Тактика запутывания

Российские СМИ в заявлениях об отравлении Скрипалей противоречат сами себе

Прокремлевские СМИ ответили на заявление британского департамента окружающей среды, продовольствия и сельского хозяйства о том, что Сергей и Юлия Скрипали были отравлены жидким веществом неврно-паралитического действия, серией противоречивых высказываний, отчасти не имеющих отношения к делу. Программа новостей «Первого канала» особо подчеркивает, что в заявлении британского департамента упоминается жидкость, и называет это новой версией, которую тут же пытается поставить под сомнение.

Как сообщает Би-би-си, представитель департамента заявил, что «нервно-паралитическое вещество, как утверждают эксперты, не испаряется и не исчезает со временем, и чтобы от него избавиться, требуется интенсивная очистка с применением едких химикатов». Тезис о стойкости вещества пытается оспорить автор сюжета «Первого канала» Тимур Сиразиев: «Сами того не подозревая, британцы доказали полную несостоятельность своей же версии. Ведь А-234, по словам экспертов, в жидкой форме быстро разлагается и теряет свой эффект. ”Применять его в жидкой форме практически невозможно, оно очень быстро испаряется, — отмечает эксперт по биологической химии, кандидат биологических наук Илья Духовлинов. — Как только начинаешь им пользоваться, то мгновенно происходит отравление всего вокруг сразу“».

Информация об А-234, как и о других отравляющих веществах класса «Новичок», засекречена, и с уверенностью судить, насколько химически стоек этот яд, невозможно. Непонятно, кстати, откуда такая информированность у генетика и биотехнолога Ильи Духовлинова, гражданского исследователя, который никогда не имел отношения к боевым отравляющим веществам, — он занимается разработкой медицинских препаратов для регенерации тканей и борьбы со старением организма, создал вакцину против гриппа, давал комментарии по поводу допинга в спорте. О его работе в области фармакологии сообщали «Советский спорт»«Вечерняя Москва» и тот же «Первый канал». И лишь в прошлом месяце интернет-издание «Взгляд» представило его как эксперта по химическому оружию.

Илья Духовлинов

Но при этом «Первый канал» путает испарение — изменение агрегатного состояния вещества — и разложение, то есть химическую реакцию, при которой распадаются молекулы вещества. Отметим при этом, что химически нестойкие вещества, быстро теряющие ядовитые свойства, в отличие от летучих, то есть легко испаряющихся, вообще непригодны для использования в качестве химического оружия. Повторимся: о том, насколько быстро улетучивается А-234, достоверной информации нет.

Затем «Первый канал» добавляет запутывающие картину подробности, призывая на помощь бывшего сотрудника института, в котором разрабатывались вещества класса «Новичок», Леонида Ринка: «Раньше говорили, что на дверную ручку дома Скрипаля нанесли ядовитый гель. Но и в этом случае А-234 никак не подходит. Одним из создателей этого вещества был Леонид Ринк. Он обращает внимание на то, что А-234 — фосфорорганическое боевое отравляющее вещество. После его применения у пострадавшего сужаются зрачки, делая человека слепым на длительное время. Однако, как известно, Сергей Скрипаль идет на поправку, а его дочь уже выписана из больницы».

Абсолютно невозможно понять, что «Первый канал» таким образом пытается опровергнуть. Не сообщалось, в каком состоянии были зрачки Скрипалей, когда их нашли на скамейке. Неизвестно, теряли ли они зрение перед тем как впасть в кому. Что такое «длительное время», ни Сиразиев, ни Ринк не объясняют.

Леонид Ринк

Зато о жидкой и гелевой формах вещества Ринк говорит в интервью «РИА Новости» и пытается запутать все окончательно: «А234, о котором они говорят, действительно жидкое вещество. Но они обманули всех уже много раз, сказав, что это был гель. Водная рецептура бы моментально разложила (отравляющее. — Прим. ред.) вещество. Гель тоже жидкое вещество, пусть не столь подвижное, как вода. Сам термин ”жидкое“ ни на что не влияет в той ситуации, в которую англичане себя поставили. Если под жидкостью они подразумевают, что это чистое химическое вещество, а аналитики сказали, что там примеси нет, то это точно не ”Новичок“, никакая не бинарная система».

В этом монологе вообще не прослеживается какая-либо логическая связь. При чем тут водная рецептура? Химик делает вид, будто не знает о существовании разных типов гелей — на водной основе (гидрогели), спиртовой (алкогели) и органической (органогели)? А-234 — жидкое органическое вещество, так зачем для образования геля нужна вода? А почему он ставит знак равенства между жидким агрегатным состоянием и химической чистотой вещества? Впрочем, тут он может иметь в виду отсутствие гелеобразующих высокомолекулярных соединений. Но с чем он спорит, если сам же признает, что гель тоже можно считать жидкостью (строго говоря, с научной точки зрения это не совсем так, но в бытовом контексте такая неточность допустима)? Так или иначе, утверждение об отсутствии принципиальной разницы между жидкостью и гелем опровергает тезис «Первого канала» о том, что в заявлении британского департамента окружающей среды содержится новая версия отравления.

Между тем версию о нестойкости А-234 в водной среде опроверг в интервью РБК разработчик «Новичка» Владимир Углев: «Представители так называемого Новичка очень устойчивы к водному и водно-основному гидролизу».

В сюжете «Первого канала» Ринк говорит: «С самого начала нас насторожило, почему они все при фосфорном отравлении говорят, что будут сильные умственные недочеты, — замечает профессор химии, доктор наук Леонид Ринк. — Они все говорили, что с башкой будет конец и так далее. Потому что для ФОСа <фосфорорганического соединения. — The Insider> это не характерно, зато характерно для BZ».

Здесь он в очередной раз обращается к версии о том, что для отравления Скрипалей применили не «Новичок», а хинуклидил-3-бензилат, известный как BZ, — психохимическое боевое отравляющее вещество, разработанное в США и, по некоторым сведениям, однажды примененное во время вьетнамской войны. Об этой версии известно только со слов министра иностранных дел России Сергея Лаврова, ссылавшегося на анализ швейцарской лаборатории в Шпице, которая, однако, его заявление косвенно опровергла, подтвердив выводы британских экспертов. Этому была посвящена специальная публикация The Insider.

Предположение о том, что психика Скрипалей в результате отравления может пострадать, содержалось в решении судьи Дэвида Уильямса из лондонского Опекунского суда от 22 марта, разрешившем взять пробы крови и передать их для анализа экспертам ОЗХО без согласия самих Скрипалей, в то время находившихся в состоянии комы. «Долгосрочные последствия воздействия этого вещества на состояние их здоровья в полной мере не ясны, хотя медицинские анализы свидетельствуют о том, что их умственные способности могут пострадать в неизвестной и пока не исследованной степени», — передает слова судьи Би-би-си. Скорее всего, имелись в виду последствия длительного пребывания в коме.

Впрочем, по меньшей мере в отношении Юлии Скрипаль предположения о воздействии отравления на психику не оправдались. Тот же «Первый канал» сообщал, что родственница говорила по телефону с Юлией и не заметила каких-либо «умственных недочетов», как выражается Ринк.

Завершает свой сюжет Сиразиев так: «В нашем посольстве считают, что власти королевства заметают следы постановочной провокации. Дипломаты задают логичный вопрос. В заявлении департамента сказано, что отравляющее вещество почти не испаряется и не исчезает со временем. Тогда почему, кроме одного полицейского и Скрипалей, больше никто не пострадал?»

На этот вопрос легко ответить. После отравления полицейского были приняты все необходимые меры предосторожности: доступ посторонних к местам, возможно, загрязненным отравляющим веществом, был перекрыт, а эксперты работали в костюмах химзащиты.

Юрий Бершидский

Источник: "The Insider"