Пуля вместо суда: как действуют квартирные мошенники в Москве

История москвички Ирины Карасевой могла бы стать прецедентом, когда заложенная недвижимость возвратилась ей по закону и по справедливости, но пока она получила только пулю в конверте и угрожающую записку «Хватит ходить по судам»

Пока существуют доверчивые люди, нуждающиеся в деньгах, до тех пор будут и мошенники, готовые разуть-раздеть заемщика и даже отнять у него крышу над головой. Преступных схем предостаточно. В Москве с ее очень дорогой недвижимостью набирают «популярность» мошеннические операции по выдаче займов по договорам купли-продажи и дарения квартир. Для большинства семей сам факт «продажи» или «дарения» квадратных метров подвернувшемуся доброму маклеру означает приговор. Квартиру вернуть практически невозможно, ведь формально сделка была добровольной и законодательно оформлена по всем правилам. Тем не менее некоторым пострадавшим удается собрать доказательную базу для раскрытия обмана и добиться почти невозможного: правоохранительные органы проведут собственное расследование и установят факт мошенничества и передадут дело в суд.

Как рассказывает Ирина, все началось в 2013 года когда у нее возникли проблемы с партнером по бизнесу и срочно понадобились деньги. Женщина оформила 2 кредита под поручительство в «Сбербанке» и «Росбанке» на общую сумму 4,5 млн. руб. и кредит в 5 млн руб. в "Плюс Банке" под залог своей квартиры по адресу г. Москва, ул. Маршала Тухачевского, д. 58. Стоимость квартиры на тот момент составляла 13 млн. руб. По ее словам, кредиты добросовестно оплачивались.

- В июне 2013 года мне, как добросовестному клиенту, Росбанк предложил реструктуризировать кредиты на выгодных условиях, но для этого мне было необходимо освободить из-под залога квартиру путем погашения долга перед Плюс Банком – рассказывает Карасева. - Для погашения этого кредита я стала искать среди своих знакомых денежные средства в сумме 5 млн. руб. Один из них предложил обратиться к некоему Д.С. Абраменко, который, как мне сообщили, занимался услугами по предоставлению займов под залог недвижимости.

Абраменко рекомендовали как порядочного человека, да и при встречах он не вызывал подозрений, поэтому Карасева согласилась на его условия. Они были следующими: Абраменко предоставляет займ в сумме 5,5 млн. руб. под залог квартиры на ул. Маршала Тухачевского. Из этой суммы погашается долг банку, а оставшаяся часть передается ей наличными. Срок займа 3 месяца, сумма возврата с учетом процентов составляла 6,3 млн. руб., между сторонами заключается договор купли-продажи квартиры в нотариальном порядке. Абраменко пояснил, что заключение подобного договора это нормальная практика предоставления займа и по другому он не сможет ссудить крупную сумму малознакомому человеку. Кроме этой квартиры у Карасевой имелась ½ доли еще в одних апартаментах в ЖК «Алые паруса».В качестве страховки своего займа Абрамено предложил Карасевой оформить на него договор дарения доли, который будет тут же расторгнут после выплаты долга.

- Для заключения указанных договоров 19 июля 2013 года мы прибыли в офис нотариуса где подписали оговоренные ранее документы и другие необходимые бумаги (расписку в получении денег, акт приема передачи квартиры), - свидетельствует Карасева. После прибыли в отделение ОАО «Плюс Банк», где Абраменко погасил мою кредитную задолженность в сумме 4 750 000 рублей и снял залоговое обременение с принадлежащей мне квартиры. После этого Абраменко передал мне наличными примерно 500 000 руб.

Дальше начались странности. Когда подошел срок возврата займа, Карасева неоднократно пыталась вернуть его Абраменко, но тот всячески избегал встреч, из обходительного кредитора превратился, по словам заемщицы, в агрессивного человека с неадекватным поведением. Карасева предлагала внести деньги в банк на его расчетный счет, также предлагала вернуть займ у нотариуса при подписании соглашений о расторжении договоров купли-продажи и дарения доли, просила его электронный адрес, на который можно было выслать подготовленные юристами документы, пыталась передать наличными денежные средства – от всех предложений Абраменко категорически отказывался. У заемщицы не осталось сомнений, что все его действия направлены на завладение чужим имуществом, и тогда она подала заявление в полицию о мошеннических действиях, а так же обратилась в суд с иском о признании заключенных с Абраменко договоров недействительными. В июне 2014 и в июле 2015 года по заявлениям Ирины Карасевой возбуждены уголовные дела по ч. 4 ст. 159 УК РФ.

Противная сторона тоже не дремала. Как пишет потерпевшая, с 2014 года до 2017 года она постоянно получала угрозы, что против нее самой возбудят уголовное дело, если она не выплатит Абраменко 12 млн. рублей - как эквивалент стоимости квартиры, в которой она проживала со своим ребенком.

- При этом возвращать мне долю в квартире в ЖК «Алые паруса», стоимостью 25 млн. рублей, он не собирался, - рассказывает Ирина. – От меня же требовал, а фактически заставлял написать заявление о прекращении уголовного дела, угрожая, что в «отношении меня уже принято решение» по физическому устранению.

Надо отдать должное следствию – оно проводилось не формально, были собраны свидетельские показания, проведена судебно-лингвистическая экспертиза, установлены другие пострадавшие от аналогичных мошеннических действий Абраменко. К сожалению, найти удалось не всех -после хищения у них недвижимости они были выписаны в никуда или по несуществующим адресам. Найденные потерпевшие находились буквально в шоке от тех методов работы Абраменко, которые им довелось испытать на себе. Так, например, заполучив часть доли в квартире Леоновой, Абраменко со своей группой занялся ее выселением: выбили все стекла в квартире, угрожали бросить фен в ванную, когда она ее принимала, разбили всю сантехнику, сделав помещение непригодным для жилья. Женщина была вынуждена скитаться по съемным квартирам в Московской области. Аналогичными способами «выселяли» и других пострадавших.

Расследование дела Карасевой и ее товарищей по несчастью проходило под личным контролем руководителя ГСУ г. Москвы Агафьевой, , начальника ГУ МВД по г. Москве Баранова, начальника УВД СЗАО г. Москвы Фещука. Оперативники, следователи и прокуроры три года тщательно распутывали хитроумную схему по отъему жилья у москвичей, и в конце концов организатору этого дела было предъявлено обвинение, Абраменко был взят под стражу и в июле 2018 года уголовное дело было направлено в суд.

И вот в Хамовническом районном суде Москвы начались «странности», которые не позволяют назвать судебный процесс беспристрастным. По результатам рассмотрения дела 29 марта 2019 года вынесено постановление о возвращении уголовного дела в прокуратуру, Абраменко отпущен из-под стражи под подписку о невыезде. То есть фактически отпущен «на все четыре стороны», так как указал несуществующий адрес регистрации.

Московский городской суд оставил решение Хамовнического райсуда без изменения.

- Нетипичность этой конкретной истории только в том, что в ней приняли заинтересованное и деятельное участие правоохрантельные и следственные органы и им удалось довести дело до суда, - поделился с «НИ» правозащитник ассоциации адвокатов России Владимир Трунин. – То, что произошло в суде, лишь подтверждает наши подозрения, что бизнес по отъему квартир не ограничивается только традиционными бенециарами – так называемыми «черными риэлторами». Достаточно почитать бумаги и пообщаться с потерпевшими, чтобы понять: процесс поставлен на поток, мы имеем дело с хорошо отлаженной сетевой структурой. Помешать процессу мало кто может, потому что слишком много тех, кто от него кормится. Как следствие – в большинстве случаев уголовные дела по обманной системе «займ – залог недвижимости» в столице до судебного разбирательства либо не доходят, либо возвращаются из судов без обоснования каких-либо причин возврата. Последствия безнаказанности известны – квартирные мошенничества становятся все наглее и опаснее.

В последнем можно не сомневаться, Ирина Карасева почувствовала это на себе.

- После возвращения дела прокурору и изменения Абраменко меры пресечения с ареста на подписку о невыезде, мне начали поступать реальные угрозы жизни и здоровью, - рассказывает она. – Звонят по телефону, передают через знакомых, чтобы я «опасалась». 6 мая 2019 года мне на лобовое стекло машины была прикреплена записка с требованием не ходить по судам, к этой записке был прикреплен настоящий патрон. Подала заявление в полицию.

Нет, в полиции не отфутболили. Записка и патрон отправлены на экспертизу для выяснения: огнестрельный это боеприпас или просто муляж. Проводятся другие следственные действия, возможно, опросят Абраменко (если найдут по несуществующему адресу) – не причастен ли он или его команда к запугиванию жертвы. Что делать Ирине, потерявшей дорогую недвижимость после встречи с «благодетелем» и опасающейся сейчас за свою жизнь? Ни одна инстанция не берет на себя смелость заявить, что пуля в конверте – просто чья-то злобная шутка, попытка в очередной раз вздернуть нервы и без того измотанной женщине. Но никто не берет на себя и ответственности за ее безопасность.

У Ирины не выходит из головы страшный случай, вскрывшийся в ходе расследования ее дела. Один из «подаривших» Абраменко ¾ доли трехкомнатной квартиры в сталинском доме на Тишинке, через несколько дней после подписания договора дарения скончался. Еще через пару дней Абраменко явился в квартиру, вскрыв дверь болгаркой, совершенно точно зная, что теперь уже можно «принять подаренное».

Когда человек реально напуган, ассоциации и параллели возникают самые разные. Будем надеяться, что с Ириной ничего плохого не случится. И напомним, как ни банально это звучит: ни одна история не заканчивается трагически, если все причастные к ней, действуют строго по закону, а не по понятиям разного рода дельцов.

Людмила Бутузова 

Источник: "Новые Известия"