Не сказочное Бали

За что русская модель Маша два года провела в индонезийской тюрьме

Русская девушка Маша спокойно себе жила на Бали, работала моделью, веселилась в ночных клубах. Но однажды, в мае 2019 года, произошёл случай, из-за которого её отправили на два года за решётку. Свою историю Мария рассказала в на ютуб-канале «Тюремный подкаст».

О том где работала на острове

Я работала в ночных клубах, сразу в нескольких. Система там такая. Я модель, сотрудничала с модельными агентствами.

Ты просто приходишь в клуб, отрабатываешь какое-то количество времени - просто танцуешь, общаешься с людьми и уходишь домой. Тебе за это платят деньги.

В некоторых клубах есть такая система. В других клубах ты должен стать участником промо-группы и приводить как можно больше людей. Соответственно, ты за это тоже получаешь определённый процент.
Чем больше у тебя клубов – тем больше у тебя заработок.

Получала я немного, около тысячи долларов, это если по максимуму.

О том, что пошло не так и как случилось задержание

Пошло не так всё в связи со знакомствами и чрезмерной любовью к тусовкам. Так как ты работаешь в клубах, к тебе постоянно подходят и что-то спрашивают, не только про алкоголь, но и про что-то посерьёзнее. Ну, вы понимаете, о чём я.

Там практически все что-то употребляют. Либо какие-то таблетки, либо что-то покурить…

И даже, если я сама не употребляла, я знала, как это можно достать.
С этим не было никаких проблем – как сходить и купить пачку сигарет.
И потом я подружилась, так сказать, с людьми, которые были связаны с балийской мафией.
На Бали есть серьёзная мафия, которую прикрывает полиция.

Они подставляли людей. Кому-то они просто домой подкидывали наркотики. Приезжала полиция и находила.

Такие вещи делали только с русскими или с людьми славянской внешности.

А других иностранцев они не трогали, так как, например, у испанцев, у англичан эти вопросы очень быстро решались через консульства. Там какой-то штраф и их отпускали.

У русских там нет никакой защиты. С нами никто не работает. И если дело связано с наркотиками – всё, это означает, что вы виноваты, это ваши проблемы и никто вам помогать не будет.

Штрафы огромные – от 50 тысяч долларов и выше. За один грамм, за одного человека. Дальше – выше.

У моего знакомого с этой мафией был конфликт по поводу покерного клуба, который сейчас этой мафии и принадлежит.

Их трое. Они занимаются организацией азартных игр. Раньше один из них продавал наркотики. Он, как такая тёмная лошадка, занимался привозом этих веществ, а другие ребята приезжают с полицией, якобы они сотрудники полицейской службы в Индонезии. И они сразу начинают с тобой работать психологически – у тебя сразу будет пожизненный срок, или десять лет.

О выкупе речи сначала вообще не идёт, так как задача сначала запугать тебя. Тебя привозят в полицейский участок, сажают в обезьянник, забирают телефон и ты там так сидишь суток двое, думаешь обо всём.

И только потом тебя вызывают на допрос, начинают общаться с тобой, с твоими родственниками, начинают и их запугивать.

Меня близкий друг моего парня попросил меня привести ему на вечеринку один пакетик, я сказала, что заниматься этим не буду, дам номер телефона и ты сам всё сделаешь. «Нет, лучше это сделаешь ты, мы же друзья, у меня дела…», - говорил он. В общем, поработал со мной психологически.

Он попросил купить один грамм кокаина, он его никогда не использовал, но я не придала значения этому. Взяла у него денег, в глаза он при этом мне не смотрел, купила, спрятала пакетик в нижнее бельё, на себя.

А вечером, когда приехала к нему на виллу, меня сразу же схватили два человека, отняли телефон. Я сначала, подумала, что меня собираются насиловать, они не были похожи на полицейских, а больше походили на таксистов.

И тут вышел Артём, который работает с мафией, он, якобы сотрудник Интерпола, и сказал, вот, мол, уже все здесь задержаны, ты тоже лучше по-хорошему всё отдай, мы всё равно всё знаем. После того, как мне сказали снять обувь, я поняла, что искать будут везде и сразу же вытащила пакетик и отдала им. У них был врач на вилле, меня повели ещё потом в туалет. Обыскивать дальше. Конечно же, больше ничего не нашли.

Я чувствовала страх и стыд. Это было 20 мая 2019 года.

В первые дни, когда меня допрашивали в обезьяннике, мне была объявлена сумма в 30 000 долларов.

Я просила маме об этом не сообщать, думала, удастся всё это быстро уладить. Но никто, конечно же, не помог, это было невозможно.
Мама узнала об этом 2 июня и попала сразу же в больницу.

Там уважительно относятся к девушкам, никогда их не трогают, насилия не было никакого. Но мужчин, я слышал, иногда бьют, не дают им еду.

Об условиях содержания в тюрьме

Это была самая огромная тюрьма Бали. В мужском блоке было две тысячи человек. У них есть теннисный корт, бассейн, тату-салон, сами же заключённые там и работают.

В женском блоке 250 человек.

С 6 утра до 16:00 можно ходить по территории. В четыре часа дня нас закрывали по камерам. Камер там, примерно, 16. В каждой от 7 до 20 человек.

В моей камере было двадцать человек. Все лежат на бетонном полу, на матрасиках, это такие чёрные спортивные коврики, маты, которые можно купить или получить «по наследству» у тех, кто выходит.

Первый год я спала без матраса. Денег купить не было и никто не выходил. Подушку мне отдали, а одеяльце принесла подружка.

В камере было два окошка с решётками. Туалеты – это углы со стенками и дверью. Тебя не видно при этом. Душем был большой чан, ты моешься ковшиком. Воду в чане нагревали прямо на улице, была страшная жара.

Меня распределили в международную камеру. Там была испанка Лаура, женщина из Кении и американка, дочка знаменитого композитора, которая убила свою мать – которая до этого убила своего мужа, то есть отца этой женщины. Сокамернице дали за это десять лет, а её парню дали 18 лет. Убили за наследство в 11 млн долларов, ей тогда было 18 лет и она была беременна, а её парню было 19 лет; эта история там очень популярная. В Чикаго её ждут, хотят дать денег за интервью.

О «дедовщине» в женской камере

Мы вместе с Лаурой постоянно со всеми ругались. Мы же иностранки были и как бы не знаем местных порядков.

А было очень много странных вещей. Например, нельзя было есть левой рукой, нельзя сморкаться, пока другие едят. А еда очень острая, постоянно насморк из-за этого, сопли, хватаешься за салфетку.
А в этот момент другие девочки могли пукать, простите, и это было нормально. Никто им ничего не говорил.

А нам постоянно делали замечания. Если ты не индонез, тебе постоянно ставят палки в колёса.

О приговоре

Мне инкриминировали 127 статью. Приговор, за который я заплатила деньги.

По этой статье тебе присуждают «юзерство». Мне сделали тест, подделали анализы, я доставала справки – из России, о том, что лечилась в клинике.

За всё это я заплатила в целом 28 тысяч долларов.
И мне всё равно дали 1 год и 10 месяцев. Но в целом я просидела почти два года, так как два месяца ещё сидела в миграционной тюрьме.

Меня потом депортировали с чёрным списком и невозможностью прилетать в Индонезию никогда.

О том, как тюрьма изменила жизнь

Мышление моё поменялось полностью. Ты теперь лучше узнаёшь людей и начинаешь в них разбираться гораздо глубже.
Мышление изменилось в плане отношения к жизни. Мысли появились о том, что можно добиться каких-то высот, что нужно идти к мечте, а не просто прозябать, ходя на работу, которую ты не любишь.
У меня было время хорошо подумать там обо всём.

Семья у меня теперь на первом месте. раньше я хотела уехать подальше от родителей. Теперь я поменяла своё отношение.

У меня в тюрьме была большая школа жизни.
Сейчас, кстати, я дружу и общаюсь с людьми, которые тоже сидели в тюрьме, они сами ко мне притягиваются.
Я даже размышляла о том, за кого же я выйду замуж. Человек, который не прошёл через какие-то испытания, он не поймёт ничего из того, что было в моей жизни. Не всё у меня было радужно и красиво.

Но я всё равно считаю, что это был хороший рост и хороший опыт».

Источник: "Новые Известия"