Рубить можно, тушить – нет

Пока чиновники делят бюджеты, леса продолжают гореть

В России горит лес. Скоро дым начнёт накрывать населённые пункты. Однако истинный масштаб проблемы оценить не так уж просто. Заинтересованные стороны играют с цифрами. Одни стараются уйти от ответственности, другие – получить дополнительное финансирование.

По официальным данным мониторинга Рослесхоза, по состоянию на 20 июля общая площадь лесных пожаров в стране составляла 1,62 млн гектаров. Особенно тяжёлая ситуация сложилась на Дальнем Востоке и в Восточной Сибири. Однако тревожными цифрами статистики лесных пожаров в нашей стране уже не удивишь никого: из года в год повторяется одна и та же ситуация. Леса горят – чиновники делают вид, что этого не замечают.

Сейчас в некоторых регионах едкий дым от пожарищ уже достиг населённых пунктов. Смог в Якутске и ещё 14 посёлках республики. «Обширный Сибирский регион стал в буквальном смысле горячей точкой. Российские власти должны действовать быстро, пока ядовитый дым не пришёл в города и посёлки. Однако, чтобы решить проблему катастрофических пожаров, которые происходят каждый год, необходимо системно менять механизм охраны лесов», – отмечает руководитель противопожарного отдела российского отделения Greenpeace Григорий Куксин.

О необходимости менять систему лесоохраны говорят и с высоких трибун как минимум последние лет десять. Но похоже, что существующая ситуация на самом деле всех устраивает.

Прогнозы на глазок

По данным ФБУ «Авиалесоохрана», более 90% полыхающих ныне пожарищ тушить не будут. Решение об этом принималось на основе так называемого принципа зонирования. Власти каждого региона самостоятельно определяют территории, на которых тушение пожара экономически необос­нованно. Причём решение об этой самой обоснованности в большинстве случаев принимается чисто интуитивно. «К сожалению, во многом это глазомерные оценки, потому что точно спрогнозировать, как будет развиваться пожар, который никто не будет тушить, очень трудно, – пояснил «Нашей Версии» Григорий Куксин. – И довольно часто происходят ошибки: пожар, который считался безобидным, уходил на десятки, сотни тысяч гектаров и приводил к задымлению городов».

На «глазомерные» оценки чиновников, как нетрудно догадаться, обычно влияет финансовая составляющая. А на борьбу с лесными пожарами денег катастрофически не хватает. В результате в пресловутые «зоны контроля» (территории, на которых пожары тушить не будут) попадают вовсе не какие-то труднодоступные участки, а вообще любые, на тушение которых не нашлось денег.

«Региональная власть очень странно выделяет эти «зоны контроля». В них, например, находятся населённые пункты, дороги, объекты лесозаготовки, – констатирует Григорий Куксин. – То есть люди приезжают туда на тяжёлой технике, заготавливают древесину. И при этом региональная власть считает, что эта территория недоступна даже с воздуха, то есть пожарных доставить туда никак нельзя. Лесорубов можно, а пожарных – нельзя».

В результате, по словам эксперта, зачастую не тушат действительно опасные пожары, возникающие на вырубках, рядом с дорогами или даже вблизи населённых пунктов.

Нет денег – нет пожарных

Лес – это федеральная собственность, так что и средства на его защиту и охрану должны приходить из центра. А вот вопросы о том, какие именно участки тушить, решают уже на местах.

Излишнее усердие местных чиновников в борьбе с огнём ведёт к убыткам местных бюджетов. Вот, например, в Красноярском крае на тушение пожаров ежегодно расходуется около 1,5 млрд рублей, а компенсации из центра составляют всего около 500 миллионов. По крайней мере так утверждают власти региона.

Такая ситуация задаёт простую логику для большинства регио­нальных чиновников: прислали деньги – будем тушить, не прислали – не будем.

Более того, характер отчётности по пожарам заставляет местных чиновников затушёвывать проблемы. «Никому не хочется портить себе показатели, потому что их всегда сравнивают с аналогичными за предшествующий период. Если показывать, что у тебя ситуация хуже, – значит ты не справляешься. Если ты не справляешься, к сожалению, это обычно приводит к тому, что тебя будут менять на кого-то другого, более эффективного, а вовсе не к тому, что тебе дадут денег или технику», – рассуждает Григорий Куксин.

В итоге получается, что самые «горячие» регионы в пересчёте на площадь пожаров получают наименьшее финансирование.

Рейтинг регионов по лесным пожарам в 2019 году
Рейтинг регионов по лесным пожарам в 2020 году Источник: федеральное агентство лесного хозяйства

Игры с цифрами

Ради красивой отчётности ответственные ведомства стараются представить картину в нужном им свете. К примеру, по-разному считается сумма ущерба в зависимости от причины возгорания. Если молния ударила, то ущерб меньше, если человек поджёг – больше. «Поэтому некоторые регионы, пытаясь улучшить свои показатели, большинство пожаров списывают на молнии, хотя все знают, что это неправда», – говорит Григорий Куксин.

Да и общий масштаб пожаров по отчётам ведомств оценить не так уж просто. Вот на прошлой неделе Рослесхоз констатировал, что площадь зарегистрированных пожаров в обслуживаемой зоне сейчас на 80% (!) меньше, чем год назад. То, как изменились границы «обслуживаемой зоны», – тайна, покрытая мраком. А все остальные возгорания попросту не учитываются.

Альтернативный взгляд на масштаб проблемы даёт статистика Greenpeace, которая основана на учёте термоточек (температурных аномалий, которые фиксируются с помощью спутников). Однако методика построения графиков может навести на мысль о том, что «зелёные», в свою очередь, сгущают краски. Ведь им для сбора средств нужно предъявить общественности катастрофу вселенского масштаба.

Где горит?

По информации Рослесхоза, в середине прошлой недели работы по тушению лесных пожаров проводились в 19 регионах.

Режим чрезвычайной ситуации в лесах был объявлен на всей территории Республики Саха (Якутия), Красноярского края, Ханты-Мансийского АО. А также в отдельных районах Оренбургской области, Респуб­лики Башкортостан, Свердловской и Челябинской областей и в районе Забайкальского края.

Особый противопожарный режим сейчас действует в 55 субъектах РФ.

На якутские пожары, по подсчётам Greenpeace, сегодня приходится 84% всех действующих очагов в стране.

Кира Деливориа, Анна Куликова

Источник: "Версия"