Мосгорсуд признал законным продление домашнего ареста Майкла Калви

Бизнесмен и его адвокаты требовали отменить меру пресечения, которую в июле продлил Басманный суд

Мосгорсуд в четверг признал законным продление домашнего ареста основателю фонда Baring Vostok Майклу Калви, передает корреспондент Forbes из зала суда. Бизнесмен и его адвокаты требовали отменить меру пресечения, которую в июле продлил Басманный суд. При этом суд снял некоторые ограничения для Калви — теперь он может общаться со всеми, кроме свидетелей по делу и обвиняемых.

«Следствие ведется неэффективно, а Калви все это время находится под домашним арестом», — выступал в суде адвокат Дмитрий Клеточкин. Он настаивал, что единственное значимое действие, которое сейчас проводится по делу, – это оценочная экспертиза стоимости акций International Financial Technology Group, которые вместо денег получил банк «Восточный». Сами потерпевшие оценивают этот пакет акций более чем в 3 млрд рублей, говорил в суде адвокат.

«Сам банк не готов продать эти акции дешевле 3 млрд рулей. А Калви находится под домашним арестом. Оценочная экспертиза была назначена не в феврале, когда возбудили уголовное дело, а только весной, — подчеркивал Клеточкин. – Я полагаю, что оснований для домашнего ареста нет – прошу залог или запрет определенных действий».

Второй адвокат Лариса Каштанова просила хотя бы снять ограничение на общение и разрешить прогулки каждый день по шесть часов.

«Я поддерживаю жалобу своих адвокатов», — был краток Калви. Более подробно он выступил на английском языке. Причем он регулярно поправлял переводчика и в конце концов просто начал переводить себя сам.

«Никакого хищения не было. Все деньги были использованы для оплаты обязательства. Не было никакого обмана – все детали сделок были прозрачны, — говорил Калви. – Реальная стоимость купленных акций превышает 2 млрд рублей. С июля месяца банк получил три предложения от независимых покупателей на этот пакет. Самое большое предложение – 2,6 млрд рублей. Это подтверждает, что никакого ущерба не было причинено. Но банк отказался принять это предложение».

Калви настаивал, что уголовное дело – это способ получить преимущество в споре за банк «Восточный», а весь спор должен был разрешаться в арбитражных судах. «Каждый месяц, в который я сам и мои коллеги не можем вернуться в работу, негативным образом сказывается на инвестиционном климате в России. Это намного важнее, чем предмет этого спора, — говорил Калви. – Я соблюдаю все условия домашнего ареста и сотрудничаю со следствием». Он просил отменить домашний арест и позволить вернуться к работе в офисе.

В свою очередь представитель банка «Восточный» просил оставить бизнесмена под домашним арестом. Также он настаивал, что расследование дела продолжается, и стоимость пакета акций проверяется. Такого же мнения придерживались и следователь с прокурором. «Доводы адвокатов – это попытка исказить позицию следствия. Он может негативно повлиять на ход расследования. Найти свидетелей и склонить их на свою сторону», — выступал следователь. «Нет никаких сведений о том, что Калви не может содержаться под домашним арестом, — говорил прокурор. – Оснований для отмены или изменения меры пресечения не имеется». Также прокурор выступал против того, чтобы суд разрешил Калви прогулки.

Анастасия Михайлова

Источник: "Forbes"