Сделка с совестью: ребенку не стали вырезать опухоль из-за праздников

Пока красноярские медики отдыхали и тянули время, мальчик стал неоперабельным. Теперь врачи разводят руками и отрицают вину

Врачи Красноярского краевого центра охраны материнства отказались провести операцию онкобольному мальчику в канун майских праздников. Когда ребенка показали медикам после длинных выходных, они пришли к выводу, что опухоль разрослась в костный мозг и стала неоперабельной. Почему персонал больницы поставил свой отдых выше жизни ребенка и будут ли их наказывать за содеянное — в материале «Известий».

Ушли на майские

Страшный диагноз — саркома Юинга — родители Влада услышали прошлой весной. Всё началось с того, что у мальчика стала болеть шея. Сперва врачи списали боль на обычную простуду и отправили домой лечиться. Когда температура стабильно держалась на отметке 39 градусов, мама мальчика решила вызвать «скорую». В районной больнице Минусинска у мальчика выявили новообразование в области шеи. Ребенка оправили в областной центр на МРТ. Точный диагноз поставили уже в больнице Новосибирска, где мальчику провели операцию по удалению опухоли.

Шестилетний Влад пережил 10 блоков химиотерапии. После этого болезнь наконец отступила: у пациента началась ремиссия. В апреле лечащий врач провел итоговый КТ, осмотрел снимок мальчика и увидел небольшое новообразование. Размер новой опухоли составлял около 1,5 см. Родителям сказали, что беспокоиться не о чем: ее легко можно будет удалить.

Фото: Из личного архива Беляковых

Онколог, который вел Влада, в этот момент находился в отпуске, поэтому ребенком занимались в хирургическом отделении. 29 апреля нейрохирург Максим Цаца, посмотрев все документы, заявил, что оперировать мальчика сейчас не будет, потому что майские праздники на носу. Экстренную операцию делать отказались, заверив, что опухоль за несколько дней не вырастет, и выписали маленького пациента домой. Операцию отложили на восемь дней — до 6 мая. Замещающий онколог отказалась отправить документы ребенка в больницу Новосибирска, где готовы были провести операцию.

Из-за нежелания медиков госпитализировать ребенка в «большие выходные» мальчику пришлось ехать в Минусинск, который находится в 450 км от Красноярска. Во время долгой дороги Влад подхватил простуду. В его состоянии это означало, что вернуться в больницу сразу после майских не выйдет. Перед операцией ему нужно было полностью выздороветь — так заявили врачи. Из-за этого мальчик не смог попасть на плановую госпитализацию 6 мая. Именно это обстоятельство впоследствии медики будут ставить в вину родителям, пытаясь хоть как-то оправдать случившееся.

Когда семья вновь приехала в Красноярск, врачи сообщили, что опухоль не только разрослась, но и проникла в костный мозг. А значит, оперировать ребенка в таком случае нельзя. Только 20 мая мальчика госпитализировали. Несмотря на высокую температуру и ослабленный иммунитет, он находился в холодной палате, рассказал в беседе с «Известиями» отец мальчика Артем Беляков.

«Нам нужна была операция, после которой можно было бы проводить лучевую терапию и выйти в ремиссию. За один день мою семью и всех моих близких довели до состояния полного коллапса. Ребенок чуть не умер. В больнице, когда в холодной палате мальчика начало лихорадить, моя жена пришла на пост к медсестре и попросила вызвать хирурга. Действия были приняты следующие: нам сказали, что доктор Цаца сейчас в столовой, а затем нам принесли грелку, набитую льдом», — рассказал отец мальчика.

Ждите, вас вызовут

Врачи отказались делать мальчику МРТ, объяснив это тем, что в главном перинатальном центре Красноярского края нет ни одного работающего аппарата, и предложили подождать неделю. Тогда отец мальчика отправился в частную клинику, чтобы сделать снимок платно. Но спустя 15 минут ему позвонил врач и заявил, что аппарат починили. Когда Артем Беляков зашел в кабинет того самого Максима Цацы, врач с улыбкой на лице попросил сделать запрос заведующей и отказался отвечать на вопрос о переносе жизненно важной для ребенка операции. Часть этого разговора попала на видео.

«По нашей операции созвали консилиум в другой больнице, а наш нейрохирург отвечает, что если им надо, то пускай они и делают МРТ. Как отцу мне хотелось ему разбить голову от отчаяния. Уже посмотрев МРТ, он сказал, что фронт работ слишком большой и он уже ничего не сможет сделать. Когда я стал возмущаться, он ответил, что 29 апреля я у него в ногах не валялся и не умолял взять сына на операцию. Если кто-либо думает, что я пытаюсь его оболгать, то я готов к любым проверкам, в том числе на детекторе лжи. Это мой единственный и желанный ребенок, я доверил его врачам, которые его чуть не убили. Если бы я открыв рот слушал всё, что мне говорят, Влада уже не было бы», — сказал отец мальчика.

Фото: Из личного архива Беляковых

Он обратился к заведующей отделением с просьбой прочитать результаты КТ, но она ответила, что не умеет этого делать. А затем попросила выйти, сказав, что позвонит по этому делу специалисту.

«Уже за дверью я слышал, как она по телефону решала свои личные вопросы, связанные с покупкой машины. Я просто психанул и ушел. Уровень цинизма какой-то запредельный. За эти несколько недель я похудел на 20 кг и поседел», — отметил Беляков.

После того как врачи признали мальчика неоперабельным, родители начали искать любую возможность для того, чтобы врачи занялись им: отправляли документы в Новосибирск, Москву и даже Израиль. Но нигде не согласились принять ребенка с таким осложнением болезни. Сейчас после первого блока химиотерапии опухоль начала понемногу уменьшаться.

Саркома Юинга считается высокоагрессивной опухолью, которая быстро дает метастазы. Врачи, работающие в главной детской больнице Красноярска, не могут не знать таких вещей и списывать всё на дело случая. Но врачебное сообщество, по словам родителей ребенка, пытается замять скандал, делая вид, что отправлять онкобольного ребенка с новообразованием домой — обычное дело.

«Со стороны больницы мы видим в красноярской прессе обвинения нашей семьи в том, что это случилось чуть ли не по нашей вине. Нас выставляют какими-то дураками неадекватными, которые не повезли ребенка на операцию. Искажают данные о том, что опухоль якобы остаточная и была еще с прошлого года. Но у нас есть на руках есть все документы, подтверждающие, что это не так. Теперь они хотят выйти сухими из воды, доведя ребенка до такого состояния, хотят остаться на своих рабочих местах и продолжить халатно относиться к детям», — добавил Артем Беляков.

Следователи проверяют, ребенок ждет

31 мая региональное управление СК инициировало проверку информации, появившейся в СМИ. О ее результатах пока не сообщается. Красноярские медики, в свою очередь, немедленно созвали консилиум, на который пригласили родителей мальчика. Ответа на главный вопрос, звучавший на этом собрании: «Почему идея созвать консилиум никому не пришла в голову 29 апреля?», никто из них дать не смог. В интервью местному телеканалу ТВК медики решили озвучить другую версию: якобы опухоль была не новой, а остаточной. Однако на руках родителей остались снимки МРТ, подтверждающие, что на момент выписки из больницы мальчик находился в состоянии ремиссии.

«С учетом отсутствия показаний для экстренной госпитализации 29 апреля было выдано направление на 6 мая для плановой госпитализации с целью дообследования и консультирования, а также поиска федерального центра для дальнейшей терапии и возможного оперативного вмешательства согласно диагнозу, так как саркома Юинга в данной локализации не оперируется в условиях Красноярского края, а также в краевом центре охраны материнства», — заявила в беседе с ТВК пресс-секретарь перинатального центра Дарья Гончаровская.

После этого состоялся уже другой консилиум с участием врачей из Новосибирска и Москвы. Пока красноярские медики медлили с МРТ, Артему написал на личную страницу в соцсети онколог из Новосибирска. Он рассказал, что по этому случаю созывался консилиум новосибирских врачей, и попросил в срочном порядке сделать снимок и прислать специалистам больницы.

Сейчас мальчика перевели из хирургического отделения Красноярского перинатального центра в онкологическое. Он находится в больнице вместе с матерью и проходит новый курс химиотерапии.

«Блок начался во вторник, после того как я приехал в центр и начал ее [химию] буквально выбивать. На химию организм ответил положительно, опухоль начала уменьшаться. В дальнейшем был полноценный консилиум без участия врачей, которые довели до такого коллапса. В нем принимали участие специалисты из Центра онкологии имени Блохина, Новосибирска и Красноярска. Было принято решение продолжить два блока химиотерапии, и после контрольного блока будут решать вопрос об оперативном вмешательстве», — пояснил отец мальчика.

При этом врачи пока не решили, где именно будет проходить сложная операция. Учитывая, что красноярские врачи заявили, что подобные опухоли — не их профиль, родители мальчика рассчитывают, что их смогут перевести в Москву в Центр имени Дмитрия Рогачева. Тем более руководство управления СК по Красноярскому краю попросило региональный минздрав оказать содействие в этом. В минздраве дело взяли под контроль и проводят внутреннюю проверку.

«Если ребенку будет необходима квота на перевод [в Москву], она будет в тот же момент. Просто сейчас тактика лечения совершенно другая. В Красноярске такие операции не проводятся, первая операция была сделана не в Красноярске. Красноярский центр охраны материнства и детства — медучреждение, где ребенок получает химиотерапию и смотрится готовность к тому, чтобы его приняла Москва или Новосибирск. Его проконсультировал главный внештатный специалист – нейрохирург, московский эксперт. Там тактика лечения определена, и как только будет необходимость транспортировать, конечно, он будет направлен», — пояснили «Известиям» в пресс-службе регионального минздрава.

«После прошлой операции жена заново учила сына ходить. Это адские боли. Сейчас его могут сделать инвалидом, и никто не чувствует за собой никакой вины. Я работаю сварщиком, и если бы вдруг 29 числа труба, которую я делал, начала капать, я бы не сказал: «У меня праздники, а вас пусть затапливает». Каждый может так относиться к своей работе. Но это ведь всего лишь труба, а не жизнь ребенка», — резюмировал Артем Беляков.

Анастасия Чеповская

Источник: "Известия"