Люди новой фармации

В Ульяновске произведены громкие аресты по уголовному делу о мошенничестве в сфере государственных закупок лекарств

Среди подозреваемых — депутат областного Законодательного собрания Игорь Тихонов (в прошлом — секретарь регионального политсовета «Единой России»), гендиректор государственного АО «Ульяновскфармация» Ольга Кузнецова и ее заместитель Евгений Коган. Всех троих после обыска в их домах и офисах переправили в Москву, где Басманный суд принял решение о мере пресечения: Тихонов и Коган до 27 августа будут находиться под стражей, Тихонова — под домашним арестом. К ним должен присоединиться и региональный министр здравоохранения Рашид Абдуллов, но после обыска ему стало плохо, он попал в реанимацию и пока лечится в сосудистом центре областной больницы.

Игорь Тихонов. Фото: Сергей Титов

Расследованием уголовного дела занимается не региональное следственное управление, а ГСУ СК, что повышает профиль коррупционного скандала до федерального. Обыски и аресты по поручению СК проводили сотрудники УФСБ. Дело возбуждено по ч. 4 ст. 159 УК РФ — «Мошенничество, совершенное организованной группой либо в особо крупном размере».

Как говорится в постановлении о возбуждении уголовного дела, Тихонов и Абдуллов, пользуясь своим положением, оказывали давление на главврачей больниц, чтобы те закупали медикаменты не самостоятельно, а по контрактам с «Ульяновскфармацией». По версии следствия, подозреваемые организовывали электронные аукционы по совместным государственным закупкам, затем деньги «под личным контролем Тихонова» выводились со счетов госпредприятия на счета трех фирм, подконтрольных Когану. В деле фигурирует сумма отката в 10,5 млн рублей. Депутат Госдумы Алексей Куринный считает, что за последние три года с учетом объемов закупок на 3,5 млрд рублей областной бюджет мог понести ущерб на сумму до 300 млн рублей из-за того, что аукционы проходили без снижения цены.

Все это — на фоне недофинансирования областной медицины, которой, по данным Куринного, не хватает 2 млрд рублей в год.

Объединенные торги по заявкам многих больниц — это нормальная практика, позволяющая сэкономить, когда нужны дорогостоящие лекарства, оборудование и материалы. Но в Ульяновске таких торгов было много, в них включались тысячи не связанных между собой позиций, что противоречит смыслу совместных торгов, и победителем в большинстве случаев выходила «Ульяновскфармация». Почему — видно из материалов одного арбитражного процесса.

Весной 2017 года региональное управление ФАС аннулировало совместный электронный аукцион по закупке лекарств и медизделий на сумму почти 590 млн рублей из-за массы нарушений. В предмет закупки включались одновременно товары и услуги, а также разнородные товары (например, реактивы и скальпели), что исключало из торгов потенциальных производителей. «Если завод делает шприцы, он же не может поставить халаты, бахилы, иглы», — говорит руководитель УФАС Геннадий Спирчагов.

Условия торгов формировались так, что их могла выиграть только «Ульяновскфармация» — лишь эта фирма могла внести многомиллионный обеспечительный залог из-за укрупнения лота, только у нее есть вместительные склады.

По закону нельзя было объединять торги на изделия, потребность в которых у больниц различна, указывать конкретные товарные знаки без возможности замены на эквивалентные. Часто отсутствовали четкие характеристики объектов закупки, из-за чего нельзя понять, какой товар нужен заказчику, зато цена товара могла колебаться в широчайших пределах. Больницы с подачи минздрава оспорили отмену аукциона, разбирательство тянулось больше года, но Арбитражный суд Поволжского округа подтвердил правоту антимонопольщиков.

Разные СМИ со ссылкой на «СПАРК-Интерфакс» иллюстрируют монополию «Ульяновскфармации» в сфере медицинских закупок такими цифрами: в 2014 году компания выиграла тендеры на поставку лекарств и медизделий на общую сумму 208 млн рублей, в 2016-м — на 1,6 млрд руб., в 2017-м — на 854 млн руб., а в 2018 году — на 883 млн руб. Издание «Idel.Реалии» указывает, что наиболее урожайным для фирмы был 2015 год — 246 выигранных тендеров на 2,2 млрд рублей. Региональное министерство развития конкуренции и экономики, организатор торгов, в уголовном деле почему-то не фигурирует.

Усложняющие логистику объединенные торги, затягивание и аннулирование их из-за нарушений, укрупнение лотов и закупка по завышенным ценам могли стать причиной нехватки лекарств и расходных материалов в больницах области. В них нет элементарных вещей, вплоть до физраствора и средств для дезинфекции. Пациентов просят покупать лекарства и материалы за свой счет. Но в сюжете программы «Дежурная часть» на канале «Россия 24» в срыве аукционов и отсутствии лекарств обвиняют УФАС и Спирчагова, а «Ульяновскфармация» там выглядит потерпевшей стороной.

После произведенных арестов региональный политсовет «ЕР» приостановил членство Тихонова и Абдуллова в партии. Председатель Заксобрания Анатолий Бакаев попытался извлечь пользу из ситуации: «Развернулась реальная борьба с коррупцией. Мы идем по пути очищения нашей партии».

Губернатор Сергей Морозов публично признал, что случившееся опозорило власть и весь регион и что ему стыдно. «Случившееся за гранью моего понимания», — сказал он.

Нет, знал, не мог не знать, отвечают ему: УФАС присылало материалы и — ноль внимания, Общественная палата сигнализировала, КПФР о том же твердила. А кто притащил из Самары руководство тамошней фирмы «Фармбокс», в прошлом местного монополиста на рынке поставок медикаментов? Морозов. После банкротства «Фармбокса» эти люди оказались во главе «Ульяновскфармации», и теперь они под следствием. Игорь Тихонов — давний соратник Морозова еще со времен его работы мэром Димитровграда. На каждых выборах в областное Заксобрание губернатор возглавляет список «ЕР», говорит, что это его команда, и теперь должен за это отвечать. Бывший зампред регионального парламента Алсу Балакишиева, осужденная в 2016 году за взятку, — из той же команды. Но на сентябрьских выборах в Заксобрание Морозов опять возглавит список «ЕР».

Доктор политических наук Нина Дергунова считает, что губернатор должен нести гражданскую и политическую ответственность за людей, которым он отдал на откуп ту или иную отрасль.

«Это были его люди на первичной стадии отбора, — говорит политолог. — Со временем у них возникает чувство вседозволенности, они прикрываются именем губернатора. Если факты коррупции стали нарастать, значит, в области сложилась среда бесконтрольности — несмотря на то что у нас куча советов по противодействию коррупции, есть даже уполномоченный».

Руководитель регионального исполкома «Единой России» Константин Долгов считает, что политическая ответственность наступает сама по себе — на выборах.

«Губернатор не может быть нянькой для взрослых людей, которые знают, где проходит грань допустимого, поэтому возлагать на него ответственность за преступления других нельзя», — говорит он.

В Ульяновске развернулась нешуточная имитация борьбы с коррупцией: готовится «Неделя справедливости, согласия и созидания», есть проект указа губернатора «О мерах по повышению эффективности противодействия коррупции». При этом многомиллиардный рынок социального питания поделен между ООО «Альтернатива» и «Торговым домом СПП»: первая фирма связана с депутатами Заксобрания, единороссами Ростиславом Эдварсом и Андреем Толмачевым, вторая — с бизнесменом Дмитрием Рябовым, которого называют «кошельком губернатора». Управление ФАС неоднократно аннулировало аукционы, проводимые региональным Фондом модернизации ЖКХ: из-за укрупнения лотов, исключающего конкуренцию, торги выигрывали «свои» фирмы. На днях СК возбудил уголовное дело в отношении руководства муниципального учреждения «Стройзаказчик» — за разглашение коммерческой тайны при проведении аукционов в пользу конкретных юрлиц. Но официальная газета «Ульяновская правда» успокаивает: в пересчете на 100 тысяч населения область далеко не лидер по коррупции, а разоблачение «банды фармацевтов» — это «государственная политика по утверждению в стране законности и правопорядка».

Сергей Гогин

Источник: "Новая газета"