Принц отрекся от взяток

Завершено расследование дела подмосковного СИЗО

Как стало известно “Ъ”, ГСУ СКР по Московской области закончило расследование уголовного дела в отношении бывшего руководителя СИЗО №11 управления ФСИН Московской области Михаила Титова и его подчиненного, оперуполномоченного Сергея Принца, подозреваемых в коррупции. Взятки от заключенных в обмен на послабление им режима содержания фигуранты, по данным следствия, брали не только деньгами, но и автомобильными шинами. Если господин Титов частично признал свою вину, то его бывший подчиненный Принц утверждает, что ему «мстят высокопоставленные силовики, о коррупционных действиях которых он сообщал в компетентные органы».

27-летнего оперуполномоченного СИЗО №11 управления Федеральной службы исполнения наказаний (УФСИН) по Московской области Сергея Принца задержали в сентябре 2018 года. Перед этим находившемуся в отпуске оперативнику позвонили из приемной руководителя учреждения и предложили явиться на работу для уточнения «кое-каких вопросов». В офисе молодого сотрудника кроме непосредственных начальников ждали следователи и оперативники управления собственной безопасности ФСИН. Господина Принца стали допрашивать, потребовав, как он сейчас утверждает, признаться в совершении должностных преступлений. Затем отказавшегося давать признательные показания оперативника переправили на допрос в Следственный комитет России (СКР). Там уже на следующий день статус господина Принца из свидетеля сменился на подозреваемого, его арестовали, а вскоре предъявили обвинение в коррупции. Затем в рамках дела арестовали и бывшего руководителя СИЗО Михаила Титова.

Следствие продолжалось более полутра лет. По версии СКР, господа Титов и Принц, вступив в сговор, в нарушение установленного порядка создавали обеспеченным арестантам комфортные условия, а те за это платили крупные суммы. В преступную деятельность, как установило следствие, были вовлечены некоторые сидельцы, которые играли роль посредников при передаче взяток. СКР предъявил фсиновцам обвинения по ч. 5 ст. 290 УК РФ (получение взятки группой лиц по предварительному сговору или организованной группой).

Как следует из материалов дела, уличить сотрудников изолятора в коррупции помогли показания осужденного на 11 лет за наркотики Евгения Попкова, который, по версии следствия, оказывал посреднические услуги при передаче взяток фсиновцам.

Подозреваемый Попков заключил досудебное соглашение и рассказал следователям, каким образом сидельцы договаривались с сотрудниками изолятора о послаблениях и во что это им обходилось. Так, согласно материалам дела, находящемуся под арестом по подозрению в крупном мошенничестве некоему Шуватову возможность оставаться в камере, где были хорошие бытовые условия и куда доставлялись качественные продукты, а также разрешение пользоваться мобильным телефоном обошлись в 250 тыс. руб. Эта сумма по частям родственниками арестанта Шуватова перечислялась на банковский счет сына осужденного Попкова, а тот уже обналичивал и передавал оперуполномоченному Принцу. Тот же, как считает следствие, отдавал часть денег своему начальнику Титову. А однажды сын того же самого осужденного Попкова по поручению отца купил два комплекта зимней резины Michelin, которые предназначались для «Лады Гранта» руководителя СИЗО Титова.

Господин Титов частично признал свою вину. А его бывший подчиненный Принц, напротив, утверждает, что он стал жертвой оговора.

Так, в направленной в Генпрокуратуру жалобе господин Принц утверждает, что следователи и сотрудники службы собственной безопасности ФСИН требовали от него дачи признательных показаний, угрожая в противном случае «посадить не только его, но и членов его семьи».

«Я информировал компетентные органы о коррупционных действиях некоторых сотрудников СКР, которые, по моей информации, незаконным способом пытались изменить меру пресечения некоторым арестантам. Вот за это мне и стали мстить»,— утверждает обвиняемый. По его словам, с момента задержания и по сей день следователи грубо нарушают его право на защиту, препятствуя работе адвокатов, а также оказывая давление на свидетелей. Так, утверждает автор, во время очной ставки следователь не дал возможности допросить адвокату свидетеля Попкова, на показаниях которого и построено обвинение.

В свою очередь, адвокат господина Принца Неля Шестова считает, что у следствия нет доказательств, подтверждающих вину ее подзащитного.

«Единственное, чем располагают следователи,— это показания заинтересованного в сотрудничестве с ними свидетеля Попкова, что, конечно, недостаточно для такого серьезного обвинения»,— отметила госпожа Шестова.

Муса Мурадов

Источник: "КоммерсантЪ"