Токсичный скандал: последняя информация о «Тройке диалог» вредит экономике

Новости об офшорной сети компании «Тройки Диалог», через которую из РФ якобы были выведены почти $5 млрд, наделали не мало шуму

Впрочем, у этой истории есть и куда менее очевидный подтекст – она ясно дает понять, что банкиры не должны работать следователями, поскольку подобная практика несет угрозу для экономического роста.

В шумихе вокруг «Тройки Диалог» и ее основателя Рубена Варданяна самое печально то, что по мнению большинства, в обязанности финансиста входит проверка принесенных ему денег на «чистоту». Кроме того, многие склонны осуждать финансистов за то, что они проводят сделки с целью защиты средств клиента от притязаний на них государства. Причем осуждают их даже в том случае, когда такого рода сделки были абсолютно законными.

Тревожным сигналом является то, что такие взгляды получили широкое распространение, но при этом, мало кто задумывается об их бредовости и негативных последствиях. Конечно — ведь необходимо вести борьбу с отмыванием криминальных денег и уклонением от уплаты налогов! А эти задачи настолько важные, что для достижения цели все средства хороши.

В реальности же мы сталкивается с нарушением логики работы экономических механизмов и посягательством на основы человеческого общества — разделение труда и специализации.

Никого не удивляет, что у преступников, даже тех, что совершили наиболее тяжкие преступления, есть адвокат, а врачи, действуют в соответствии с клятвой Гиппократа, спасают жизнь убийцам.

Никто не требует от врача, чтобы он сначала собрал информацию о пациенте – другими словами провел «должную проверку» (due diligence), — и а потом решал стоит ли его лечить.

При этом банкиров и финансистов права обслуживать каждого клиента, без юридической проверки почему-то лишили. Подобное положение дел представляется попыткой чиновников свалить свою работу по на внегосударственные институты. И более того — переложить на частный сектор расходы, которые должны нести госбюджет в части финансирования работы специализированных институтов — следствия, прокуратуры и суда.

Сейчас от банков и финансовых организаций требуют, чтобы они выполняли работу и следователей, и судей, которые сначала анализируют а затем дают оценку клиента и решают: работать с ним или отказать? Другим словами, власти решили замаскировать несостоятельность силовых структур, переложив обязанность определять происхождение средств на частные финансовые институты.

Этот порядок таит в себе ряд крайне негативных последствий.

Во-первых, такое положение дел приводит к тому, что в мире финансовых операций владельцы капитала оказываются вне правового поля — им могут отказать в обслуживании абсолютно произвольно. Это, в свою очередь, создает крайне благодатную почва для коррупции в финансовой сфере.

Во-вторых, проведение операций «должной проверки» требует от представителей финансового сектора содержания специальных подразделений, что увеличивает их расходы. Это в свою очередь приводит к дополнительному торможению «экономического локомотива».

Проводить проверку «на порядочность» должны государственные силовые структуры. И если им в суде удастся доказать криминальное происхождение и незаконный характер операций, в которых они использовались, то эти деньги должны быть изъяты у банков и финансовых компаний.

Однако то, что происходит сейчас в финансовой сфере, юридически невнятно и экономически вредно.

Алена Попова

Источник: "Новый Взгляд"