Голодный протест арестантов

В СИЗО Москвы опять голодают заключенные. Один из них — Алексей Магазейщиков — не ест с начала прошлой осени и похудел на 30 кг. Он едва говорит, почти не двигается. Сотрудникам тюремной больницы подопечного жаль, но принудительную «кормежку» начать не решаются

Издание «Московский комсомолец» разузнало, что заставляет осужденных голодать и почему монография о принудительном кормлении спровоцировала скандал во ФСИН.

Практически одновременно в больницу столичного СИЗО «Матросская тишина» попали два арестанта, которые объявили голодовку.Первому — Алексею Магазейщикову — 57 лет, весит он 52 килограмма. Бывшему детдомовцу и экс-участнику измайловской преступной группировки инкриминируют мошенничество. Вину он признает полностью и готов нести наказание, а «протестует желудком», стремясь защитить жену и ее престарелых родителей, которых также привлекли как сообщников. Голодает Магазейщиков с конца прошлого сентября, капельницы с глюкозой ставить не хочет, лишь пьет солевой раствор.

Второму — Александру Королеву — 27 лет. Голодовка сотрудника юрфирмы, получившего семь лет за похищение человека, длится более ста дней. Он протестует против приговора, не признает своей вины и полагает, что его оклеветали сговорившиеся потерпевший и следователь. Александр считает, что судимость для него хуже смерти – ведь работать после тюрьмы в ФСБ, куда он хотел устроиться, уже не сможет, с супругой развелся, маленькой дочке с таким прошлым у отца тоже придется непросто. Арестант похудел на 15 кг, плохо себя чувствует, но все еще надеется на пересмотр дела. Правозащитникам недавно стало известно, что Королева должны этапировать в тамбовскую колонию. Вот только доедет ли он туда в нынешнем состоянии?

Периодические голодовки заключенных случаются в каждом СИЗО. Кто-то таким образом протестует против решения суда и следствия, кто-то против условий содержания, кто-то просто хочет привлечь внимание к своему делу. Чаще всего отказ от еды длится дней 10-30, после чего одни начинают есть сами, других приходится убеждать с помощью членов ОНК или ведущего аналитика УФСИН Анны Каретниковой и ее команды «правозащитных тюремщиков».

К каждому протестанту, поясняют специалисты, нужен свой подход: кому-то достаточно сказать, что прокурора такими методами не вызвать, только здоровье угробишь, кому-то информацию его интересующую сообщить, а кого-то из-за того, что «крышу срывает» в психбольницу Бутырки отправляют, где в дело вступают психиатры и там уже не до голодовок.

Однако все это в случаях с Магазейщиковым и Королевым не сработает, и в здравой памяти они к тому же. Казалось бы, остается одно — кормить принудительно, но не все так просто.

В монографии о принудительном питании заключенных, изданной в прошлом году под редакцией главы академии ФСИН Крымова, говорится о том, что голодающих во избежание их смерти стоит кормить в принудительном порядке, вводя питательную смесь через зонд в пищевод или прямую кишку. После этого случился скандал. Ведь в Декларации всемирной медицинской ассоциации от 1992 года сказано, что кормить человека против его воли можно лишь в случае, когда он находится в бессознательном состоянии и ничего по поводу принудительного питания ранее не говорил. Впрочем, даже так, применение ректального метода — под запретом, а в монографии рекомендовано ставить питательные клизмы 1–2 раза в сутки.Некоторые правозащитники, ссылаясь на это, заявили, что книга подтверждает наличие принудительного питания в тюрьмах, которое больше похоже на пытку.

В руководящих кругах ФСИН от монографии тут же открестились, сказав, что со многим из того, что написано в книге, не согласны.

По словам замглавы ФСИН РФ Валерия Максименко, в пенитенциарной системе запрещено принудительное кормление, поскольку оно должно проводиться в под контролем большой медбригадой специалистов различного профиля, что возможно лишь в стационарах Минздрава. А не тюремных больницах. Поэтому о принудительном кормлении и речи быть не может, заверил Максименко.

В ведомстве рассказали, что смеси для поддерживающей терапии арестантов имеют в своем составе белки в цельном, негидролизованном виде (молочные, соевые), жиры в виде растительных маслел (подсолнечное, соевое, кукурузное и др.), углеводы — в виде мальтодекстринов (гидролизаты крахмала).

Михаил Петров

Источник: "Новый Взгляд"