По следам дочери Алсу: вскрылась подноготная детских творческих конкурсов

Как на ребенка влияет постоянное соперничество

Полезно ли для ребенка участвовать в разнообразных конкурсах и состязаниях, «меряясь» своими умениями со сверстниками? Мнения детских психологов расходятся. Одни уверены, что соревнование в навыках, зависящих от дара божьего (музыка, танцы, рисование и пр.), не даст ребенку ничего, кроме комплекса неполноценности либо, наоборот, гордыни. Другие полагают, что соревновательный дух и азарт воспитывают в детях волю к победе, умение красиво побеждать и достойно проигрывать.

Пообщавшись с родителями юных конкурсантов, «МК» выявил основные подводные камни детских «батлов».

Частные школы США в качестве важнейшего своего достоинства указывают «non-competitive atmosphere» — неконкурентную атмосферу. Тут уверены, что сравнивать детей по какому бы то ни было поводу недопустимо, это калечит их психику. Каждый ребенок индивидуальность, одаренная по-своему. Нужно лишь помочь ему выбрать занятие по душе и открыть свои природные способности. А побуждать детей к соперничеству между собой — значит делить их на тех, кто «лучше» и «хуже», что в итоге приводит к неадекватной оценке себя — от излишней самоуверенности до потери веры в свои возможности. Большинство европейских пансионов придерживаются такой же позиции.

В то же время в тех же странах процветает масса конкурсов для несовершеннолетних, в которых нет отбоя от участников.

— Наши конкурсы востребованы, благодаря родителям, мечтающим о звездном будущем для своего ребенка, — поясняет Дейзи Осборн из Лос-Анджелеса, одна из организаторов ежегодного конкурса красоты для детей от 5 до 10 лет. — Тут у нас рядом студии Голливуда, и многим родителям хочется вырастить звезду. Есть, конечно, и те, кто считает, что сравнивать детей по внешним данным не этично, но они и не приводят своих отпрысков. Это подросток может сам прийти на конкурс красоты, но не ребенок от 5 до 10. Наших конкурсантов приводят мамы и папы, и по сути это конкурс родительских амбиций, ведь призы — это деньги и роли в фильмах.

Чемпион мира по боям без правил Павел Болянгов уверен, что спортивные соревнования необходимы любому ребенку для его физического развития, независимо от того, есть ли у него перспективы в большом спорте:

— Чем больше соревнований, тем выше мастерство, тем больше у ребенка мотивации и удовлетворения от самореализации. Плюс статус среди сверстников и понимание, что надо совершенствоваться, трудиться. Но главное, чтобы соревновательный процесс проходил под чутким педагогическим контролем и наставничеством.

фото: Из личного архива Соня Степунина (в центре) лепит рисует и любит побеждать.

Педагог класса народных инструментов Детской музыкальной школы райцентра Турочак (Республика Алтай) Любовь Румянцева тоже уверена, что конкурсы необходимы. Любовь Михайловна сама лауреат международных конкурсов, преподаватель 1-й категории с педагогическим стажем более 18 лет.

— Как показывает мой личный опыт, от конкурсов больше пользы. Например, занимаются у меня две девочки 14 и 15 лет — Оксана и Иванна. Даю сложную программу Оксане, а Иванна присутствует на уроке, наблюдает. Через какое-то время выбираю программу Иванне, а она говорит: «А у Оксаны программа сложнее! Я тоже хочу!». Ищем, проигрываем что-то посложнее и на конкурсах занимаем первые-вторые места. Когда у детей возникает соревновательность, они больше занимаются, развивают образное мышление, учатся передавать смысл произведения игрой на инструменте. Вреда никакого нет, если ребенок больше посидит за инструментом, послушает разное исполнение произведений, которые исполняет сам.

На конкурсах, как правило, помимо самого мероприятия дополнительная культурная программа: музеи, выставки, экскурсии, что расширяет кругозор и духовно обогащает. Повышается самооценка, ребенок чувствует, что отличается от своих сверстников, у него меняется отношение ко многим вещам, событиям, ситуациям. За два последних года пять моих учениц, активно участвовавших в конкурсах, поступили в колледж культуры по специальности домра–балалайка!

Психолог-практик Елена Пиховкина считает, что следует отделять состязания в возможностях тела (в его физической форме, являющейся результатом регулярных тренировок) — спорт, профессиональные бальные танцы и пр., — от творческой конкуренции (музыкальные, вокальные, художественные, декламационные, литературные, а также «малые» танцевальные конкурсы).

— Спорт подразумевает соревнования, без них не было бы новых результатов и рекордов. А вот к конкурсам, где детей сравнивают по степени таланта или красоты, следует подходить с большой осторожностью. К счастью, детские конкурсы красоты (которые сами по себе аморальны, ведь красивы все дети без исключения) остались в середине нулевых. Если сегодня и происходит что-либо подобное, то звания «мисс» и «мистер» — всего лишь дань моде и рекламе, а на деле юные участники соревнуются в умении выступать на публике: танцевать, петь, читать стихи. Выбрать победителя — тяжелая задача для жюри, ведь стараются все. И расстраиваются все, кого никак не отметили, хотя конкретная реакция на победу, проигрыш, как и на участие в конкурсе в целом, у каждого ребенка индивидуальна и зависит от его психотипа. В одних детях соперничество пробуждает здоровый азарт, стимулируя желание стать лучше всех. А других конкурентная среда, наоборот, угнетает: у них возникает ступор и желание сдаться без боя. В подростковом возрасте дети второго типа часто сами уклоняются от всех соревновательных моментов. Но в возрасте до 13–14 лет ребенок еще не осознает своей «неконкурентной» природы (или под влиянием сверстников и родителей считает ее страхом, ленью, неуверенностью в себе) и вовлекается в состязания, выходя из них еще более подавленным. Нельзя забывать, что ребенок даже с самой крепкой нервной системой в условиях соперничества испытывает естественное возбуждение, которое в случае победы оборачивается эйфорией, а в случае проигрыша апатией или агрессией, в зависимости от типа психической конституции. А если ребенок еще и чувствует, что не оправдал надежды родителей, разочаровал их, то это чревато тяжелым чувством вины, вплоть до настоящей депрессии. В этом состоянии важна адекватная реакция родителей: не нужно делать из проигрыша трагедии и уж тем более высказывать сожаления вслух.

А что скажут сами родители юных конкурсантов? Раз они отпускают свое чадо на конкурсы, то наверняка видят в них пользу.

фото: Из личного архива Федор Петров.

Братья Петровы — Даниил, 8 лет, и Федор, 5 лет, подтверждают мнение психолога, что реакция на конкурентную среду у каждого ребенка индивидуальная, даже если они растут в одной семье:

— Оба наших сына любят поучаствовать в чем-нибудь соревновательном, — рассказывает мама Даниила и Федора Евгения. — Хотя характеры разные: старший очень волнуется перед выступлением, а младший эмоционально разряжается после. Конечно, побеждать обоим приятно. А когда не отметили — обидно. Старший, Даня, ну очень не любит проигрывать, переживает. А младший, Федор, ко всему относится проще: в свои 5 лет на неудачи он смотрит философски. У Дани широкий круг увлечений: музыка, спорт (вольная борьба, бег), рисование, декламация. Поэтому он во многих конкурсах участвует — как говорится, чтец, борец и на дуде игрец. А Федор уже участвовал в театральном конкурсе со своей садовской группой. Еще Федя хорошо читает стихи и участвовал в конкурсах на уровне ГБОУ (школы) как лучший в своем детском саду. Правда, все наши конкурсы пока не выше школьного и городского уровня.

фото: Из личного архива Даниил Петров.

Вероника, мама девятилетней Елены, уверена, что конкурсы не только закаляют самого ребенка, но и сплачивают его с родителями:

— В первом относительно серьезном конкурсе — школьном конкурсе чтецов — Лена участвовала в первом классе. Но в детском саду не пропускала ни одного конкурса. Все по своей инициативе, но мы поддерживали. Потому что считаем это «обкаткой навыков»: на детских конкурсах проще всего учиться — побеждать, проигрывать, да и сам процесс конкуренции почувствовать. Ведь дальше по жизни конкуренция будет везде и во всем. С победой у дочери все неплохо, а вот поражения ей пока даются с трудом — злится, расстраивается. Амбиций у нее хватает. Мы учим ее, что проигрыш — повод сделать для себя какие-то выводы, чтобы в следующий раз победить. Но при этом Лена каждый раз получает еще одно важное знание: родители готовы поддержать ее в любой ситуации.

Анна Чистоделова, мама конкурсанта со стажем, считает, что конкурсы необходимы детям, если они занимаются чем-то серьезно:

— У нас музыка: вокал, инструментал, джаз. Конкурс конкурсу рознь: есть те, где все без исключения участники получают кубки — по количеству баллов становятся лауреатами 1-й, 2-й или 3-й премий. Прямо толпами! Такие конкурсы нужны для поднятия самооценки, прогона номеров, для тонуса. А на другом, более статусном, такой призер может получить только диплом участника. Жюри часто субъективно: попасть на волну каждого — нереально. Но если ты работал и выступил хотя бы без косяков, то это вознаграждается. Можно сколько угодно побеждать внутри школы, города и региона, но конкурс на международном уровне — это новый опыт, стили, совершенно иная конкуренция.

— Стоит этот опыт того, чтобы ради него лишать ребенка спокойного детства?

— Сегодня, в отличие от нашего детства, альтернатива занятиям музыкой, спортом и пр. отнюдь не подвижные игры на свежем воздухе, а бездумное «юзание гаджетов». Мой сын-подросток, например, не любит велики-скейты-ролики, правда, летом занимается парусным спортом. В компе же если зависает, то не только над играми, а может, например, прописать аранжировку. Пока простую, но мы учимся! То есть, по сути, у него уже есть дополнительное ремесло в руках. Родители не вечны, подработка реальна, осталось дождаться лет шестнадцати, двигаясь в выбранном — им самим в том числе — направлении.

фото: Из личного архива Стефан Бродзский.

Стефану Бродзкому через 4 месяца исполнится семь. В этом году, по словам своей мамы Ольги, он впервые поучаствовал в творческом конкурсе — и сразу стал лучшим в своей мастерской!

— До этого года нам казалось, что Стефану рановато участвовать в конкурсах, да и сам он не стремился. Но объявление о наборе детей на Международный детский конгресс при поддержке ЮНЕСКО заинтересовало нас необычным форматом: творческие дети участвуют в различных мастер-классах под руководством преподавателей ведущих университетов и звезд, в процессе чего раскрывается потенциал каждого ребенка. А поскольку Стефан любит рисовать, лепить и вообще делать что-то руками, то он попал в группу по живописи, архитектуре, скульптуре, моде и дизайну. И в итоге стал лучшим в своей группе! Ему вручили диплом и кучу подарков, в том числе дорогущий планшет, и предсказали ему большое будущее.

— Как Стефан отреагировал на победу?

— Возбуждение, радость от успеха — что его отметили, что его опыты кому-то показались интересными.

— А сам процесс конкурса вашему сыну понравился? Психологи уверяют, что однажды одержавшие верх над сверстниками дети рвутся в бой снова и снова…

— Ему понравилось, что у него была банда единомышленников. Обычно Стефан стесняется в незнакомой компании, а здесь, наоборот, выступал на сцене, вместе со всеми танцевал, рассказывал о своей работе. Сын обладает амбициями, но их нужно грамотно направлять. То есть сам он не выйдет на сцену к незнакомым людям. Но если поймет, что это нужно для того, чтобы представить свое творение, то стеснительность пропадает. Вообще до этого конкурса мы с мужем были уверены, что наш Стефан — парень стеснительный. Поэтому, узнав, что все участники детского конгресса будут выступать на сцене в громадном зале парка Победы, попытались предупредить организаторов: мол, с нашим ребенком такой номер точно не пройдет! Рисовать — да, но петь, говорить перед незнакомыми людьми — это вряд ли… А организаторы конгресса просто забрали детей на целый день, а родителей изгнали до самого вечера, до начала отчетного концерта. И вечером наш стеснительный ребенок сам выскочил на сцену, чтобы станцевать с Роксаной Бабаян, потом пел вместе с каким-то молодым певцом, ну и вообще показал себя прирожденным артистом!

Анна Иванова знает всю подноготную детской конкуренции благодаря обширному опыту своей 12-летней дочери Тани. Конкурсы, по мнению опытной родительницы, делятся на несколько типов, а состав участников в них зависит от тех целей, которые преследуют их родители: одним нужно непременно убедиться, что их чадо действительно круче своих сверстников, другие радуются любой статуэтке, которую можно поставить на видное место и хвастаться гостям.

— По-настоящему амбициозные родители обычно в курсе всех серьезных конкурсов, которые котируются в той сфере, в которой их ребенок проявляет (или пытается проявить) свои таланты. В крупных конкурсах, где участников несколько сотен, больше шансов, что каждого оценят объективно. Но сплошь и рядом проводятся и «междусобойчики»: какие-то люди собирают средства, организуют конкурс, суют туда своих детей и сами же сидят в жюри. Чаще всего в подобных конкурсах призовые места дают всем, проигравших нет. Если участвуют 10 человек, то и номинаций будет 10. Зато потом можно статуэтку на полку, диплом на стенку и всем рассказывать: а наш-то лауреат такого-то конкурса!

По словам Таниной мамы, 99% детей идут на конкурсы по инициативе родителей. Поэтому чаще всего и девочки, и мальчики соревнуются в бальных танцах и вокале — это то, чего больше всего хотят их мамы. На втором месте после родительских амбиций инициатива педагога, будь то детский сад, музыкальная или обычная школа, художественная или танцевальная студия и т.п.:

— Чем у педагога больше лауреатов всяческих конкурсов, тем больше очков в его педагогическую копилку. Поэтому преподаватель всячески толкает на конкурсы родителей, а те своих детей. Плюс, конечно, коммерческая составляющая, ведь большинство конкурсов платные. Педагог, отправляющий своих учеников на определенный конкурс, получает от организаторов процент. А родители, вкладывая в обучение ребенка деньги, хотят публичного признания его результатов, чтобы потешить свое самолюбие. К тому же победа ребенка в конкурсе для родителей лучший способ доказать самим себе, что они не зря тратят деньги, а их ребенок — время и силы.

Анна раскрывает самый страшный секрет многих родителей: они от имени своих детей заводят странички в соцсетях, где наперебой хвастаются «своими» победами в конкурсах!

— Чаще всего эта ярмарка тщеславия разворачивается в ВКонтакте, где целая куча детей без конца публикует свои награды, дипломы и статуэтки. Непосвященным кажется, что это такие увлеченные конкурсами и гордящиеся своими победами вундеркинды, но кто в теме, тот понимает, что это родители. Наблюдать, как они ежедневно выеживаются друг перед другом, очень забавно! Сидит какая-нибудь мамочка-домохозяйка и от имени своего Васи с утра до ночи набирает френдов, комментирует посты других, выставляет фото сынули и его регалий.

— А что же сам Вася?!

— Как правило, детям до 12–13 лет абсолютно наплевать на соцсети, Сеть интересует их только с точки зрения игр и мультиков. Может, некоторым и старше 13 все равно, что мама устроила от их имени показательную площадку.

— Выходит, детский конкурс — это батл родительских амбиций?

— Инициатива родителей, но и сами дети постепенно входят во вкус. Если у ребенка что-то получается хорошо, ему нравится в этом соревноваться. Победа дает ему новый стимул, а его родителям — весомый аргумент, что не зря таскали его на занятия.

— В таком случае отсутствие победы может вызвать обратную реакцию?

— Часто так и бывает. Ребенок отказывается от дальнейшего обучения чему-либо, мотивируя тем, что «нигде не побеждает». Перестает видеть смысл в занятиях. А детей реально талантливых, которые действительно не могут жить без музыки, танцев или спорта, буквально единицы. Просто спорт скорее отторгает лишних. На вокал и скрипку мама еще может загнать чадо пинками, а вот выдержать многочасовые тренировки исключительно благодаря силе воли мамы неспортивный ребенок просто физически не сможет. Поэтому спортивные соревнования — отдельная история.

Психолог Елена Пиховкина считает, что самое жестокое разочарование, которое может подстерегать юного участника на творческом конкурсе, даже не провал или равнодушие жюри и публики, а нечестное судейство:

— Даже если ребенок до конца не понимает, что жюри пристрастно, все равно он видит, что выиграл вовсе не тот, кто выступил лучше всех. Если ребенок занимается, скажем, музыкой, танцами или декламацией и участвует в соответствующем конкурсе, то он в состоянии отличить призовое выступление от рядового. Что касается художественных конкурсов (рисунки, поделки и пр.), то там, конечно, больше вкусовщины. И больше риска испортить ребенку вкус (а заодно и картину мира), если по каким-то причинам побеждает очевидно не лучшая работа. В спорте с результатами все намного прозрачнее, и если юный спортсмен не смог, недотянул, то он испытывает спортивную злость по отношению к себе и своему результату. Это стимулирует больше тренироваться, чтобы взять новую высоту. Если же ребенка, который очень старался, засудили в творческом конкурсе (особенно если засудили в пользу более слабого участника), это чревато куда более горькими последствиями для детской психики. У одного ребенка это обида, слезы, чувство вины перед родителями, чьих ожиданий он не оправдал, и разочарование в справедливости взрослых. У другого — гнев, агрессия, ревность, зависть и даже желание отомстить.

фото: Из личного архива Анна Плавинская.

Алена, мама семилетней Ани Плавинской, считает, что у ее дочки отрицательный опыт участия в конкурсах:

— Аня занимается в театральном кружке; там есть и те, кто действительно хорошо поет и играет, и те, кто ходит, просто чтобы куда-то ходить. Насколько я знаю, общаясь с другими родителями, во всех кружках и студиях примерно одна и та же картина: для значимости преподаватель периодически собирает с родителей деньги для участия в международных конкурсах. Выглядит это довольно смешно, так как на конкурсе выступают все без исключения. Поют кто в лес, кто по дрова. Главное, чтобы был диплом участника с подписями, ведь за бумажку проплатили. Зато ребенок доволен. Нам, например, на одном из выступлений дали «диплом дипломанта 3-й степени». Анна рада, она думает, что это третье место. Зато я поняла, что конкурсы в основном нужны для сбора денег с родителей и для самоутверждения детей. Родители готовы платить, им важно, чтобы конкурс назывался «международным». Аня еще рисует, занимается при художественном училище в студии «Пчелка». Вот там все бесплатно — и занятия, и выставки. Рисуют все дети примерно на одном уровне, но соревновательный дух присутствует — лучшие рисунки выставляют в известной галерее. Но моя Аня все же видит себя в театре: увлеченно накладывает грим, фотографирует себя, мечтает стать актрисой… Я осознаю, что особого таланта у дочки нет, но и вижу, как ей хочется быть лучшей именно в этом! А какой родитель не поддержит такое стремление?!

11-летняя Полина, по словам ее мамы Светланы, сама пожелала принять участие в конкурсе чтецов:

— Принимала участие с удовольствием, соперничество стимулировало ее на лучший результат. Однако результат соревнований объективно оказался нечестным, в связи с чем у Полины пропало желание участвовать в подобных конкурсах. Были слезы, разочарование, обида. Дочка обладает амбициями — в том смысле что старается во всех областях быть если не лучше, то по крайней мере не хуже других. Мое мнение: конкурсы ребенку полезны, но только объективные и честные, в которых у всех желающих равные шансы. Те, которые показывают реальный уровень ребенка и стимулируют его на дальнейший результат. Конкурсы для ребенка нужно выбирать очень аккуратно, и это задача родителей. И дело тут не в престиже или громком названии. Бывает, что любительские конкурсы более объективны и полезны для участников, чем профессиональные. Однако в любом случае победа в профессиональном конкурсе дает больше преимуществ для дальнейшего развития в выбранном направлении.

— Отпустили бы вы свою дочь на конкурс красоты? А сына на силовые состязания?

— Да, отпустила бы в обоих случаях, если бы это было желание ребенка, потому что это его право попробовать себя в сфере, которая ему интересна, и, возможно, набить своих собственных шишек. Однозначно вредны только конкурсы из серии «кто больше съест гамбургеров или выпьет газировки», которые не дают ни интеллектуального развития, ни достижений в спорте.

Мама Лены, 9 лет, Вероника рассказывает, что поучительным для всей семьи стало участие дочери в школьном конкурсе чтецов в первом классе:

— Это был наш первый конкурс, и мы всей семьей подошли к нему очень серьезно. Мы с Лениным папой старались передать дочери профессиональные навыки, которыми владеем сами, важные для публичного выступления: как правильно держать голову, чтобы звук шел в нужную сторону, оттачивали жесты, интонации, паузы. Разбирали пословно стихотворение, чтобы сам ребенок проникся и прочувствовал смысл того, что читает. Мы, конечно, понимали, что это всего лишь школьный конкурс, но для нас это был повод передать собственные знания, которые пригодятся Лене в дальнейшем. Конкурс был поэтапным. После первого этапа мне позвонила учительница и взахлеб полчаса восторгалась великолепным выступлением нашего ребенка (еще бы!), кричала, что, без сомнения, ее ждет первое место… Это было в пятницу. А в понедельник ребенок каким-то невероятным образом оказался третьим. Учительница заявила: «Ну не справилась, бывает…» И вот тут сильная реакция была не только у ребенка, но у всех членов нашей семьи. Дочь плакала от несправедливости, мы злились по той же причине. Зато дочь получила опыт: бывают нечестные победители. А навыки честных никуда не денутся и помогут им выиграть в более справедливых условиях. Так у нас и получилось позднее.

фото: Из личного архива Тимофей Стасенко.

Дедушка Виктор Стасенко вспоминает, как его внук Тимофей, 14 лет, участвовал в конкурсе чтецов «Живая классика»:

— Тимофей отправился туда по инициативе своих родителей, но желание победить у него, конечно, было. Приз — поездка в «Артек», победитель определялся по количеству голосов в Интернете. В итоге мы получили примерно то, что произошло на шоу «Голос. Дети», когда там участвовала дочь Алсу. Никогда не забуду разочарование внука, когда первое место было незаслуженно присуждено более слабому участнику из-за блата в конкурсной комиссии! Я считаю, что полезны конкурсы, помогающие интеллектуальному и творческому развитию ребенка, а не те, где нужно блеснуть красотой или мускулами. Жаль, что сегодня большинство конкурсов направлено не на поиски талантов, а на зарабатывание бабла организаторами. И это очень прискорбно, так как у нынешнего поколения и без этого мало амбиций.

Уже знакомая нам Анна Иванова, мама 12-летней Тани, тоже обращает внимание на то, что конкурсы для своего ребенка следует выбирать очень тщательно, не ленясь проверять, кто их устраивает и какой именно контингент будет соперничать:

— Тут надо быть очень аккуратным: конкурс должен быть по плечу вашему ребенку, если вы не хотите травмировать его психику. Если соперники слишком слабые, конкурировать с ними ребенку неинтересно. Да и легкая победа не ценится и не стимулирует к новым достижениям. А если очевидно слабый конкурсант еще и выигрывает, то ребенок лишний раз сталкивается лицом к лицу с несправедливостью. Соперники намного сильнее тоже плохо. Почувствовав себя слабейшим, самым последним, ранимый ребенок может отказаться не только от дальнейших конкурсов, но и от занятий вообще: «Зачем это все, все равно я ни к чему не способен…» Считается, что наиболее адекватный состав участников и объективное судейство на профессиональных конкурсах, но грань между ними и любительскими очень размыта, особенно в танцах и в музыке. Есть государственные музыкальные школы, есть всякие частные студии. Часто бывает, что уровень подготовки в государственной школе такой же, как у частного педагога. На всех вокальных конкурсах дети идут вперемешку, даже на «Голосе». Бывает, что ребенок, занимающийся частным образом, поет лучше, чем ребенок, который окончил музыкальную школу. С танцами то же самое: есть маленькие частные клубы, есть большие студии. На некоторых конкурсах есть предварительный отбор по видео, по которому откровенно не подготовленные дети отсекаются еще до начала очного тура. Это очень удобно, чтобы лишний раз самим не позориться и чадо не мучить: если оно не дотягивает до уровня конкурса, то родители узнают об этом заранее и имеют возможность переключить внимание ребенка на что-то другое. И наоборот, если ваш ребенок хорошо подготовлен, вы можете быть уверены, что у него будут достойные соперники. Жаль, что конкурсов с предварительным заочным отбором очень мало. Даже на конкурсах на бюджетной основе от государственных организаций (туда самых способных детей делегируют школы, а не сами родители) попадаются очень слабые участники, которых никак не назовешь профессионально подготовленными. Честно говоря, достойных площадок для детей очень и очень мало!

— Многие родители уверяют, что от конкурсов ждут победы только над стеснительностью чада…

— Да, опыт выступления на сцене — главная и бесспорная польза любого творческого конкурса. Среди честолюбивых родителей популярен такой формат, как «сборный концерт». Организаторы подобных мероприятий через педагогов предлагают родителям заплатить, чтобы их ребенок выступил. И большинство мам и пап идут на любые траты, лишь бы их ребенок оказался на сцене. Ведь это повод выступить перед незнакомой аудиторией, побороть стеснительность или закрепить навык публичных выступлений. На подобном концерте можно обкатать какой-то новый материал и сделать видеозапись с конкурса, которую можно послать на другой конкурс, где проходит предварительный отбор по видео. Ну или просто повесить в соцсетях и похвастаться знакомым.

ТРИ ВАЖНЫХ СОВЕТА РОДИТЕЛЯМ ЮНЫХ КОНКУРСАНТОВ:

  • К выбору конкурса для ребенка подходите с осторожностью — проверяйте уровень организации, состав участников и наставников.
  •  Настраивайте ребенка так, чтобы в случае поражения он не испытывал разочарования, апатии и чувства вины перед вами. В случае победы объясните, что она нужна не для почивания на лаврах, а для стимула к новым свершениям.
  •  Рассчитывайте на бесспорные плюсы детских батлов (опыт публичных выступлений, общения, участия в соревновательном процессе, умение убедительно побеждать и достойно проигрывать). Но морально будьте готовы и противостоять последствиям минусов (разочарование, слезы, зависть, гнев, агрессия, желание мести, апатия, потеря веры в себя или, наоборот, излишняя самоуверенность, заносчивость, безапелляционность, нетерпимость и эгоизм «привычного» победителя).

И помните главное: счастливое детство важнее взрослой ярмарки тщеславия.

Жанна Голубицкая

Источник: "Московский комсомолец"