Семья елбасы добралась до Шерлока Холмса

Миллионы фунтов стерлингов потрачены на выкуп домов на Бейкер-стрит

Дом-музей самого известного в мире сыщика приобретен в ходе отмывания коррупционных денег членами семьи бывшего президента Казахстана! Звучит громко, но это неправда. Эту утку для привлечения внимания к своей публикации ловко запустила английская газета «Таймс», что вызвало немалый интерес.

В статье под названием «Странный случай Дариги Назарбаевой, таинственного владельца адреса Шерлока Холмса на Бейкер-стрит» газета объявила, что наконец обнаружила настоящего владельца дома по лондонскому адресу Бейкер-стрит, 221b, а также других домов по Бейкер-стрит с 215-го по 229-й номер. К публикации для убедительности приложена схема, из которой даже внимательный читатель не поймет, что музей лишь соседствует с «отмывочной» зоной.

Бейкер-стрит. Скринот гугл-карт

Суть в том, что любовно созданный в 1990 году «The Sherlock Holmes Museum. 221b Baker street» фактически (и в соответствии с Земельным кадастром) находится по другому адресу — Baker street, 239.

Это не удивительно, потому что адрес Шерлока Холмса «дом 221b на Бейкер-стрит» — всего лишь элемент названия музея, поскольку такой адрес придумал Конан Дойль для великого сыщика.

Зато, как утверждает «Таймс»,

дочери бывшего президента Казахстана и ее сыну Нурали принадлежат дома № 215–229 и земля западнее номеров 233–239, стоимостью порядка 147 миллионов фунтов (15 млрд рублей).

Расследование приватизации элитной недвижимости в самом центре Лондона было начато в 2015 году неправительственной организацией The Global Witness и привело к зятю бывшего президента Назарбаева (супругу Дариги Назарбаевой) — Рахату Алиеву. Он был обвинен в Европейском союзе в отмывании денег и убийстве и найден мертвым в тюремной камере в Австрии. А через пять лет «Таймс» с помощью некоммерческой расследовательской организации Source-Material обнаружила реальных хозяев домов и земли.

Если бы не путаница с громким адресом, информация едва ли была бы растиражирована СМИ: лондонский рынок элитной недвижимости десятилетиями является одним из самых привлекательных направлений для денег сомнительного происхождения. Как утверждает Global Witness, здесь есть «юристы, которые зарабатывают на хранении секретов, банки, которые не задают много вопросов, лучшие частные школы и гламурный образ жизни прямо на пороге дома».

Да и для Назарбаевых этот «портфель недвижимости» в столице не первый. В 2019 году часть их собственности уже арестовывалась как «богатство, не имеющее объяснений».

СПРАВКА

До смерти Алиева «Форбс Казахстан» оценивал богатство бывшей (тогда — действующей) главы сената Казахстана Дариги Назарбаевой в 600 миллионов долларов США, а «стоимость» ее сына, которого в 19 лет назначили крупным бизнесменом, — в 200 миллионов долларов.

В соответствии с  британским законом о криминальных финансах (Criminal Finances Act 2017), недавно принятым для борьбы с отмыванием денег, предписания об аресте «богатства, не имеющего объяснений» (Unexplained Wealth Orders), выписываются с санкции Высокого суда в отношении политически заметных фигур из стран за пределами ЕС, а также любых подозреваемых в тяжких преступлениях без оглядки на гражданство и членам их семей и иным образом связанных с ними лицам, что оставляет возможность очень широкого толкования.

Обратиться за таким предписанием имеют право пять английских правоохранительных органов, в частности, Налоговая служба, Управление по финансовому регулированию и надзору. Но пока активно пользуется этим законом только Национальное агентство по борьбе с преступностью (National Crime Agency).

Ордер на арест можно оспорить в суде — в противном случае придется доказывать законное происхождение средств, затраченных на покупки свыше 50 тыс. фунтов стерлингов (5,1 млн рублей).

При отсутствии убедительных доказательств британские правоохранительные органы будут через суд добиваться конфискации и продажи имущества с молотка, а полученные средства поступят в казну Соединенного Королевства.

Практический механизм создан и запущен недавно. Дочь и старшего внука Назарбаева (Нурали) уже обязывали доказать законное происхождение 80 млн фунтов стерлингов, на которые были куплены два особняка и апартаменты в других фешенебельных районах Лондона. NCA утверждало, что покупки были профинансированы Рахатом Алиевым, но семье удалось предоставить документы законности доходов, и в апреле этого года арест был снят.

Рахат Алиев.
Фото: Reuters

Это второй случай применения антикоррупционного инструмента в Великобритании. Первый оказался для правоохранительных органов более результативным: Замира Гаджиева, жена Джахангира Гаджиева, банкира из Азербайджана, осужденного на родине за мошенничество и хищения из государственного банка, проиграла в суде апелляцию на арест активов. В результате от нее потребовали предоставить NCA полный отчет об источниках ее богатства, в том числе о том, как она смогла купить свой дом стоимостью 15 млн фунтов стерлингов и поле для гольфа в Беркшире.

Успешным для правоохранителей стало третье дело — бизнесмена из британского города Лидс Мансура Махмуда Хусейна. В минувшем октябре он отказался от защиты и в рамках урегулирования дела согласился передать 45 объектов своей «империи», а также другие активы на общую сумму почти 10 миллионов фунтов стерлингов. Предположительно более двух десятилетий Хусейн развивал свое «портфолио» по Западному Йоркширу, Чеширу и Лондону, «отмывая» криминальные доходы, выдавая себя за обычного бизнесмена.

У британской борьбы с международной коррупцией есть и другое направление. Недавний анализ Global Witness показывает, что более 87 000 объектов недвижимости в Англии и Уэльсе принадлежит анонимным компаниям, зарегистрированным в офшорах. Стоимость этих объектов недвижимости составляет, по крайней мере, 56 миллиардов фунтов стерлингов по данным Земельного кадастра. Но пока общественная борьба за введение реестра реальных владельцев британской недвижимости успехом не увенчалась.

Под давлением правительства Великобритании этой осенью Британские Виргинские острова взяли на себя обязательство к 2023 году обнародовать информацию о владельцах, «прописанных» в их налоговом убежище. «Это чрезвычайно важное заявление, поскольку эта юрисдикция — одно из самых популярных мест в мире для преступных и коррумпированных инвесторов, регистрирующих компании», — считает Global Witness, напоминая, что около половины компаний, раскрытых «Панамским досье», оказались зарегистрированы именно там.

Евгения Диллендорф

Источник: "Новая Газета"