Кому нужны временные госпитали в Москве — чиновникам или больным?

Несмотря на то, что пандемия в столице России пошла на спад, безудержное строительство временных госпиталей на выставках и катках продолжается

К концу мая в столице и области под временные госпитали переоборудуют 7 крупных торгово-выставочных и досуговых объектов. Стоимость работ и содержание госпиталей - тайна мэрии.

Это - концертный зал «Крокус Сити Холл», «Экспоцентр» на Красной Пресне, выставочные павильоны в парке Сокольники, павильон №75 на ВДНХ, ледовый дворец «Крылатское», парк «Патриот». Таким образом коронавирусные больные получат для долечивания 10 000 коек, оборудованных на скорую руку в неприспособленных ангарах. Эпидемиологический эффект мероприятия еще предстоит оценить. Но в московской мэрии под предлогом борьбы с пандемией, уже, похоже, состоялся «праздник двуручных пил».

Во сколько обойдется московским налогоплательщикам это удовольствие? Департамент капитального ремонта г. Москвы, под руководством которого разворачиваются временные госпитали, не раскрывает бюджетов, предпочитая поражать воображение размахом других цифр. В 75 павильоне ВДНХ - 1779 коек, Ледовый дворец в Крылатском – 1305, «Экспоцентр» на Красной Пресне -3130, конгрессо-выставочный центр «Сокольники» - 1230 коек…

Бюджет временных госпиталей держится в тайне отчасти потому, что финансирование некоторых из них будет возложено на владельцев (например, АТЦ «Москва» и Мультимедийном историческом парке «Россия — моя история» на ВДНХ), и они не хотят признаваться, как им выламывали руки. Но кто-то, как Араз Агаларов, хозяин «Крокус Экспо» в Подмосковье, считает за честь свое участие в благотворительной акции и охотно поделился с «Комсомольской правдой» предстоящими расходами. По его словам, госпиталь на 1100 коек обойдется ему в 900 млн руб., стоимость одной койки - около 818 тысяч. Сюда входят затраты на оборудование всей инфраструктуры больницы и вспомогательных помещений (в том числе пищеблока), плюс — 4400 комплектов белья, двойной комплект матрасов, одеял, подушек, а также халаты. В будущем затраты «на медицину» благотворителю компенсирует бюджет.

Источник, занимающийся медицинскими закупками, поделился с «НИ» другими расчетами. Реанимационная койка стоит 3–5 млн руб. (причем без смежного оборудования, без которого она в принципе мертва). Цена только одного аппарата ИВЛ — в среднем около 1,5 млн руб. Но помимо этого нужны аппарат ЭКГ, дефибриллятор, монитор, шприцевые насосы, пульсоксиметр, дыхательная аппаратура и пр. Если иметь полный комплект, цена реанимационной койки перевалит за 10-12 млн. «Простая» койка с подводкой кислорода, перфузором, пульсоксиметром, постельными принадлежностями и одеждой для больного стоит примерно 100–300 тыс. руб. Но для госбольниц цена обычно вырастает процентов на 30–40 %, — утверждает источник, поэтому выгоднее заказывать «голые» нереанимационные койки, а как врачу бегать с одним аппаратом ИВЛ на 100 больных, никого не волнует. По его данным, 90% коек во временных госпиталях будут оборудованы по минимуму, а оплачены по максимуму. Подтвердить или опровергнуть слова источника не представляется возможным – сайт госзакупок вообще не содержит сведений о расходах на госпитали. Видимо, идею торопились реализовать, пока не закончилась пандемия.

Объекты, выбранные для переоборудования во временные госпитали, во многом схожи: большое пространство, удобное расположение и возможность не тратить много времени на демонтаж внутренних конструкций. Решить вопрос с временным перепрофилированием удалось легко, рассказал заммэра Москвы по вопросам ЖКХ и благоустройства Петр Бирюков. «Все помещения, кроме торгового центра „Москва“, — это городская собственность, здесь мэр столица Сергей Собянин принял решение, и в течение суток площади освободили», — пояснил он. Как уломали АТЦ «Москва» не уточняется, но еще 10 мая на вопрос «НИ» начал ли на их территории действовать коронавирусный госпиталь, руководство сквозь зубы отвечало, что у них нет данных о строительстве госпиталя и никаких строительных работ они не ведут. Петр Бирюков утверждал обратное. Ему видней. Площадки для быстровозводимых инфекционных госпиталей готовят в течение двух–трех дней – «они будут из панелей, достаточно комфортные, с вентиляцией.Есть электричество, вода, тепло, все возможности, чтобы создать нормальное лечебное учреждение," – цитируем Петра Павловича, упоенного ролью главного по госпиталям. Когда отпадет нужда, их можно демонтировать, использовать в других целях: располагать в них общежития или спортивные комплексы для занятия различными видами спорта – переходит на любимого конька г-н Бирюков, не упуская из виду и новые эпидемиологические задачи.Для обеспечения работы временных госпиталей, по его словам, потребуется серьезное увеличение энергетической мощности, а также дополнительных систем обеззараживания и очистки стоков. При этом все 10 тысяч коек будут оборудованы необходимыми системами подачи медицинских газов, в том числе и кислородными аппаратами. Их планируется поставить и подключить в кратчайшие сроки. Для этого установят около 30 газогенераторных установок и обеспечат подачу 200 кубометров газа.

В каждой построенной больнице предусмотрен санитарный пропускник, предназначенный для мытья людей с одновременной дезинфекцией их одежды, белья и обуви. Например, в Крылатском его оборудуют 760 шкафчиками. Приемное отделение этого объекта будет состоять из 6 смотровых боксов, процедурного кабинета, зоны для работы врачей. Построят здесь и 12 уличных модульных пунктов первичного приема, отдельную зону выписки пациентов с душевыми кабинами и ординаторскую на 20 врачей.

В «Экспоцентре» на Красной Пресне масштабы работ больше, что объясняется площадью перепрофилируемого пространства. Под временный госпиталь отдадут 19 залов в 6 павильонах. Один из них приспособят для размещения служб социальной защиты и психологической помощи. Другой превратится в полностью чистую зону для работы персонала с устройством санитарного пропускника. Тут установят 800 шкафчиков, 48 санузлов с умывальниками и 73 душевых с герметичными дверными блоками и перегородками. Территория комплекса позволяет обустроить 14 приемных отделений с 33 смотровыми боксами и 8 процедурными кабинетам. Будет пять зон выписки пациентов, ординаторская на 210 врачей, лаборатория, 38 постов медсестер. Пунктов мойки и дезинфекции машин скорой помощи создадут три.

На ВДНХ приемных отделений будет два, они включают в себя 12 смотровых боксов, четыре процедурных кабинета и три зоны работы врачей, в каждой из которых единовременно могут работать до шести специалистов. Санитарный пропускник дополнят 1 189 шкафчиками и 53 душевыми кабинами. Еще два помещения предназначены для компрессорных и вакуумных станций. Предусмотрены две зоны выписки пациентов, они будут оборудованы душевыми и туалетам. Для врачей сделают две ординаторских на 20 врачей, а также 50 постов медсестер. Также здесь появятся пункты мойки и дезинфекции машин скорой помощи.

Комплекс в Сокольниках получит два санитарных пропускника с душевыми кабинами и раздевалками для персонала. Здесь также построят три приемных отделения с 10 смотровыми боксами и тремя регистратурами, а также отдельную зону для отдыха врачей, площадью 1000 квадратных метров. Помимо этого, оборудуют три лаборатории и 38 постов медсестер. Также здесь появится пункт мойки и дезинфекции машин скорой помощи.

- Самое интересное во времянках - планировка палат. В каждой отгороженной для пациентов зоне будет четыре палаты, в общей сложности на 30-40 коек, - рассказал «НИ» эксперт института Милтона Эриксона (Москва) Михаил Рощин. – Может быть, Департамент капремонта знает что-то такое, чего не знают клиницисты, но «долечивать» коронавирусных больных в условиях военно-полевой обстановки с одним туалетом на этаж, это все равно, что черпать решетом воду. Там заразы будет по колено… Самый основной вопрос по таким временным госпиталям — где они возьмут медиков в нормальном количестве? В обычных-то больницах персонал на вес золота.. Не удивлюсь, если мэрия объявит призыв среди Жилищника или других подотчетных ей контор. Лично я врагу не пожелаю оказаться в таком «медицинском» центре.

А.К., врач анестезиолог, которого уже вербовали в Экспоцентр, на условиях анонимности рассказал «НИ», почему он отказался: . «В моем понимании такой госпиталь — это пункт передержки, а не полноценная больница. Там нельзя организовать реанимацию, потому что там нет лаборатории, нет КТ, нет МРТ, нет операционных. Плюс —проблема дефицита оборудования и средств защиты для медиков и больных. Мне говорили: все будет – деньги уже заряжены. Но я больше верю своим глазами своему опыту, чем обещаниям под очередную компанейщину».

Кстати, дефицит оборудования и средств защиты неминуем для всех госпиталей, сколько бы мэрия не уверяла в обратном. Глава Минпромторга РФ Денис Мантуров оценивал потребность в защитных костюмах в 800 тыс. единиц в сутки, а в апреле их производилось 500 тысяч, май наступил с тем же дефицитом в 300 тыс. штук. С прибавлением «госпиталей» нехватка СИЗов увеличится вдвое. Однако для производства даже 500 тысяч костюмов ежесуточно необходимо задействовать около 45 тысяч швей, а это порядка 3 тысяч швейных фабрик. «Такого количества швейных фабрик в России нет, - утверждает президент Ассоциации СИЗ Владимир Котов. – С проблемой производства мы столкнулись уже на масках и выходили из нее не лучшим образом – население шило их себе из подручных материалов, но для врачей этот самопал неприемлем. Прошло почти два месяца,пока министр разрешил импортировать маски. Ситуацию с костюмами в Мосгорздраве не комментируют, как и проблему с аппаратами ИВЛ. Такое впечатление, что главное в эти дни – завоз матрасов и простыней».

Терзают смутные сомнения: с чего вдруг в Москве такая суета с дополнительными госпиталями, если по официальной версии эпидемия идет на спад, и штаб по борьбе с коронавирусом третий день подряд рапортует о снижении числа заболеших в России? Что пошло не так в столице, если после жесточайших масочно-перчаточных мер и добровольной самоизоляции граждан, ей понадобились 10 000 новых коек, на которые за ближайший месяц конвейером можно уложить еще как минимум полмиллиона человек, а до осени вообще пол-Москвы? В конце концов, почему спешно переоборудуются под госпитали малопригодные помещения, если в Москве полно пустующих стационаров, хоть сейчас готовых принять коронавирусных пациентов?

- Этот вопрос мэру оппозиция задает с самого начала эпидемии, - - говорит руководитель фракции КПРФ в Мосгордуме Николай Зубрилин. – Не поддается никакой логике тот факт, что недавно отремонтированные, полностью оборудованные больницы простояли закрытыми в самый пик заболеваний и не открыты до сих пор, а исполнительная власть принялась строить оздоровительные шалаши впрок. Сергей Собянин объяснял телеканалу «Россия 24», что так делают во всех странах. Посмотрел бы я, в какой стране мэр усидел бы в своем кресле, если бы закрыл людям доступ к нормальному медицинскому обслуживанию.

К началу мая Москва располагала 30 000 инфекционных коек. Это в 2,5 раза меньше, чем требовалось для лечения 77 515 человек с выявленным диагнозом. Переоборудование под госпитали малопригодных помещений выглядело бы логично, если бы в столице не было множества пустующих больниц, в том числе недавно отремонтированных. По подсчетам профсоюза «Альянс врачей», если их открыть, можно разместить как минимум 4100 коек. Этого неоднократно требовали и профсоюзы медработников, и муниципальные,и городские депутаты, буквально забросав депздрав фотографиями и списками больниц, которые могут быть использованы как госпитали для больных коронавирусом. Вот только навскидку: роддом № 10 (150 коек), № 14 (169 коек), № 18 (215 коек), № 32 (120 коек), МБУЗ «Гинекологическая больница № 1» (110 коек), МБУЗ «Гинекологическая больница № 5» (210 коек), Гинекологическая больница № 11 (250 коек), Инфекционная клиническая больница № 3 (570 коек), ГКБ № 40 (Ростокино, 785 коек), ГКБ № 54 (Преображенский район, 520 коек), ГКБ № 56 (440 коек), ГКБ № 59 (560 коек).

По данным муниципального депутата Зюзино Константина Янкаускаса, 10-й и 14-й роддома в конце прошлого года были отремонтированы и закрыты, оба здания пустуют. В 10-м роддоме, вроде бы, планируется онкоцентр – так во всяком случае следует из информационного шита на фасаде, но не факт, что он вообще сохранится как медицинский объект. На месте 54-й ГКБ открылся, например, Московский государственный юридический университет им. О. Е. Кутафина, а в роддом № 2 вселился Всероссийский государственный университет юстиции.

Неизвестна участь 14-го роддома. Пока, как рассказал глава муниципального округа Таганский Илья Свиридов, он под замком и депздрав держит планы в секрете. Роддом № 32 закрыли лишь в январе этого года, но под коронавирусных больных его тоже не отдают. Муниципальный депутат Пресни Анатолий Юшин писал обращение в Мосгорздрав с требованием его открыть, на что ему ответили, что там будет реабилитационный центр при Боткинской больнице. Гинекологическую больницу № 11 закрыли в декабре 2019 года. Сейчас здание стоит пустое, оно в хорошем состоянии, здесь высокие потолки, есть палаты, оборудованные душем и туалетом, бывшие сотрудники считают здание идеально приспособленным для инфекционных больных, но… скорее мы увидим там коммерческий центр, чем ковидный госпиталь. Ведь додумалась же мэрия на месте Инфекционной клинической больницы № 3 на 1-й Курьяновской ул., вл. 34, закрытой в 2015 году, открыть складской комплекс «Мосмедпарк». Больница № 54 отремонтирована и непонятно зачем отдана юридической академии, но она стоит пустая. депутат Мосгордумы Михаил Тимонов предлагал использовать ее под временный госпиталь. Мэрия не сочла нужным даже ответить.

- Закрытые больницы, даже обветшавшие, больше подходят под госпиталь для коронавирусных больных, чем ВДНХ, Крылатское, Автоцентр «Москва» и пр., потому что там есть изолированные палаты, отдельные санузлы, а инженерные сети рассчитаны на высокую нагрузку, — заявила лидер независимого профсоюза «Альянс врачей» Анастасия Васильева. - Разумно было бы пустые больницы заново запустить. Ну понимаете: просто страшно за людей, которым придется лечиться в торговом зале.

Возможно, это не худший вариант. В одной африканской Ланцепупии коронавирусных штабелями складывают на улице и даже простыней не дают. Но там, говорят, бюджеты совсем крошечные – в карман положить еще хватает, на заболевший народ – уже нет. В Москве все-таки не так…У нас уж если борются с вирусом, то не щадя бюджетных средств, если начинают лечить, то до полной потери пульса и везде, где поймают,– хоть на коньках в Ледовом дворце, хоть на концерте в Крокус-Сити. Матрас и простынь - в качестве профилактических мер - за счет заведения. Ну, вы помните: в Африке и этого нет…

Людмила Бутузова

Источник: "Новые Известия"