От чего лечился и почему умер артист Дмитрий Марьянов

По мнению публициста и автора нашумевшей книги о наркомании и наркоманах Сергея Баймухаметова, в стране действуют сотни незаконных клиник, предлагающих специфическую "помощь"и гарантирующих анонимность

Еще раз изучив обстоятельства "внезапной" смерти популярного артиста, автор пришел к неожиданным выводам.

Известный актер театра и кино ушел из жизни 15 октября 2017 года. Шокирующие обстоятельства его смерти громко обсуждались в прессе, в социальных сетях.

Однако здесь мы исключим свидетельства, широко распространенные в информационном поле, и обратимся только к официальным источникам. Месяц назад Следственный комитет РФ завершил расследование уголовного дела в отношении главы реабилитационного центра «Феникс» Оксаны Богдановой в связи со смертью актера Дмитрия Марьянова.

«Ей предъявлено обвинение в оказании услуг, не отвечающих требованиям безопасности, повлекших по неосторожности смерть человека (ч. 2 ст. 238 УК РФ), и оставлении в опасности (ст. 125 УК РФ), - говорится в сообщении Главного следственного управления. - С 6 по 15 октября 2017 года актер Дмитрий Марьянов находился в реабилитационном центре. 15 октября от Марьянова бывшим клиентам и консультантам центра неоднократно поступали жалобы на плохое самочувствие и боль в ноге. Указанные лица не менее 10 раз сообщали директору центра о нахождении актера в тяжелом состоянии и необходимости его госпитализации... Тем не менее, обвиняемая воспрепятствовала направлению актера для оказания медицинской помощи и доставлению его в больницу. Она запретила вызывать «скорую помощь», намереваясь продолжить социальную адаптацию актера в стенах своего центра.

В результате, несмотря на запрет, видя тяжелое состояние Марьянова, «скорую помощь» вызвал мужчина, получающий услуги в данном центре. После этого актер был доставлен в больницу, где была констатирована его смерть…

Причиной смерти Марьянова явился сквозной разрыв задней стенки левой общей подвздошной вены с образованием массивной кровопотери…

При своевременном направлении Марьянова в лечебное учреждение… сохранение его жизни было бы возможным.

Следует отметить, что директором центра давались указания персоналу по введению Марьянову внутримышечно препаратов «галоперидол» и «феназепам», которые могут применяться только в условиях медицинского учреждения и строго по назначению лечащего врача, приобретенных у неизвестных производителей и с неустановленными сроками годности».

Конец цитаты.

Теперь понятно, почему родственники, ознакомившись с материалами дела, потребовали возбуждения уголовного дела в отношении директора реабилитационного центра «Феникс» Оксаны Богдановой еще по двум статьям УК РФ: за незаконное осуществление медицинской деятельности и незаконное лишение свободы.

От каких болезней лечился Марьянов в центре «Феникс»?

Через два дня после трагических событий его агент заявила в СМИ: «Марьянов лечил старую травму позвоночника, а вовсе не алкоголизм. Причиной смерти стал тромб, у него еще с прошлого года были проблемы с тромбом, стоял фильтр на вене. А сейчас некоторые СМИ вместо того, чтобы проводить достойно человека в последний путь, начинают копать грязное белье и распространять ложь».

Через год его вдова Ксения Бик в эфире Первого канала призналась: «Дима был алкоголиком… Мы сделали все, что могли. Мы обошли все известные нам клиники в Москве, «Феникс» был последним местом, дальше идти уже было некуда».

Алкоголизм – давно уже не проблема для медицины. Алкоголизм лечится вполне успешно в государственных клиниках. Частный центр «Феникс» не идет с ними ни в какое сравнение – ни по оснащенности, ни по персоналу, по его квалификации. Более того, «Феникс», как выяснилось впоследствии, заведение из разряда отнюдь не респектабельных, внушающих безусловное доверие. Единственное, что здесь и в других подобных точно гарантируется – анонимность. Пациента не ставят на государственный учет.

Но и алкоголизм в общественном восприятии давно уже не грех, и лечение от него не становится пятном на репутации, тем более – в художественной среде.

Через 9 дней после гибели Марьянова директор реабилитационного центра «Феникс» Оксана Богданова в телепрограмме «Прямой эфир» на канале «Россия 1» сказала, что «Феникс» – это реабилитационный центр для людей с девиантным поведением. «Марьянов страдал депрессией. Мой Центр не имеет никакого отношения к медицине: мы оказываем только психологическую помощь. Никаких капельниц и лекарств мы не даем своим клиентам». (Повторим заключение Следственного комитета: «Давались указания персоналу по введению Марьянову внутримышечно препаратов «галоперидол» и «феназепам», которые могут применяться только в условиях медицинского учреждения и строго по назначению лечащего врача, приобретенных у неизвестных производителей и с неустановленными сроками годности».)

Публичные люди, в том числе артисты – чрезвычайно чутки к понятию «репутация». А из слов Богдановой следовало, что известный в стране артист обратился за психологической помощью в заведение, которое известно в узких кругах (и во всей Лобне) тем, что «там лечат наркоманов»?

И тут мы подошли к главному. К статусу больниц и клиник, подобных «Фениксу». К статусу законному и – реальному.

По Федеральному закону от 08.01.1998 N 3-ФЗ «лечение больных наркоманией проводится только (!!! – С.Б.) в медицинских организациях государственной и муниципальной систем здравоохранения. Приватизация и передача в доверительное управление медицинских организаций государственной и муниципальной систем здравоохранения, оказывающих наркологическую помощь, запрещаются».

То есть все частные наркологические клиники и больницы в стране – вне закона. Их быть не может вообще. Если же таковые обнаружатся, то их организаторы (владельцы) должны быть привлечены к уголовной ответственности по статьям 159 (мошенничество), 171 ч. 2 (незаконное предпринимательство) и 235 (незаконное осуществление медицинской деятельности или фармацевтической деятельности) УК РФ.

Теперь введем в Яндекс запрос «частные наркологические клиники и больницы» – и увидим… Несметное количество. Они зарегистрированы и получили лицензии как «реабилитационные центры», то есть без права лечения. Но еще раз посмотрим на их сайты. Они открыто, никого не боясь, рекламируют себя как частные наркологические клиники и как частные наркологические больницы. Они громко оповещают о том, чем им заниматься запрещено по закону. На сайте «Феникса» читаем: «Лечение наркомании в клинике «Феникс» в Лобне. Наша наркология в Лобне предлагает комплексное лечение, мы знакомы со всеми типами наркотических веществ, известными сегодня… Вывод токсических веществ из организма современными препаратами… Ультра-быстрая опиоидная детоксикация – за 6-8 часов».

Другие частные «наркологические центры» заверяют: «Вы можете записаться на сеанс или пройти курс лечения и реабилитации, не опасаясь постановки на учет».

И так далее, и тому подобное – по всей стране. Сотни клиник и больниц. И ни один из многочисленных контролирующих и специальных органов – не видит, не замечает. Вот уже 21 год со дня принятия закона. Значит, все позволено.

А когда все позволено, тем более, в медицине, тогда возможно и случается все - любые ужасы и кошмары.

В данном случае шум поднялся, потому что человек известный. А что происходит с рядовыми людьми в таких больницах, мы мало знаем. Иногда появляется информация, вроде этой (снова подчеркну: из официальных источников – из органов Росздравнадзора по Москве и Московской области):

«Росздравнадзор выявил нарушения в работе ряда московских наркологических клиник, в которых были зафиксированы случаи смерти пациентов.

Четырнадцатого мая в городе Москве территориальным органом Росздравнадзора по Москве и Московской области по факту смерти пациента работа стационарного отделения наркологической клиники ООО «МедЭкспресс» приостановлена на 90 суток. В ходе контрольно-надзорных мероприятий установлено, что частная наркологическая клиника ООО «МедЭкспресс» оказывает помощь больным в условиях стационара с грубым нарушением лицензионных требований».

Росздравнадзор прямо указывает, что «МедЭкспресс» - частная клиника. То есть - запрещенная законом. Росздравнадзор об этом не знает? Или все позволено? Так давно позволено, что стало нормой?

Наверно, показательно и то, что следствие по делу о смерти Дмитрия Марьянова длилось год и девять месяцев – и ограничилось обвинением «в оказании услуг, не отвечающих требованиям безопасности, повлекших по неосторожности смерть человека (ч. 2 ст. 238 УК РФ), и оставлением в опасности (ст. 125 УК РФ)». А родственники требуют привлечения к ответственности также и за незаконное осуществление медицинской деятельности.

Сергей Баймухаметов

Источник: "Новые Известия"