его защитники приступили к ознакомлению с материалами уголовного дела, которое насчитывает около 70 томов. По словам адвокатов, за почти полтора года расследования принципиальных изменений в структуре предъявленного обвинения не произошло, а доказательств вины генерала не появилось. Бывшему руководителю волгоградского областного управления СКР инкриминируется руководство организованной группой, которая 16 ноября 2016 года совершила террористический акт (ст. 205 УК РФ) — поджог дома в Волгограде, где жила семья губернатора Андрея Бочарова. Кроме того, Михаил Музраев обвиняется в злоупотреблении должностными полномочиями (ст. 285 УК РФ) при расследовании уголовного дела в отношении предпринимателя Виталия Брудного в 2017 году. По версии следствия, генерал якобы устно требовал от подчиненных не привлекать бизнесмена к ответственности и не требовать его ареста. Хотя, как говорят адвокаты господина Музраева, Виталий Брудный и его подельники все же были задержаны по обвинению в покушении на убийство и предстали перед судом.

Также генерала СКР обвинили в незаконном приобретении и хранении боеприпасов (ст. 222 УК РФ) — патронов Mauser, которые были обнаружены при обыске у него дома при задержании.

Между тем источники “Ъ” отмечают, что коробки с боеприпасами были найдены в кабинете господина Музраева почему-то спустя несколько часов после начала обыска, когда в кабинете уже побывали понятые, а также кинолог со служебной собакой, которые ничего не обнаружили.

При этом патроны якобы лежали на подоконнике и были хорошо видны. В протоколе изъятия патронов было указано, что их нашли утром, хотя это произошло днем, и не было упоминаний об использовании видеосъемки при обыске. А запись с домашнего видеорегистратора исчезла. Кроме того, на патронах были обнаружены следы, но не господина Музраева. А проводить ДНК-экспертизу для проверки, не принадлежат ли следы кому-либо из участников обыска, следствие отказалось, тем самым не удосужившись проверить версию подброса.

Множество нестыковок видят представители Михаила Музраева и в версии следствия о его причастности к теракту. Напомним, дом семьи губернатора Андрея Бочарова был подожжен 16 ноября 2016 года четырьмя местными жителями, однако огонь был быстро погашен и вреда почти не причинил. По данным следствия, в организации преступления участвовал бизнесмен Евгений Ремезов, в свое время фактический глава Центрального рынка Волгограда. Именно это торговое предприятие решил вернуть в муниципальную собственность глава региона. После поджога исполнители до утра укрывались по соседству в доме бывшего руководителя МУП «Центральный рынок» Михаила Калачева, который в 2003 году подписал на выгодных для Ремезова условиях договор аренды рынка и осуществлял функции его руководителя вплоть до прихода Андрея Бочарова на пост губернатора.

Уголовное дело по факту поджога возбуждалось СУ СК по Волгоградской области при господине Музраеве, однако сейчас следствие считает, что генерал направлял расследование в нужное ему русло. Между тем защита утверждает, что Михаил Музраев, несмотря на то что многие тогда считали инцидент с возгоранием незначительным, с самого начала настаивал на возбуждении уголовного дела по особо тяжкой статье о покушении на убийство. Кроме того, адвокаты отмечают, что у генерала просто не было мотивов для организации теракта против губернатора, тогда как повод для мести был как раз у Евгения Ремезова, который потерял высокодоходный рыночный бизнес в результате политики Андрея Бочарова и по итогам множества судебных процессов. А между тем именно господин Ремезов и дал показания против господина Музраева. Более того, сам генерал Музраев не был знаком с бизнесменом Ремезовым, но зато был в хороших отношениях с Андреем Бочаровым. Глава областного управления СКР поддерживал политику губернатора, а подчиненные генерала проводили проверку условий аренды рынка, возбуждали и расследовали уголовные дела в отношении его руководителей. Как подчеркивают защитники, ситуацией с Центральным рынком Михаил Музраев заинтересовался именно по просьбе губернатора, проводившего на эту тему совещания с правоохранителями.

Сам генерал пояснял, что в ходе расследования поджога подозреваемыми стали именно господин Ремезов и ряд его знакомых, которых, как сообщал “Ъ”, привлекли к ответственности и осудили за другие преступления. «Мы будем настаивать на непричастности Михаила Музраева к теракту, отсутствии состава преступления по должностному преступлению и возбуждении уголовного дела за подброс ему патронов»,— заявили адвокаты Семенцов и Грохотов. Они добавили, что следствие не хочет принимать медицинские документы об ухудшившемся состоянии здоровья подзащитного, а также категорически не разрешает ему общение с родственниками. Так, на днях следователь не позволил генералу даже короткий телефонный разговор с 16-летней дочерью.

Сергей Сергеев

Источник: "КоммерсантЪ"