Курганские детдома

Кадровый голод и жестокость подростков

Вся Россия обсуждает кадры издевательств подростков из детдома в посёлке Кипель Курганской области над двухлетним воспитанником того же учреждения. Подростки подманивали ребёнка апельсином и били его по ногам, заставляли курить и ругаться, шлёпали по ушам и щекам, чтобы тот заплакал. Они сами выложили видеоролик в сеть. Пока правоохранители решают их судьбу, «Октагон.Урал» поговорил с детским омбудсменом в регионе.

После обнародования видеозаписи в Кипель приехали чиновники и правоохранители. Прокуратура и Следственный комитет (СК) РФ начали проверки, по итогам которых СК возбудил два уголовных дела по статьям «Истязание» и «Халатность». Полицейские привлекли подростков к административной ответственности, одного из них уже поместили в центр временного содержания. К медсестре, психологу и старшему воспитателю применили дисциплинарные взыскания, остальных воспитателей уволили.

Сам ребёнок воспринимал происходящее как игру, рассказала изданию уполномоченный по правам ребёнка в Курганской области Алёна Лопатина. Вместе с братьями и сестрой он по-прежнему находится в детском доме в Кипели.

Мальчик был переведён в сельский детдом из дома малютки в Кургане. Последний был расформирован для лечения больных с коронавирусом. Детский омбудсмен Алёна Лопатина сообщила «Октагон.Урал» новые подробности инцидента, а также рассказала о том, как история в Кипели отразится на работе других детских домов региона.

– Что будет с подростками, которые издевались над ребёнком?

– Подросток, который был в кадре, больше не вернётся в этот детский дом, не будет общаться с этими детьми. Он будет направлен в другую организацию после того, как процессуально будет решена его судьба.

– Второй воспитанник детского дома тоже участвовал в издевательствах.

– На видео слышно, что он предлагал прекратить. Он слишком поздно понял, что записывает, и не ориентировался в ситуации. Я вчера с ним разговаривала, он очень раскаивается в том, что стал участником, не остановил вовремя и не отказался снимать это. Я думаю, что он искренен. Этот мальчик неагрессивен и живёт в другой «семье» – так в детдомах называют квартиры, где проживают дети. Следствие решит позже, какова была его роль в этом. Пока он находится в том же детском доме.

– То есть двухлетний мальчик не жил рядом с подростками?

– Нет, в детских домах воспитанники проживают по квартирному типу, в семейных группах. Для старших квартиры рассчитаны на восемь человек, для малышей – на шесть человек. Братьев и сестёр селят вместе.

– Братья и сестра мальчика видели, что его мучают?

– Нет. Старшему брату 10 лет. Вместе со всеми братьями и сестрой он в тот день был на мастер-классе, их учили печь пирожки. Младший был с ними, но отвлёкся и пошёл гулять по семейным группам. Зашёл в комнату, где были подростки. Вчера дети не поняли, почему так много чужих взрослых к ним приехало и почему задают много вопросов.

– Мама детей рассказала журналистам, что её лишили прав из-за непригодного жилья. Есть ли возможность вернуть детей матери?

– Конечно, есть возможность, но для этого матери нужно обратиться в органы опеки и попечительства. За год она этого ни разу не сделала. Кроме того, она ни разу не позвонила в детский дом и не спросила, как чувствуют себя её дети.

– Почему на самом деле у неё забрали детей?

– Когда детей забирали из семьи, матери даже не было дома. Дети были в холоде, в голоде, неухоженные, сидели около печки, а дров не было. Жизни всех малолетних угрожала серьёзная опасность – они могли погибнуть от холода, от голода, от болезней.

Хочу отметить, что все законные права матери будут соблюдены, было бы только её желание. Нужно, чтобы она пришла не на телевидение, а в органы опеки и им сказала, что хочет вернуть детей. Надо только сказать: «Я хочу восстановиться в родительских правах, я для этого создала условия. Мои дети будут жить со мной, ходить в школу, в детский сад, они будут сытые, обутые и одетые, я готова работать». Но, если исходить из того, что нам о ней известно, возникают сомнения, что она сможет отстоять право быть полноценным родителем.

– Мать к вам обращалась после того, как была опубликована видеозапись издевательств над ребёнком?

– Нет. Если она ко мне обратится, то я окажу помощь в восстановлении родительских прав, но только убедившись в том, что она готова быть матерью.

– Я рассчитываю, что либо мама всё-таки найдёт в себе силы, чтобы восстановиться в родительских правах, либо мы найдём хорошую приёмную семью, где родители будут защищать, заботиться и любить всех пятерых.

– Сама ситуация стала возможной, потому что в Кипель перевели малолетних детей из расформированного дома малютки в Кургане. Правда ли, что рассматривается возможность снова его открыть?

– Нет. Сейчас в СМИ пишут о расформировании эмоционально, опираясь на высказывания бывших сотрудников. На самом деле идея закрыть дом ребёнка в Кургане возникла давно. Виды на это помещение есть у другой организации, которая помогает детям и которая нужна городу.

– По каким причинам произошло расформирование?

– Потому что тот дом малютки не был заполнен даже на 30 процентов. Мы уже не испытываем потребности в таком количестве учреждений для детей-сирот, какое было некоторое время назад. Сейчас очень высокий процент сохранения детей в семьях, в сложной ситуации родителям стараются помочь через социальные контракты. Если же детей изымают, то прилагаются усилия для их устройства в приёмные семьи – в первую очередь к родственникам. Ситуация с расформированием дома малютки в Кургане, может быть, и была форсирована из-за пандемии, но не более чем на два-три месяца.

– Судя по опубликованной видеозаписи, рядом с детьми за всё время не появились ни нянечки, ни воспитатели. Сотрудники дома малютки не перевелись в детдома, куда были отправлены их воспитанники?

– Всем сотрудникам было предложено работать с этими детьми дальше, но ни один не согласился.

– Мы были бы рады, если бы воспитатели детей, которые их полюбили, работали с ними дальше. Но они отказались.

– И всё же можно сказать, что детскому дому не хватает педагогов, чтобы следить за маленькими воспитанниками?

– Штат у всех наших организаций укомплектован. Но всё же мы испытываем кадровый голод, потому что есть организации, которые находятся в сельской местности. Чтобы человек мог работать в детдоме, из районного центра была организована перевозка педагогов, изменены графики смен. Сказать, что найти для детских домов кадры с педагогическим образованием просто, нельзя.

– Вчера вы были в детском доме в Кипели. Удалось ли понять, почему старшие воспитанники так поступали с младшим?

– Среди современных подростков существует мода на жестокие подшучивания друг над другом. Это вылилось в страшную форму, что мы и видели в роликах.

– Я абсолютно не оправдываю их, сама в шоке от увиденного. Тут я на стороне закона. Несмотря на то что оба участника являются несовершеннолетними и я должна защищать права и одного, и другого, я буду этим заниматься, но не снижая их вины.

– Намерен ли аппарат уполномоченного по правам ребёнка в Курганской области присоединиться к рейдам по детским домам, которые будет проводить управление соцзащиты?

– Я буду появляться в детдомах несколько раз в неделю без предупреждения. У нас несколько организаций для детей-сирот в области, заехать в каждую успею. Из-за пандемии были карантины, и присутствие должностных лиц в учреждениях было снижено. Но теперь мы будем появляться там часто, потому что только в разговоре с детьми становится понятно, всё ли в порядке.

Дарья Воронина

Источник: "Октагон"