Обреченный на победу

Кандидат от ЛДПР выиграл выборы во Владимирской области, хотя делал все от него зависящее, чтобы не стать губернатором

Владимир Сипягин, казалось, делал все, чтобы не допустить своей победы во втором туре выборов губернатора Владимирской области. Его партия ЛДПР удаляла с выборов наблюдателей, депутаты Госдумы, не дожидаясь результатов подсчета голосов, уехали в Москву, а сам Сипягин еще в ходе голосования исчез и не отвечал на звонки журналистов и даже своего штаба. Тем не менее жители Владимирской области настолько устали от губернатора Светланы Орловой, что выбрали вместо нее Сипягина, о котором почти ничего не знают. Специальный корреспондент «Новой газеты» провел воскресенье на избирательных участках во Владимире.

За меньшее зло

Фото: Илья Азар / «Новая газета»

У школы № 47, расположенной в микрорайоне Оргтруд города Владимира, стоит старый мотоцикл «Минск». Из здания, в котором находятся несколько избирательных участков, выходит немолодой мужчина и направляется к мотоциклу.

— Я всю жизнь голосую за Жириновского, я всегда за ЛДПР. Он всегда все правильно говорит, но никто не выполняет, и это плохо, но такая уж у нас власть, — объясняет мне мужчина. Он рассказывает, что ему 83 года, что в 50-х годах он служил на полигоне в Семипалатинске во время испытаний водородной бомбы.

— Орлова не нравится вам?

— Как женщина, может, и нравится, как руководитель, может, и не нравится, но кому какое дело? — отвечает дед, натягивает на голову шлемофон и уезжает.

Практически никто из голосующих за соперника действующего губернатора Светланы Орловой не говорит, что он сознательно выбрал Владимира Сипягина как политика или как личность. Я так и не встретил избирателя, который признался бы, что проголосовал за Сипягина из-за каких-то его положительных качеств или других отличительных черт. Мотивов для голосования за Сипягина у людей было только два: любовь к Жириновскому (реже) и протестное голосование против Орловой (чаще).

«Бабушку», как зачастую тут называют губернатора, очень многие не любят.

Перед школой стоят два студента, опрашивающие избирателей на выходе с участков.

— Я против алкоголиков во власти, а дальше решайте сами, — отвечает студенту избирательница.

— И про кого она? — уточняю я у него.

— Про Орлову. Ходят слухи, что она выпивает, — отвечает парень. Про то, что Орлова выпивает, я слышал в день выборов еще неоднократно.

«Заводы «Точмаш», «Автоприбор», все развалила, асфальт если положат, то через полгода его нет, фонтаны за 200 миллионов бюджетных рублей ставит, а лучше бы пенсионерам помогали», — перечисляет мне недостатки Орловой один из избирателей в микрорайоне Оргтруд. Он бизнесмен, живет в Москве, а во Владимир специально приехал, чтобы проголосовать против губернатора.

Светлана Орлова. Фото: РИА Новости

— А Сипягин, думаете, лучше?

— Из двух зол выбираем. Я не знаю, конечно, ничего про него, но он хотя бы наш земляк, а то команда жуликов и воров, ведь два зама Орловой сидят под следствием. Надоело.

Другая окраина Владимира — поселок Коммунар. Здесь прямо перед входом в школу с двумя избирательными участками поставили большой билборд, на котором изображены новые школа и поликлиника и написано: «По поручению губернатора». Но настроения среди избирателей тут такие же. «Да хватит уже Орловой деньги ****** [воровать]. Нужна перемена, чтобы хоть другой человек себя показал», — объясняет мне мужчина средних лет в спортивном костюме и с короткой стрижкой.

— Вы раньше слышали про Сипягина вообще? — Нет, но я и про Орлову не слышал до того, как она появилась на прошлых выборах. — То есть лично он вам не импонирует? — Главное, чтобы не Орлова.

Женщины среднего возраста и те, что постарше, — основной электорат Орловой. Правда, на вопросы о своей мотивации никто из них не говорит ничего интересного. «Мы за Орлову с мужем. Ничего плохого не могу про нее сказать. А сын за Сипягина. Но у меня вопрос один: почему Орлова выступала, а Сипягин не выступал? Мы о нем ничего не знаем!» — говорит мне избирательница Татьяна.

Виктор, приехавший на участок на велосипеде, в первом туре голосовал против Орловой (за кого — не помнит), а во втором, наоборот, поддержал ее: «Было время подумать, и я решил, что все-таки на переправе коней не меняют! А так, у обоих огрехов хватает».

Провал наблюдения

Фото: Илья Азар / «Новая газета»

Защищать голоса избирателей Владимирской области по линии «Голоса» и «Сонара» приехали наблюдатели из других центральных регионов страны. Правда, с самого утра как в столице области, так и в других городах их начали с участков удалять. Оказалось, что большинство из них получили направления на выборы от партии «Яблоко», кандидат от которой в выборах губернатора (в том числе и в первом туре) не участвовал.

Координатор «Открытой России» в Тверской области Артем Важенков, который ездил по Владимиру в составе мобильной группы наблюдателей, уверял меня, что «Яблоко» как участник выборов в облсовет (проходили одновременно с первым туром губернатора 9 сентября), которые де-юре не закончились, имеет право выставлять от себя ПСГ (членов избиркомов с правом совещательного голоса) и на второй тур губернаторских выборов. Тем не менее на многих участках наблюдателей регистрировать отказывались, а там, где их почему-то пропускали, потом отстраняли.

В одной из УИК ее взволнованная глава объясняла мне: «Вы поймите, люди идут, голосуют, кто-то за, кто-то против, а тут [наблюдатели от «Яблока»] поднимают такую бучу».

— Но вас же нужно контролировать, — замечаю я.

— Мы контролируем! — не расслышала председатель.

— Да нет, вас контролировать.

— Нас? Спасибо! Я 20 лет в выборах участвую, и первый раз меня решили контролировать.

— Думаете, вы не совершаете ошибок?

— Совершаю, и очень много. Я ведь не специалист в вопросах выборов.

— Но за 20 лет должны были бы стать уже, — эта моя реплика ставит ее в тупик, но она быстро находится: «Знаете, выборные законы меняются, а по основной работе я простая училка».

Она объяснила, что ей самой наблюдатели от «Яблока» совершенно не мешают, но в ТИК Фрунзенского района потребовали убрать «яблочных» наблюдателей из состава комиссии. Председатель фрунзенской ТИК Ольга Новикова позже сказала мне, что и ей наблюдатели от «Яблока» совершенно не мешают, но на них жаловались представители как «Единой России», так и ЛДПР.

Несколько выгнанных с участков наблюдателей вечером провели одиночные пикеты у Золотых ворот. «Владимир, твой голос воруют прямо сейчас» — было написано на их плакатах. Один из пикетчиков Ярослав Богатуров объяснил мне, что считает действия участковых и территориальных избиркомов незаконными, так как они противоречат 67-му федеральному закону.

Впрочем, наблюдатель Эльвира Камарова, приехавшая на второй тур владимирских выборов из Петербурга, считает, что в проблемах виновата скорее владимирский координатор «Голоса» Юлия Рудакова. Рудакова, по словам Камаровой, поссорилась с ЛДПР, не договорилась с ней о совместном наблюдении, поэтому в итоге свои позиции в УИК сохранили только 10% от заявленного числа наблюдателей.

Нарушений немного

Кроме массовых проблем с регистрацией наблюдателей от «Яблока», сообщений о других нарушениях было немного (после выборов в ЦИК сказали, что «готовились провокации, но серьезных нарушений не было»). Тем не менее на участке № 385 во Владимире наблюдатель от ЛДПР зафиксировала вброс. «Заметил молодой человек, который пришел голосовать. Я сидела далеко, и оттуда ничего не было видно», — объяснила мне Светлана, которая в первый раз стала наблюдателем.

В одной из прозрачных урн на ее участке еще в обед были отлично заметны несколько пачек сложенных вместе бюллетеней. Жалобу Светлана написала еще где-то в 10 утра, но только к 3 часам вечера к ней наконец добрался представитель Сипягина.

— Я так переволновалась. У меня руки трясутся. Плохо, что я тут одна, — сказала она ему.

— Не переживайте, все будет хорошо, спасибо! — отвечал он, а на настойчивые предложения Григория Толкачева, наблюдателя из Москвы, подать официальную жалобу от кандидата Сипягина, чтобы «убить участок», только кивал. «Если решение будет принято, с вами свяжутся, я все увидел», — сказал посланец из штаба ЛДПР и поспешно ретировался.

Еще на одном участке во Владимире о возможном вбросе мне на условиях анонимности сообщила наблюдатель от «Единой России». «Когда я пришла на участок, меня женщина, одна из старших в избирательной комиссии, отвела в комнату, где одежда лежит, и говорит: «Тебя предупредили, что будет вброс?» Я такая: «Нет». Она такая: «Понятно». Тут я насторожилась», — рассказывала девушка.

— Вы сам вброс видели?

— Я не знаю, был ли он. Но днем мне и девочке (другому наблюдателю) позвонил тот, кто меня принимал, из «Единой России», и попросил выйти с участка на час, с двух до трех. Потом нам сказали, чтобы мы в случае чего сказали, что одной стало плохо, а вторая была в туалете.

На этом участке одна из урн была полупрозрачной, и заметить, есть ли внутри нее сложенные вместе бюллетени, невозможно.

Пропавший кандидат

На протяжении всего воскресенья складывалось ощущение, что Сипягин делает все возможное, чтобы минимизировать вероятность своей победы. «Он изначально был стопроцентным спойлером Светланы Орловой, и его второе место объясняется исключительно протестным голосованием. Жители Владимирской области, возможно, вопреки воле самого Сипягина делают все, чтобы он все-таки стал губернатором», — сказал мне глава местного издания «ПроВладимир» Дмитрий Резников.

Наблюдателей от «Яблока» ЛДПР не только не защищала (хотя их контроль на выборах был, по идее, в ее интересах), а наоборот, назвала провокаторами. Вечером в Сети появилось письмо координатора областного отделения ЛДПР Сергея Корнишова к председателю избиркома Владимирской области с просьбой «считать недействительными полномочия всех наблюдателей и ПСГ» во Владимире, Коврове, Муроме и еще нескольких городах и районах, «чтобы не создавать провокации и не мешать стабильному избирательному процессу».

К 20 часам в штаб ЛДПР начали подтягиваться журналисты. В коридоре столпились сразу несколько депутатов Госдумы. Так, Александр Курдюмов рассказывал, что радоваться рано, ведь коммунисты во Владимирской области не поддержали коллег по Госдуме, высказались «сначала за Орлову, а потом за порчу бюллетеней».

Один из депутатов от партии рассказал мне, что на жителей области произвел большое впечатление ролик Орловой, который она выпустила перед вторым туром: «С точки зрения технологии покаянный ролик, над которым многие угорают в Москве, здесь сработал. Я проехал по области, опросил сотню людей, и все, от таксиста до крестьянина, говорят, что вот мы дали «бабушке» понять, но добивать ее не будем. Такая вот психология русского народа».

Он добавил, что одна победа губернатора от ЛДПР на этих выборах — «это ****** [обалденно], а две — вообще ******** [восхитительно], в кубе». В тот же день от ЛДПР Сергей Фургал победил на выборах губернатора Хабаровского края, и перед вторым туром тоже казалось, что он не сильно рад неожиданно открывшимся перед ним перспективам.

Самого Сипягина в штабе ЛДПР не было, дозвониться до него не смог ни я, ни местные журналисты, и было совершенно непонятно, где он находится. Депутаты Госдумы, которые выглядели то ли абсолютно уверенными в победе, то ли совершенно индифферентными к результату, погрузились в джипы и уехали. Уже к 22 часам один из депутатов сообщил, что возвращается в Москву.

Ночные качели

Фото: Илья Азар / «Новая газета»

В партии «Единая Россия», которая отправила во Владимир не меньше депутатов Госдумы, чем ЛДПР, от комментариев воздерживались. Обещали организовать брифинг депутата и бывшего телеведущего Евгения Ревенко в 22 часа, потом перенесли на час, а в итоге его так и не случилось.

Орловские журналисты поздним вечером собрались в пресс-центре облизбиркома, где на экране показывали данные по голосованию. Сипягин с самого начала вырвался вперед, но постепенно отрыв уменьшался. Ближе к полуночи новые официальные данные поступать перестали, а вот от неудаленных наблюдателей из УИК появились тревожные (или, наоборот, радостные) для Сипягина новости.

Например, в УИК № 217 его результат (421 голос) при занесении в протокол приписали Орловой, а губернаторские 132 отошли ему. В Ленинском районе ТИК закрылись от приезжавших с протоколами председателей УИК. «Все говорит о том, что происходят манипуляции внутри ТИК, чтобы кандидат от власти тем или иным способом смог победить», — комментировал Резников.

«Почему десант депутатов Госдумы от ЛДПР не около ТИКов, почему они не размахивают корочками и не пытаются установить истину? — удивлялся журналист Резников. — И вообще, если бы ЛДПР рассчитывала всерьез на победу, то Владимир Вольфович все-таки нашел бы в своем плотном расписании время, чтобы доехать до Владимира и устроить здесь митинг поддержки Сипягина. Но давно понятно, что он меньше всех хочет победить здесь».

Журналист Максим Шевченко, которого в губернаторы Владимирской области выдвигала КПРФ, объяснил мне, что Сипягин «очень боится» победить Орлову.

«Он из ее рук получил бизнес и всегда топил за нее. Бизнес теперь отберут — раз, ответственность — два, да и местные администраторы всегда считали его зависимым от власти и курировали его — три», — сказал Шевченко. По его словам, Орлова «достала всех жителей хуже некуда», и «по велению сердца за нее даже ее собачка не проголосует».

Поскольку пресс-центр избиркома находится прямо в «белом доме» (администрации Владимирской области), то я воспользовался возможностью и поднялся на «губернаторский» шестой этаж посмотреть, что там творится. Атмосфера была напряженная — было тихо, люди изредка перебегали из кабинета в кабинет. В приемной губернатора мне сказали, что Орлова на месте, но пока очень занята.

Пока я сидел в коридоре в ожидании аудиенции, подсчет голосов в системе ГАС «Выборы» возобновился, и Орлова вырвалась вперед на несколько сотых процента. Вскоре женский голос (не Орловой) за дверью с облегчением произнес: «Обошли наконец. Переломили ситуацию». Но мужской голос посоветовал не торопиться, напомнив, что еще 80% голосов не подсчитано.

Вскоре в приемную губернатора внесли большое блюдо с фруктами, а из кабинета заместителя вице-губернатора Виталия Азарова все чаще слышался женский смех. Настроение на шестом этаже явно изменилось — все как будто расслабились.

В какой-то момент по коридору с огромным арбузом на плече прошел очень похожий на депутата Ревенко человек.

— Празднуете? — спросил его я.

— Да нет, просто арбуз едим, — ответил он и исчез в кабинете. Вскоре пресс-секретарь губернатора попросил меня покинуть шестой этаж, объяснив, что комментариев до утра не будет.

Победа пришла

Здание администрации Владимирской области. Фото: Илья Азар / «Новая газета»

Около здания администрации во втором часу ночи я встретил замглавы избиркома Владимирской области Сергея Канищева.

— Что у вас происходит-то? — спросил я.

— Вводят медленно, потихонечку, спокойно, с чувством, с толком, с расстановкой.

— В ТИКи, говорят, не пускают.

— Поочередно, — Канищев был немногословен.

— То есть все в порядке?

— Ну как? Медленно, но в порядке. Вводят же!

— Фальсификаций нет? — упорно продолжал я этот немного абсурдный разговор.

— Не вижу пока.

— То есть честные выборы?

— Да.

После двух часов ночи цифры вдруг стали обновляться намного быстрее, и вскоре стало понятно, что Сипягин побеждает. В 1.54 даже депутат Госдумы от ЛДПР Михаил Дегтярев, которого я за четыре часа до этого спросил о местоположении Сипягина, вдруг ответил: «На посту. В полях».

P.S.

Когда в районе трех часов ночи подсчитали уже больше 90 % бюллетеней, и у Сипягин было 57 %, он внезапно вернулся с полей и возник в пресс-центре избиркома. «Случилось то, что должно было случиться. Я не подведу жителей Владимирской области, они не пожалеют о своем выборе. Я чувствую ответственность», — сказал Сипягин журналистам.

Илья Азар

Источник: "Новая газета"