«Отвратительная месть»

The New Times оштрафован на 22 миллиона рублей

Суд в Москве оштрафовал издание The New Times и его главного редактора Евгению Альбац на 22 миллиона 250 тысяч рублей, признав их виновными в несвоевременной подаче в Роскомнадзор данных о зарубежном финансировании. Адвокат The New Times Вадим Прохоров оценил решение суда фактически как "принудительную ликвидацию издания".

По словам Евгении Альбац, дело, по которому выписан многомиллионный штраф, долгое время находилось в прокуратуре, но было возвращено в суд, а затем рассмотрено буквально за несколько часов. Причем рассматривала его та же судья, что и возвращала в прокуратуру из-за недоработок. Такую скорость судебного разбирательства Альбац связывает с интервью с Алексеем Навальным, которое вышло в ее программе на радиостанции "Эхо Москвы" накануне и, вероятно, вызвало недовольство в Кремле.

Совет по правам человека при президенте РФ изучит ситуацию со штрафом издателю журнала The New Times, сообщил глава СПЧ Михаил Федотов. "Мы будем разбираться с этой ситуацией, которая мне кажется достаточно странной", – сказал Федотов "Интерфаксу" в понедельник. Он отметил, что у Совета пока нет документов, позволяющих сделать вывод о сложившейся ситуации.

Мировой судебный участок Тверского района 26 октября оштрафовал на 22,25 млн рублей ООО "Новые времена", издателя журнала The New Times и одноименного сайта, за несвоевременное предоставление данных в Роскомнадзор. Согласно решению мирового суда, суд пришел к выводу, что "Новые времена", получив 22,25 млн рублей от НКО "Фонд поддержки свободы прессы", признанного иностранным агентом, не предоставило в Роскомнадзор уведомление о получении средств от иностранных источников за 2, 3 и 4-й кварталы прошлого года.

Основатель фонда поддержки свободы прессы Дмитрий Зимин

Основатель фонда поддержки свободы прессы Дмитрий Зимин

Пресс-секретарь президента России Дмитрий Песков назвал решение суда о штрафе "обоснованным", так как издание, по его словам, получало деньги от иностранных агентов и не декларировало это, что является нарушением закона. Отвечая на вопрос, как в Кремле отреагируют на возможное закрытие издания, он сказал, что "это​ скорее плохо, чем хорошо".

Представитель ОБСЕ по свободе прессы Арлем Дезир призвал власти России отменить решение о штрафе. В распространенном в воскресенье заявлении представитель ОБСЕ назвал штраф "чрезвычайно высоким", а решение суда о его назначении – "беспрецедентным". По словам Дезира, это решение "вредит свободе СМИ" в России. Он выразил надежду, что к отмене штрафа приведет решение апелляционной инстанции. Представитель ОБСЕ также вновь призвал российские власти срочно должны внести поправки в существующий закон об иностранных агентах, так как именно действующее законодательство создало ситуацию с The New Times и провоцирует "ненужные и несоразмерные меры" в отношении плюрализма СМИ. В самом The New Times подчеркивают, что столь высокое взыскание приведет к закрытию журнала. Адвокат издания Вадим Прохоров считает, что сроки по иску истекли, и намерен обжаловать решение суда. The New Times в 2017 году перестал выходить в бумажной версии, но сайт издания продолжает работу.

Сама Евгения Альбац уверена, что беспрецедентно высокий штраф – это месть власти за критические публикации:

– Конечно, мы будем оспаривать это решение. Мы в течение 10 дней должны подать апелляцию. Беда заключается в том, что эта апелляция придет все в тот же Тверской районный суд, к той же судье Затонской, которая отменила решение судьи мирового суда Шведовой. Дело вернулось в прокуратуру за истечением срока давности. Она написала подробное определение, в котором указывала, что прокуратура Тверского района города Москвы допустила серьезные процессуальные нарушения, что это дело не может быть рассмотрено. Собственно, я всю эту историю очень подробно изложила на сайте newtimes.ru. К сожалению, цинизм нашей ситуации в том, что наша апелляционная жалоба придет ровно к той судье, которая каким-то образом проигнорировала и решение Пленума Верховного суда, и полностью приняла позицию прокуратуры.

Евгения Альбац

Евгения Альбац

– А как суд объясняет чудовищную сумму штрафа?

– Дело в том, что в законе предусмотрен штраф в размере суммы иностранного финансирования, о котором не были извещены соответствующие российские органы. Во-первых, мы уведомляли российские органы – и налоговую инспекцию, и Минюст – обо всех деньгах, которые мы получали через Фонд поддержки свободы прессы. Вся история заключается в том, что у нас есть Фонд поддержки свободы прессы, через который мы делали краудфандинг, собирали деньги на издание журнала. Он существует с 2009 года. В декабре 2014 года этот фонд одним из первых был объявлен иностранным агентом.

Наши спонсоры, в частности отец и сын Зимины, переводили нам деньги со счетов за пределами РФ. Это стало основанием для того, чтобы объявить наш фонд иностранным агентом. Как оказалось теперь, все деньги, которые приходили в фонд, неважно, из-за границы или от граждан РФ, автоматически становились зарубежными источниками финансирования. Например, был предприниматель Петр Офицеров, проходивший с Алексеем Навальным по делу "Кировлеса". Петр на протяжении нескольких лет каждый месяц нам переводил деньги на выпуск журнала, он был наш постоянным читателем с первого номера. Оказывается, все деньги, которые Петр Офицеров нам переводил, были иностранным финансированием. Есть человек в городе Жуковском, который регулярно переводит нам примерно по 60 тысяч рублей. Я его нашла, конечно же, потом. Оказывается, он живет в городе Жуковском, в российском городе, российский человек. Он переводил деньги в Фонд поддержки свободной прессы. Оказывается, это тоже иностранное финансирование. В голову не могло бы прийти, что перевод с российского счета на российский счет означает иностранное финансирование.

– Возможно ли вам в принципе заплатить такой огромный штраф?

– Как вы себе представляете?! Если бы у меня было 22 миллиона рублей, я бы снова стала выпускать бумажный журнал The New Times. Я бы опять набрала редакцию. 22 миллиона рублей – это годовой бюджет нашего сетевого издания newtimes.ru с крайне усеченным штатом и с тем, что я выполняю функцию верстальщика сайта.

– А если попросить о помощи читателей?

– Мы об этом думаем. Я за последние дни получила совершенно удивительное количество тепла от наших постоянных читателей, от некоторых коллег, от Дмитрия Муратова, который тут же предложил свою помощь. Люди мне пишут, что они готовы участвовать в сборе денег. Сейчас нам необходимо пройти апелляцию первой инстанции. В общем, мы более-менее понимаем, что нам ждать. Дальше нам предстоит Мосгорсуд, Верховный суд.

Пленум Верховного суда дважды принимал решение конкретно по этой группе статей КоАП. И сейчас эти решения Пленума Верховного суда нарушены. Поэтому мы надеемся, что главный суд страны вернется к своим же решениям и укажет судам первой инстанции, что это невозможно. По этому поводу уже были даны разъяснения. Дело в том, что КоАП написан ужасным образом. Об этом мне говорят многие адвокаты. И ровно поэтому Верховный суд, Пленум Верховного суда, Президиум Верховного суда давали целый ряд разъяснений. Например, по этой статье 13.15.1 в принципе возможны такие совершенно невероятные штрафы. Эта статья совершенно не прописана.

– Вам понятно, что конкретно вы нарушили?

– Для ваших слушателей я объясню, что мы не сделали. Мы заплатили все налоги, мы отчитались, что мы, как иностранные агенты, обязаны отчитываться каждый квартал в Минюсте. Мы это все делали. Мы предоставили всю информацию, которую требуют фискальные компетентные органы РФ. Но согласно поправкам в статью 19.2 закона о СМИ была введена еще одна форма отчетности. Эта форма отчетности представляет из себя одну таблицу и к ней три файла. Для этого вы должны получить специальный электронный ключ, установить специальный софт, который можно активировать только на PC, и раз в квартал отправить эти четыре бумажки. Все! Это просто еще одна форма бюрократизации. Вот это мы не отправили в Роскомнадзор. Это не то что мы такие злостные нарушители. Просто они долго искали, как бы к нам прицепиться.

– С чем конкретно вы связываете желание ликвидировать ваше издание?

– Давайте все-таки не будем хоронить нас раньше времени. Нас столько раз хоронили, а мы каждый раз выживали. С чем я связываю такую серьезную атаку на издание? Началось это в апреле 2018 года, как мы теперь знаем. Именно тогда депутат Госдумы от фракции "Справедливая Россия", ветеран КГБ СССР Николай Рыжак направил письмо на имя генпрокурора Юрия Чайки, в котором, ссылаясь на некий источник, который по электронной почти прислал ему письма некоего господина Игнатова, говорит о том, что журнал "Нью Таймс" и Альбац получили 4,5 миллиона рублей зарубежного финансирования. Но он оставил в стороне, каким образом операции по счетам коммерческой организации оказались у никому не известного господина Игнатова. Как он поделился этой информацией с генерал-лейтенантом, каким образом они узнали, что мы не отчитались в Роскомнадзор, хотя сам Роскомнадзор никаких претензий к нам по этому поводу не предъявлял, – это он оставил за скобками.

Но ровно тогда, в марте месяце мы печатали серию материалов, которая называлась "Путин: итоги 2000–2018", и рассказывали в разных материалах о том, к чему страна пришла за 18 лет правления одного человека во внутренней политике, в международной политике, в сфере СМИ, в сфере общественных отношений и так далее. Конечно, картина эта была не слишком веселой. Вслед за этим к инаугурации мы опубликовали серию материалов "Путин. Эволюция", о том, как эволюционировали взгляды президента на протяжении этих 18 лет. И мы уже знаем, что как только мы публикуем какой-то критический материал относительно президента РФ, мы тут же получаем штраф от Роскомнадзора. Находится какая-то закорючка, и нам прилетает то, что в СМИ называется "письмом счастья". Прилетает это "письмо счастья" – это регулярно 20 тысяч штрафа, 40 тысяч штрафа и так далее. У нас 18 таких протоколов! С начала года я заплатила 400 тысяч рублей штрафа. Я понимала, что прилетит и в этот раз.

– Вы полагаете, что это месть за критику?

– Да. Вы всегда принимаете решение о том, будете ли вы публиковать тот или иной материал, понимая, что за этим будут последствия. Поэтому, публикуя острокритические материалы в отношении президента РФ, я понимала, что за это нам чего-нибудь прилетит. Но мне казалось, что за эти 12 лет я научилась защищаться, я так внимательно следила, чтобы не попасться на каких-то таких вещах. И вот тут нас отловили.

– И когда продолжилась эта история?

– 8 июля 2018 года. Тверская межрайонная прокуратура города Москвы прислала нам предписание, в котором очень строго указывала, что мы должны ликвидировать все нарушения Федерального закона. Когда мы это получили, так мы узнали о том, что мы не сделали. Конечно, мы мгновенно все исправили. Конечно, мы переслали в Роскомнадзор все, что мы должны были переслать. Мы сообщили обо всем прокурорам. И прокуроры в конце июля 2018 года согласились с позицией нашего адвоката Вадима Прохорова о том, что срок давности по нашему делу истек 11 июля 2018 года, как о том говорит решение Пленума Верховного суда РФ.

А потом проходит семь недель и прокуроры выносят постановление о возбуждении административного дела против ООО "Новые времена". И тут происходит следующая удивительная вещь. 26 сентября мировой судья Тверского суда Шведова выносит определение, в котором подробно, как я уже говорила, описывает, в чем неправы прокуроры, и возвращает это дело. Ну, казалось, уже все! Даже мировой судье Шведовой было совершенно очевидно, что ребята все сделали. Это то, что называется в юридической практике бездействие. Нельзя за бездействие давать штраф в 22 миллиона рублей. А потом на нее, понятное дело, надавили. И, соответственно, 25 октября в один день состоялось два судебных заседания – в 12 часов в Тверском районном суде у федеральной судьи Затомской, которая отменила первоначальное решение мировой судьи Шведовой, а в 16:30 у той самой мировой судьи Шведовой, которая полностью изменила свою позицию на прямо противоположную. Это к вопросу о свободе российских судей.

– Как вы думаете, кто на нее надавил?

– Если бы я знала... О чем вы говорите?! Понятно совершенно, что команда прошла сверху вниз по силовой вертикали. Потому что Роскомнадзор, как это следует из комментария представителя Роскомнадзора изданию РБК, об этом понятия не имел. У них никаких претензий, как они сами сказали, к журналу "Нью Таймс" в этом плане нет. Более того, они убеждали РБК, что все это фейк, что никакого решения нет и так далее.

К сожалению, постановление у меня на руках. Поэтому совершенно очевидно, что решение по всей силовой вертикали. Очевидно, что оно пришло с самого верха. Есть тут еще одна любопытная вещь, что и прокуроры, и судьи как-то очень лениво занимались всей этой историей. Им явно не хотелось в это влезать. У меня было полное ощущение, что они отчетливо понимали всю несправедливость этой истории. Более того, прокуроры нам, отводя глаза в сторону, показывая наверх, довольно отчетливо дали понять, что на них очень давят. Но в понедельник, 22 октября, в моей авторской программе "Полный Альбац" на "Эхе Москвы" было полуторачасовое интервью с лидером российской оппозиции Алексеем Навальным. Интервью это было, как всегда с Навальным, очень резкое. Его посмотрели уже больше миллиона человек на YouTube, на "Эхе Москвы". А во второй половине дня во вторник, 23 октября, нашего адвоката Вадима Прохорова и меня просто с собаками стали разыскивать все подряд – почтовики, полицейские и так далее, чтобы вручить нам срочные повестки. И, как я уже сказала, 25 октября в один день было проведено два судебных заседания. Мировой судья Шведова изменила свое решение на прямо противоположное и вынесла нам этот дикий, беспрецедентный в истории российских СМИ штраф.

Никогда такого штрафа по административным делам российские СМИ не получали. Я слишком хорошо знаю российскую власть. Она мелкая и мстительная. И вот то, что мы с вами наблюдаем, это мелкая, отвратительная месть старых, ни к чему неспособных, кроме воровства, людей, – подчеркивает Евгения Альбац.

Любовь Чижова

Источник: "Радио Свобода"