Лондонский суд вынес решение в споре об акциях «Восточного»

Как это повлияет на корпоративный конфликт вокруг банка из дела Майкла Калви

Трибунал в Лондоне встал на сторону Артема Аветисяна в корпоративном конфликте, связанном с банком «Восточный». Baring Vostok Майкла Калви ждет основного заседания и считает нынешнее решение промежуточным.

Трибунал Лондонского международного третейского суда (LCIA) вынес решение относительно спора между «Финвижн» Артема Аветисяна и Evison (кипрская структура фонда Майкла Калви Baring Vostok): арбитры признали право «Финвижн» на опцион на 10% акций банка «Восточный». В фонде заявляют, что это лишь промежуточное решение, и ждут основного процесса в январе 2020 года. РБК разбирался, к каким выводам пришли арбитры и как решение трибунала повлияет на конфликт.

Какие претензии выдвинул Baring Vostok

Evison отказалась исполнять опцион, так как посчитала, что «Финвижн» вывела из «Юниаструма» 3,6 млрд руб. Рамочное соглашение подразумевало ведение обычной хозяйственной деятельности, заявляла Evison в Арбитражном суде Амурской области. По версии структуры Baring Vostok, вывод активов произошел после проверки «Юниаструма» аудитором KPMG, но до слияния банков. Признаки вывода активов в сделках «Юниаструма» также обнаружил ЦБ после своей проверки «Восточного», которая закончилась в августе 2018 года. «Финвижн» в ответ заявляла, что ЦБ отдельно проверял «Юниаструм» в 2017 году и тогда не увидел в сделках банка признаков вывода активов.

Свой иск в лондонский суд, в том числе по этим претензиям, Evison подала в апреле 2018 года. Структура Baring Vostok просила арбитраж об ускоренном рассмотрении, и 13–16 мая арбитры рассмотрели вопросы об исполнении опциона, но не коснулись вывода активов.

Baring Vostok сообщает, что претензию о недействительности опциона из-за мошеннических действий арбитры будут рассматривать в январе 2020 года. В Лондоне заявлены претензии на большие суммы, чем в России, свои претензии к Baring Vostok на 22 млрд руб. в LCIA предъявила и «Финвижн».

К каким выводам пришли арбитры

Evison заявляла, что «Финвижн» не являлась стороной соглашения об опционе из-за уступки прав на него миноритариям Юсупову и Данилову в сентябре 2017 года (затем они переуступили это право снова в пользу компании Аветисяна). «Финвижн» также неправильно указала дату исполнения опциона и не смогла доставить уведомление о его исполнении ни письменно, ни в электронном виде, настаивала структура Baring Vostok. Трибунал с этими доводами не согласился и пришел к выводу, что у «Финвижн» было право на опцион, а уведомления были действительны. В действиях Evison суд увидел нежелание исполнять опцион с самого начала.

Суд также признал право «Финвижн» на рассмотрение этого процесса в Международном коммерческом арбитражном суде при ТПП России (МКАС), хотя оговорка об арбитраже в соглашении подразумевала проведение всех разбирательств именно в Лондоне. В то же время LCIA считает себя компетентным судом в этом споре и рассмотрит претензии о мошенничестве одной из сторон. LCIA отмечал, что вопрос о подсудности спора на само разбирательство не повлиял: иски в Лондоне были поданы до предложения перенести разбирательство в МКАС.

Чья это победа и что будет дальше

Каждая из сторон спора увидела в решении лондонского трибунала свои плюсы.

  • Пресс-служба «Финвижн» заявляет, что победу компании подтверждает присуждение ей выплаты судебных издержек от Evison в размере £550 тыс. В компании Аветисяна считают решением в свою пользу то, что «трибунал LCIA подтвердил правомерность требования исполнения опционного соглашения, признал право Finvision судиться в России, а также и то, что фонд действовал недобросовестно, удерживая спор в английской юрисдикции все это время».
  • В Baring Vostok обращают внимание, что арбитры согласились с ее доводами о том, что иск к Finvision подлежит рассмотрению именно в LCIA, сообщила РБК пресс-служба фонда. «Суд в Лондоне не завершен. Промежуточное решение трибунала касалось исключительно процедуры исполнения опциона, в то время как основной спор — о наличии у опциона юридической силы по итогам мошенничества перед объединением банков — будет слушаться в январе 2020 года», — заявили РБК в фонде.
  • Вопрос в том, почему «Финвижн» решила одновременно прибегнуть к помощи российского суда и обратиться в правоохранительные органы, рассуждает партнер «А2 Адвокаты» Михаил Александров: «Наверное, им показалось, что так можно было создать больше давления. Или, может быть, они предполагали, что раз это иностранцы и суд за границей, то они получат благодаря этому преимущество».
  • Факты, установленные трибуналом, играют на руку «Финвижн» Аветисяна, говорит партнер Paragon Advice Group Александр Захаров. В окончательном решении корректировка фактов, установленных в промежуточном решении, будет невозможна, считает он. «Слово «промежуточный» не должно означать, что решение носит временный характер. Изложив основные факты в промежуточном решении, арбитраж исключил возможность для сторон оспаривания этих выводов либо оспаривания юрисдикции арбитража», — пояснил Захаров.

О чем не стали говорить арбитры

Арбитры трибунала обратили внимание на уголовное дело против основателя Baring Vostok Майкла Калви, но особо отметили, что не будут спекулировать на эту тему. Они лишь указали, что это еще одно подтверждение ожесточенности спора, а вовлечение в конфликт правоохранителей могло стать одной из попыток одной стороны получить преимущество.

LCIA особо отметил, что в деле был установлен конфиденциальный протокол. Арбитры пришли к мнению, что Baring Vostok опасался, что документы «могут оказаться в руках российских следователей». Однако арбитры отразили позицию Evison, которая считает уголовное дело проявлением корпоративного конфликта.

Павел Казарновский

Источник: "РБК"