Мутная нефть

Как загрязнение экспортной трубы может принести «Транснефти» деньги

С момента выявления загрязнения нефтепровода «Дружба» хлорорганикой прошло около двух месяцев, однако ответы на ключевые вопросы, связанные с этим происшествием, так и не появились. На днях было зафиксировано повторное загрязнение, и едва ли это может оказаться случайностью. Не исключено, что объяснить подобные инциденты может одно слово – «деньги».

На участке экспортной трубы между Белоруссией и Польшей было выявлено новое загрязнение нефтепровода «Дружба». Норма хлороорганических соединений оказалась превышена в шесть раз, и польский оператор «Дружбы», концерн PERN принял решение приостановить прокачку нефти на Запад.

После апрельского инцидента в «Транснефти» утверждали, что ситуация находится под полным контролем, и качество нефти чуть ли не ежеминутно подвергается проверке. Но произошло бы повторное заражение хлорорганикой, если бы это действительно было так? В прошлый раз глава «Транснефти» Николай Токарев утверждал, что имеет место некая диверсия, сейчас во всем обвиняют белорусских партнеров. По версии руководства нефтетранспортной монополии, у них якобы не сработали какие-то заглушки, и в итоге десятки тонн дихлорэтана оказались в экспортной трубе.

Грязный бизнес

Однако имеют право на существование и другие версии. Одну из них сформулировал директор Фонда прогрессивной политики Олег Бондаренко. По его словам, новый инцидент – это фактически подтверждение слухов о кулуарных договоренностях «Транснефти» с польскими партнерами о создании «хлорных баков», где качественное сырье смешивается с загрязненным. Не исключено, что зафиксированное 19 июня загрязнение – это опережающая поставка сырья для вышеупомянутых «хлорных баков», а прокачка была остановлена, так как на данный момент урегулированы не все вопросы. Суть бизнеса, по словам Бондаренко, состоит в том, чтобы получать от компаний с дисконтом нужные объемы «грязной» нефти, а затем за счет российского сырья улучшать ее качество.

Странные нестыковки

В руководстве нефтетранспортной монополии утверждают, что проблема решена, и с 1 июля поставки по экспортной трубе будут восстановлены, а «грязную» нефть откачают в Новороссийск. Однако немецкие СМИ приводят другие данные. Как сообщает радиостанция Deutsche Welle, ссылающаяся на сотрудников «Транснефти», компания приняла 80 тысяч тонн «грязной» нефти. Вице-президент «Транснефти» Сергей Андронов отметил, что в текущем месяце она примет еще порядка 35 тысяч тонн сырья, а план на июль отсутствует. Если это соответствует действительности, в Новороссийске окажется не более одной десятой всего объема загрязненного сырья, хотя, как сообщают в белорусском «Белнефтехиме, на территорию РФ уже вытеснено около полмиллиона тонн «грязной» нефти. Возникает вопрос, где остальное?

Есть и другие нестыковки. Например, «Транснефть», как сообщается в открытых источниках, уже начала прокачку качественного сырья по трубе, а ряд предприятий в Европе успел подтвердить получение «чистой» нефти. Но в то же время, как сообщил прессе глава НИИ мировой экономики и международных отношений РАН Александр Дынкин, НПЗ в данный момент работают не на полную мощность, следовательно, вопрос об объемах прокачки все еще открыт. Эксперт полагает, что функционировать сейчас может одна из четырех ниток «Дружбы» - европейским потребителям этого мало, и они несут убытки из-за простоя.

Сколько?

В числе тех, кто пострадал от низкокачественного сырья, оказались как российские, так и зарубежные предприятия. «Грязная» нефть пошла в Белоруссию, Польшу, Германию и другие европейские страны. Общую сумму потерь не озвучивали в официальном порядке, но эксперты полагают, что она может варьироваться от ста миллионов до миллиарда долларов и выше. Сумма убытков растет с каждым днем, и неясно, когда это прекратится.

Одним из основных моментов во всей этой истории с «грязной» нефтью может оказаться предложение «Транснефти» ввести универсальный дисконт для потребителей в размере 15 процентов от стоимости загрязненного сырья. По мнению Олега Бондаренко, подобные условия неприемлемы, поскольку у всех участников цепочки убытки формируются по-разному. Объяснение столь странного предложения, как полагает эксперт, может быть только одно – компаундирование является источником неподконтрольной прибыли компании.

Специалист обратил внимание, что Deutsche Welle выявил ключевую фразу, прозвучавшую в ходе беседы Токарева с президентом. Она касалась необходимости компаундирования. Бондаренко пояснил, что стандартная российская нефть изымается из трубы и перенаправляется на множество мини-заводов, «прилепившихся» к «Транснефти». Из нее изымаются легкие фракции, после чего в трубу сливаются отходы перегонки, непереработанные остатки производства и посторонние примеси, которые разбавлены растворителями. Именно так в трубе и появился хлороформ, который обнаружили в Польше, и другие ингредиенты нефтехимического производства, которых там не должно быть в нормальных условиях. Именно это, в терминологии «Транснефти», по словам Бондаренко, и означает компаундирование. И, согласно позиции руководства компании, единственным способом его устранить, как подчеркивает эксперт, является, как ни странно, компаундирование. Он заметил, что даже крупный скандал «Транснефть» превращает в источник выгоды для себя. Когда три миллиона тонн «грязной» нефти смешают с чистой и отправят потребителям, выручка от возросшего объема экспорта поступит на счета «Транснефти».

Роман Григорьев