«Офицеры вызывают проституток, избивают срочников и контрактников, а сержанты продают насвай»

Солдаты рассказали про беспредел в части, которая штурмовала Пальмиру

В 96-й отдельной разведбригаде (ОРБ), которая в 2016 году участвовала в битве за сирийскую Пальмиру с террористами из ИГ*, сейчас процветает самоуправство, а в самой воинской части царит полный беспредел, рассказал Daily Storm контрактник Илья Ботыгин. По словам военнослужащего, руководитель подразделения с молчаливого согласия руководства части запер его в казарме и оставил без еды на четыре дня. Ботыгину приходилось спать на полу на матрасе. Кроме того, он рассказал, что его избивал сержант. Свободу солдату вернули только после того, как его хватились родители, поскольку он несколько дней не выходил на связь. Ситуацией уже заинтересовалась военная прокуратура.

Проблемы у ефрейтора Ботыгина, который служит в радиотехнической роте, начались конце 2019 года. Военный рассказал Daily Storm, что хорошо погулял в свое свободное время, но при этом опоздал на службу и попался. Командир Ильи, по его словам, написал рапорт, в котором сказано, что солдат находился на службе, выпив бутылку пива. Обычно за такой проступок, по словам Ботыгина, в подразделении принято выносить выговор. Исходя из решений гарнизонных судов, которые находятся в открытом доступе, за это могут назначить в качестве наказания до 15 суток ареста.

Ефрейтора же просто закрыли в одной из комнат казармы, утверждает он. Со слов военнослужащего, его не кормили в первые несколько дней вообще, а потом давали поесть только «через день». После этого, пока солдата не выпустили, он держал сухую голодовку.

Эту информацию подтверждает сослуживец Ильи, который пожелал сохранить инкогнито. «На новогодние праздники начальство заперло контрактника за пьянку, хотя обычно в таких случаях делается выговор. Первые дни его держали под замком и не приносили еды. Спал он на матрасе без постельного белья. Кроме того, Ботыгина били. Сам я этого не видел, правда», — рассказал он.

При этом слова ефрейтора Ботыгина об избиении подтвердил Daily Storm другой его сослуживец. «Я видел, как Ботыгина били в грудь, по ребрам, в бедро и по плечам. Это делал сержант. Прошу сохранить мою анонимность, потому что не хочу, чтобы меня тоже избивали», — заявил собеседник.

Сам Ботыгин рассказывает: практика изолирования у них в подразделении — норма. Илья решил рассказать обо всем журналистам, потому что, с его слов, у них в части после таких «воспитательных мероприятий» не так давно умер человек. На почве всего, что произошло в последние недели, у Ильи случился нервный срыв и появились мысли о самоубийстве.

«Психиатр выдал направление в клинику, но командование не хочет отправлять, чтоб не портить честь части. Недавно один контрактник уже умер, прикованный к батарее», — утверждает Ботыгин.

Фото: © Global Look Press / City News Moskva

Он рассказывает, что не так давно еще одного контрактника так же воспитывали. Человека приковали наручниками к батарее, а у него случился эпилептический припадок. «Полиции сказали — типа он дома откинулся. Хотя откачивал его мой товарищ», — сказал солдат.

Его слова подтверждает сослуживец. «Контрактника у нас в части держали. Чтобы из запоя вывести. А чтобы не ушел никуда, его наручниками приковали. Так вот, у него случился приступ эпилепсии. Руководство части это скрыло, сказав, что он умер у себя дома, хотя откачивали его дежурный фельдшер медпункта бригады и солдат срочной службы», — утверждает собеседник Daily Storm.

У самого Ботыгина в конце декабря забрали все личные вещи. Телефон, по его словам, выдали только после того, как он пригрозил суицидом. Ефрейтор сразу позвонил родителям и рассказал о происходящем. Но до приезда в часть матери его держали под охраной, отметил молодой человек.

«Мне выдали телефон только после того, как я сказал психологу, что вскроюсь», — рассказывает Илья.

Когда Ботыгин пригрозил начальству, что обратится в СМИ, с ним решили попробовать договориться. Илья рассказывает: комбриг требовал, чтобы он подписал бумаги о том, что у него нет претензий к руководству, за ним осуществляли надлежащий уход и вообще все было в порядке. В то же время его не отправляли к врачу, хотя после побоев он начал хромать.

«Они мне сказали, что буду еще две недели тут сидеть, пока все не пройдет», — рассказал солдат.

Фото: © Global Look Press / Pravda Komsomolskaya

Ботыгину объясняли это тем, что он нестабилен и за ним нужно наблюдение.

«Но наблюдение [нужно] специалиста, а не ********, после которых я побои снимаю», — возмущается солдат.

Мать приехала к Илье 18 января, и они в больнице зафиксировали побои. Уже 20 января военнослужащего повели на беседу к сержанту, который Ботыгина и караулил.

«Ну что, мировая?» Я говорю, что никакой мировой, — пересказывает солдат. — Они стали спрашивать, чего я хочу, денег стали предлагать. Но мне не надо их денег, мне надо, чтобы в моей части пацанов не ******* [не били]».

После отказа от мировой Ботыгина решили проверить на наркотики. Сказали, что заведут на него дело. Но анализ показал, что военнослужащий чист. Тогда, по словам Ильи, командование части велело написать заявление о неуставных взаимоотношениях на имя комбрига полковника Валерия Вдовиченко. Солдат утверждает: ему пообещали, что против сержанта заведут дело, но его самого «отправят в дурку» — психиатрическое отделение военного госпиталя в Подольске. Он сказал Daily Storm, что написал такое заявление.

Фото: © Global Look Press / Zamir Usmanov

Мать Ильи Ботыгина Нина выражает недоумение по поводу решений военного командования.

«Они сейчас узнали, что у Ильи есть родственники за рубежом. Так вот, говорят теперь, что он иностранный агент, его прислали, чтобы часть опорочить. Они это серьезно говорят. А еще они говорят, что он псих. Но его ведь в военкомате проверяли. На призывном, когда контракт подписывал, тоже обследование было. Везде годен и категория «А». Это что с ним надо было делать, чтобы он за месяц с ума сошел?» — спрашивает Нина Ботыгина.

Мать солдата поясняет: они с сыном осознают, что им придется сложно и что публичные заявления делать довольно опасно. Однако, по ее словам, Илья хочет, чтобы в части прекратилась неуставщина.

Сам военный про свое подразделение рассказывает так: «Нормально абсолютно, если офицер нажрется и будет мозги выносить, качать (физическое наказание в виде силовых упражнений. — Примеч. Daily Storm), могут по десять раз ночью устраивать подъем и отбой пьяные, челики бьют друг друга, там же в казарме потом зашивают друг друга и в кубрике (помещении) сидят, пока не пройдет все».

По словам солдат, с которыми удалось поговорить Daily Storm, в части не соблюдается уставной учебный распорядок, то есть их не обучают военному искусству, а просто делают фотоотчеты для начальства.

«У нас на этаже даже кубарь есть, куда офицеры шлюх вызывают, — продолжает повествование Ботыгин. — Иногда офицеры так увлекаются кутежом и угаром, что забывают отвести свое подразделение на ужин. Так солдаты и не едят до утра».

«Тут если пьянка, то знают все. Срочников за водкой отправляют, кровати им заблевывают. Прапорщика, который был нашим руководителем на КМБ (курс молодого бойца. — Примеч. Daily Storm), за изнасилование посадили. Комбригу *****, он рыпнется только если жопу свою прикрыть надо будет», — сказал Ботыгин.

Фото: © Global Look Press / Mikhail Dyagtyarev

Про прапорщика сослуживец Ильи рассказывает так. «На вокзале нас встретил в нетрезвом состоянии старший прапорщик, который был там старшиной, с фразой «вам *****». На КМБ можно было часто увидеть его в нетрезвом состоянии. Также он часто занимался рукоприкладством — бил солдат срочной службы. После КМБ, когда нас распределили по подразделениям, мы узнали, что тот старший прапорщик сел в тюрьму за изнасилование», — говорит собеседник издания.

Кроме того, военные утверждают, что сержанты в подразделении выманивают деньги у младших по званию любыми возможными способами. Им приходится отдавать часть зарплаты, в увольнение срочник может уйти не меньше, чем за бутылку коньяка. Телефоны у призывников тоже забирают, а потом заставляют выкупать.

«Постоянно пьянки у офицеров и сержантов, срочников отправляют за водкой и прочим», — утверждает сослуживец Ботыгина.

Еще один сослуживец нашего героя говорит, что сержанты продают срочникам легкие наркотические вещества. Также он рассказал про то, что недавно в части пропали некие секретные документы и печати. В этом заподозрили одного из майоров. В его квартире провели обыск и действительно нашли пропавшее. После этого офицер якобы покончил с собой.

В военном гарнизоне Daily Storm отказались комментировать ситуацию, но заявили, что все держат под контролем и «разберутся».

Фото: © Global Look Press / Mikhail Dyagtyarev

Справедливости ради заметим, что некоторые военные из 96-й ОРБ не считают, что в их подразделении происходит что-то неправомерное. Так, один из молодых людей сказал: «Про неуставняк ничего не знаю, а что бухают — ну да. Ну так все бухают».

96-я ОРБ была основана в конце декабря 2015 года. В 2016 году бойцы бригады принимали участие в битве за Пальмиру. В боевых действиях участвовал в том числе и командир Ильи Ботыгина Валерий Вдовиченко.

После сдачи текста мать Ильи Ботыгина сообщила Daily Storm, что с ним оперативно разорвали контракт, перевели снова на срочную службу и отправили в психиатрическое отделение военного госпиталя в Подольске. Мать солдата подала заявление в военную прокуратуру 20 января.

Вечером того же дня Илья Ботыгин сообщил, что перед его отправкой в Подольск в часть приехали военные прокуроры, изъяли документы и запретили помещать его в госпиталь и разрывать контракт.

ИГ* («Исламское государство»*) — организация признана террористической и запрещена в России.

Алексей Полоротов

Источник: "Daily Storm"