Таблица вычитания: бюджет рискует недосчитаться 2,2 трлн рублей

Казна может получить меньше прибыли от дивидендов госкомпаний и налогов, указывает Счетная палата

Федеральный бюджет в ближайшие три года может получить на 2,2 трлн рублей меньше доходов, чем запланировано. Об этом говорится в отчете Счетной палаты за 2018 год (есть у «Известий»). Риск, по мнению аудиторов, связан с недостаточно качественными прогнозами госструктур, ответственных за сборы в казну. Сумма сопоставима с объемом крупнейших нацпроектов, поэтому ее недобор может оказаться для бюджета достаточно болезненным, считают эксперты. По их оценкам, казна, вероятно, получит меньше денег от дивидендов госкомпаний, а также корпоративных налогов из-за ухода части бизнеса в тень в связи с ростом фискальной нагрузки.

Цена ошибки

Доходы федерального бюджета в 2019–2021 годах могут оказаться на 2,2 трлн рублей меньше, чем запланировано Минфином, предупредила Счетная палата (СП). В 2019 году отклонение от прогноза может составить 650 млрд рублей, в 2020-м — 700 млрд, а в 2021-м — 875 млрд. Напомним, в ближайшие три года бюджет России планируется с профицитом.

Ожидания завышены прежде всего по дивидендам и прибыли компаний с госучастием, уточнила пресс-служба СП. За три года в казну может не поступить 1,3 трлн таких доходов. В контрольном органе свои сомнения в том, что прогнозы сбудутся, объяснили так: в проекте федерального бюджета на 2019–2021 годы финансовые результаты госпредприятий прогнозируются на значительно более высоком уровне, чем планируют сами организации (они представляют собственные расчеты в Росимущество). Более того, и Росимущество указывает, что не все госкомпании заплатят 50% прибыли по международным стандартам финансовой отчетности в виде дивидендов. Однако, несмотря на это, бюджет основывается на предположении, что доля полученных дивидендов будет именно такой.

Фото: ИЗВЕСТИЯ

Источником риска «недобора» служит недостаточная точность прогнозов бюджетной выручки от так называемых главных администраторов доходов — госструктур, ответственных за сборы в казну, следует из документа. К ним относятся прежде всего подведомственные Минфину налоговая и таможенная службы. «Известия» обратились в эти госучреждения с просьбой прокомментировать оценки СП, однако на момент сдачи материала в номер они не ответили.

В Минфине посчитали оценку рисков завышенной, сообщили «Известиям» в пресс-службе ведомства. В частности, проводится последовательная политика по увеличению доли прибыли, направляемой на выплату дивидендов от компаний с госучастием. Большинство организаций уже перешли на данный принцип. Риски недополучения других доходов, например, НДПИ, были урегулированы еще на стадии рассмотрения проекта о бюджете.

Качество прогнозирования доходов, в том числе, неналоговых, существенно повысилось, уверены в Минфине. В настоящее время основные отклонения связаны либо с изменениями макроэкономических показателей, либо с разовыми решениями в течение года.

Еще один риск для доходов страны — это появление в течение года норм, снижающих поступления в казну, указывают аудиторы. Раньше в бюджетном кодексе действовал запрет на введение законов после того, как главный финансовый документ уже был принят (при условии, что они напрямую влияют на государственную «выручку»). Такое правило приостановлено на девять лет, подчеркивается в годовом отчете палаты. Негативно на доходы казны может повлиять, например, появление новых льгот по налогам или сборам.

2,2 трлн, которые бюджет рискует не получить в ближайшие три года, — это весьма существенная для страны сумма, уверена руководитель направления «Фискальная политика» Экономической экспертной группы Александра Суслина. Сопоставимые средства предусмотрены на крупнейшие нацпроекты. Например, на «Здравоохранение» из казны в 2019–2021 годах будет выделено 1,6 трлн рублей, на модернизацию и расширение магистральной инфраструктуры — 1,1 трлн. Если отклонение от прогноза будет настолько существенным, то придется менять и планы по расходам, полагает эксперт. К примеру, адаптировать под уменьшившуюся выручку инвестпрограмму из накоплений фонда национального благосостояния.

В 2019 году планируется заработать 19,9 трлн, в 2020-м — 20,2 трлн и в 2021-м — 21 трлн рублей. Расходы составят 18 трлн, 19 трлн и 20 трлн рублей соответственно. Доходы от продажи нефти по цене выше $40 за баррель накапливаются в Фонде национального благосостояния (ФНБ), созданном для защиты от финансовых кризисов. После того как объем ФНБ превысит 7% ВВП, его свободные ресурсы можно будет инвестировать. На 1 апреля в фонде накопилось 3,8 трлн рублей, или 3,6% от ВВП.

Риски оптимизма

Главный источник риска для российских доходов — это нестабильные цены на нефть, заявил профессор РАНХиГС Александр Дерюгин. Доля поступлений от ресурсодобывающих компаний в структуре бюджета — чуть менее половины. Скорее всего, в СП не согласны с оценками экономического роста, на котором базируются планы по ненефтегазовой выручке, предположил эксперт. Если переоценены базовые показатели экономики, то и прогнозы доходов будут чрезмерно оптимистичными.

ВВП, согласно бюджетному прогнозу, в 2019 году должен увеличиться на 1,3%. Затем предполагается, что рост ускорится до 2% в 2020-м и до 3,1% в 2021-м.

В финансово-экономическом блоке действительно могут переоценивать потенциал выплат дивидендов госкомпаниями, согласилась с СП Александра Суслина. Минфин предполагает, что предприятия будут перечислять в казну не менее 50% чистой прибыли по международным стандартам финансовой отчетности, однако на практике такой сценарий пока ни разу не реализовался. У крупных госкорпораций всегда находились предлоги для того, чтобы платить в казну дивиденды ниже положенного уровня. Например, правление «Газпрома» ранее рекомендовало в виде дивидендов за 2018 год выплатить 247 млрд рублей, или примерно 18% от ожидаемой аналитиками чистой прибыли компании (прогнозируется на уровне 1,4 трлн рублей).

Другим источником риска для бюджетных доходов может служить переоценка темпов «обеления» бизнеса, предполагает замдиректора института «Центр развития» ВШЭ Валерий Миронов. Изначально ведомства рассчитывают, что база по налогам и сборам будет расти в том числе благодаря выходу компаний из тени. Однако из-за увеличившейся в 2019 году фискальной нагрузки бизнес, наоборот, может начать скрывать доходы от государства.

Впрочем, резервы для компенсации «недобора» доходов у бюджета есть, уверены в СП. Перспективу аудиторы видят прежде всего в снижении дебиторской задолженности налогоплательщиков перед государством. По оценкам контрольного органа, ее объем превысил 2,2 трлн рублей по итогам прошлого года. Активизация работы в рамках сокращения задолженности по уплате налогов, сборов и других обязательных платежей позитивно скажется на доходах бюджета.

Дмитрий Гринкевич

Источник: "Известия"