От «Рамблера» до «Галереи» и «О`Кея»

Зачем Сбербанк скупает непрофильные активы

Онлайн-сервисы со СМИ и кинотеатрами, продуктовые ретейлеры — неформатные покупки могут говорить о том, что Сбербанк создает новую цифровую экосистему.

Крупнейший российский банк сообщил о покупке доли в «Рамблере», рассказал о вложениях в «О`Кей», в СМИ просочились планы о покупке «Галереи» в Петербурге и ранее «Яндекса». В банке «Фонтанке» объяснили, что хотят покрыть нефинансовые потребности своей многомиллионной армии клиентов. Приобретения интегрируют в банковские каналы, в сеть отделений, в мобильный банк. Эксперты предостерегают, что вложения могут себя не оправдать.

О том, что он стал вторым по величине акционером группы «Рамблер», Сбербанк сообщил 24 апреля. В результате сделки экосистему кредитного учреждения пополнит более 30 интернет-ресурсов группы: одноименный портал, Lenta.ru, Gazeta.ru, «Чемпионат.ру», «Афиша.ру», «Рамблер-Касса» и другие с ежемесячной аудиторией в 56 млн человек. Также в сделку вошёл онлайн-кинотеатр Okko.

В тот же день «Коммерсант» рассказал, что Сбербанк планирует стать новым владельцем торгового центра «Галерея» в Петербурге. Якобы американский фонд недвижимости Morgan Stanley обсуждает возможность продать свой объект за 70-80 млрд рублей.

Сбербанк это комментировать отказался. Хотя накануне объяснял информацию о приобретении ретейлера «О`Кей» с десятками магазинов по всей стране. В Сбербанке сказали, что ведут переговоры о финансировании сделки по покупке сети в интересах совместного предприятия с «Яндексом» на базе «Яндекс.Маркета». Позднее в СМИ, со ссылкой на источник в банке, появилась информация, что Сбербанк не ведет переговоров о финансировании покупки части бизнеса «О’Кей».

А полгода назад в СМИ активно обсуждалась информация о том, что Сбербанк может стать новым крупным акционером уже самого «Яндекса». «Ведомости» даже рассказывали, что есть варианты получения госбанком фактического контроля над компанией с помощью голосующих акций. Но сразу после выхода публикаций Сбербанк опроверг факт переговоров, заявив, что не получал предложения о выкупе акций и не обращался к интернет-компании с подобным предложением. В апрельском интервью «России-24» глава банка Герман Греф заявил о планах развивать партнерство с «Яндексом».

На первый взгляд, сделки и партнерства не связаны — разный бизнес, разные схемы инвестиций и совместной работы. Аналитик «Финам» Наталья Малых считает, что они могут быть разными и по значению для Сбербанка. Например, покупка ТЦ «Галерея» вполне может оказаться сделкой в рамках прямых инвестиций для перепродажи в будущем, а приобретение «Рамблера» и «О`Кей» – в рамках развития экосистемы.

По её словам, у «Рамблера» есть продукты и сервисы в сфере медиа, развлечений, электронной коммерции, и сделка обещает хороший эффект синергии для Сбербанка, который хочет больше знать о поведении клиентов в Сети и понимать их не только с финансовой стороны, но и социальной. В дальнейшем это позволит лучше монетизировать  огромный банк клиентов, расширяя список сервисов для них и расширяя продажи традиционных банковских продуктов.

А внимание к «О`Кею» может объясняться развитием проектов в электронной коммерции совместно с «Яндексом».

– Тренды таковы, что ретейлерам сейчас необходимо присутствие как офлайн, так и онлайн, и мы видим выход традиционных игроков в онлайн-сферу или партнерства интернет-магазинов с офлайн – торговыми точками. В последнем случае главный интерес представляет инфраструктура сети гипермаркетов – торговые точки и дистрибьюторские центры, которые могут дать экономию интернет-магазинам, нарастить продажи, долю рынка, и в итоге сделать онлайн-ретейлера более конкурентным, – считает Малых.

По словам Натальи Мильчаковой, заместителя директора информационно-аналитического центра «Альпари», банки во всем мире не только скупают непрофильные активы, но и сами инвестируют в развитие бизнесов, которые ранее считались непрофильными – «на одних классических банковских услугах в XXI веке далеко не уехать».

– Инвестируют в IT-сектор, разработку программного обеспечения, мобильных приложений. В России можно вспомнить покупку торговой сети «Магнит» банком ВТБ (в мае группа ВТБ продала почти 12 из 29% акций сети «Магнит»). Традиционные банковские услуги были связаны с физическим посещением клиентом офиса банка, а с развитием Интернета (и тем более мобильного Интернета) на рынок банковских услуг входят уже специализированные банки, работающие только онлайн, как «Тинькофф», или IT-ресурсы, которые развивают на своих площадках платежные и некоторые банковские сервисы, – рассказала эксперт.

– В будущем банки могут превратиться, с помощью приложений, в личного финсоветника и консьержа, помогающего в формировании и реализации предпочтений, от поиска и открытия вкладов и получения кредитов, до покупки билетов в театр, одежды, подбора и аренды жилья на отпуск, – считает главный стратег «Универ Капитал» Дмитрий Александров.

В пресс-службе Сбербанка «Фонтанке» рассказали, что они действительно создают цифровую экосистему. В неё уже входит свыше 20 компаний, предоставляющих различные сервисы и услуги: электронная коммерция («Яндекс.Маркет»), медицина (DocDoc), телекоммуникации («Сбербанк Телеком»), облачные технологии (SberCloud), коммуникации (Dialog), идентификация (VisionLabs), лайфстайл («Фудплекс»), сервисы для оптимизации бизнес-процессов («Эвотор», «Интеркомп»), недвижимость («ДомКлик»), финтех («Яндекс.Деньги») и другие.

– У Сбербанка десятки миллионов клиентов физических лиц и миллионы клиентов юридических лиц, существенная доля которых ежедневно взаимодействует с банком через разветвленную сеть отделений и мобильное приложение. У каждого из этих клиентов есть большое количество потребностей, которые выходят за рамки финансовых услуг. Интеграция нефинансовых сервисов в банковские каналы, в сеть отделений, в мобильный банк позволяет всем этим клиентам воспользоваться новыми услугами максимально быстро, с гарантированным уровнем качества и надежностью, – рассказали в банке.

Например, уже сейчас клиенты Сбербанка могут в мобильном банке отправить своим знакомым не просто деньги, а товары с маркетплейса «Беру». По такой же схеме, например, работает сервис «ДомКлик» от Сбербанка, где клиент может найти жилье, оформить на него через Сбербанк ипотеку, заказать юридическое сопровождение сделки. Это возможность уйти от продукта – ипотеки – к самой квартире и к близким сервисам.

Деньги на эксперименты у банка есть, считает директор представительства ИФК «Солид» в Петербурге Екатерина Васина, и сейчас лучшее время для таких приобретений.

– У банка сильные финансовые результаты, стабильный рост доходов, а чистая прибыль на историческом максимуме, – считает Васина.

– В долгосрочном периоде стратегия инвестирования в непрофильные бизнесы перспективна, так как, вероятно, лет через десять клиенту уже трудно будет отличить «традиционный» банк от сервиса, предоставляющего, кроме своих основных услуг, еще и банковские услуги. В краткосрочном все зависит от конкретного непрофильного актива и сроков его окупаемости. Эта стратегия, как и любая бизнес-стратегия, особенно связанная с активностью в M&A, несет риски, и прежде всего, риски не окупить вложенные средства, риски, что покупка окажется невыгодной и неперспективной, – добавила Мильчакова.

Например, «Рамблер», когда-то опережавший «Яндекс» по размеру аудитории и доходам, на фоне конкурента теперь смотрится уже не так выигрышно. А сеть «О’Кей» в 2018 году получила чистый убыток по МСФО в размере 599 млн руб.

Кроме того, приобретенная аудитория может не принять новые сервисы, и наоборот — нововведения могут оказаться не востребованы старой аудитории.

– Часто проекты в «финтехе» наталкиваются на совсем неожиданные реакции пользователей, поведенческая специфика играет очень серьёзную роль, – предостерегает Дмитрий Александров. Но Сбербанк имеет хорошую платформу для сбора данных, их анализа и отработки решений через собственную и внешнюю клиентскую базу, сильный бренд, лояльность к которому и доверие очень высоки и могут влиять на настроения потребителей.

Илья Казаков

Источник: "Фонтанка.Ру"