«Убить на зоне могут лишь спецназ и плохая медицина»

Как устроена жизнь в российских колониях и почему вокруг них столько мифов? Отвечает бывший арестант

В начале марта стало известно, что в исправительной колонии Татарстана заключенные подняли бунт после того, как один из них отказался дать конвоирам сфотографировать свои татуировки. Наколки осужденных — важная, почти сакральная часть тюремной культуры: свое значение и смысл имеют не только изображения, но и отношение к ним. Возможно, именно поэтому бесцеремонное требование тюремщиков так возмутило зэков. О том, по каким традициям живут российские тюрьмы и колонии, существует немало мифов — очень распространенных, но зачастую не имеющих ничего общего с реальностью. Правда ли, что новичка ждет наказание, если он нарушил ритуал входя в камеру? Как складывается жизнь осужденного на зоне в зависимости от его статьи? И насколько верны заявления о том, что в колониях повсеместно царит насилие? О главных тюремных мифах и о том, насколько они соответствуют действительности, «Ленте.ру» рассказал бывший российский заключенный Михаил Краснобаев.

В 2015 году 26-летнего Михаила Краснобаева осудили за «Приготовление к сбыту наркотических веществ». Сам Михаил не отрицал, что хранил запрещенные вещества, но утверждал, что исключительно для личного потребления. Однако вместо условного срока и постановки на учет в наркодиспансере он получил пять лет колонии строгого режима.

Михаил был из тех, кого за глаза называют «ботаником»: окончил школу с золотой медалью, никогда не увлекался спортом и был далек от криминального мира. Когда молодого человека заключили под стражу в зале суда, ему было очень страшно. Он верил всему, что «знающие люди» рассказывали ему о тюрьмах и зонах, и был напуган перспективой испытать все это на собственном опыте.

Миф №1. «Да ты знаешь, что с такими на зоне делают?»

Самый большой страх людей, впервые попадающих в места лишения свободы, заключается в том, что там их будут бить, насиловать, а, возможно, и убьют. На самом деле это не так. Во-первых, проблемы могут быть только у насильников и педофилов, чьи преступления считаются наиболее порицаемыми в среде арестантов.

Лет 20 назад на зонах таких заключенных действительно могли «опустить» (унизить) по всей строгости арестантской жизни. Однако не так давно в воровском укладе появилось специальное указание: «*** [мужским половым органом] не наказывать». И если кто-то попробует таким образом наказать другого арестанта, то будет немедленно остановлен сокамерниками.

Сегодня в местах лишения свободы педофилы и насильники получают сильную взбучку и немного мочи из бутылки на лицо. Они действительно оказываются в «обиженных» — низшей касте арестантов, которые убирают туалеты и стирают чужие носки. Но даже «обиженные» если и оказывают сексуальные услуги, то только по согласию: заставить их никто не может.

Что касается сотрудников тюремной администрации, то с недавних пор их обязали носить включенные видеорегистраторы, записи с которых просматривают контролирующие органы. Эта мера существенно снизила число случаев беспредела со стороны тюремщиков.

Убить за решеткой может разве что тюремный спецназ во время бунта или некачественная медицина вкупе с нехваткой витаминов и малоподвижным образом жизни. За пять лет, что я находился в колонии, самой частой причиной смерти заключенных был суицид.

Его главные причины — это карточные долги, отсутствие перспектив и общая беспросветность существования

И я хотел бы подчеркнуть: это были именно суициды, а не убийства, замаскированные под них. Что касается физического насилия со стороны заключенных, то оно может иметь место, если человек не соблюдает правила арестантского быта. Но эти правила — просты и очевидны, а все остальное действительно мифы.

Миф №2. «В "хату" надо входить правильно»

Второй очень распространенный страх у тех, кто впервые оказывается в местах лишения свободы, — по незнанию допустить такое поведение, за которое ждет суровое наказание. Тюремный фольклор действительно богат на загадки и прибаутки, но судьбу арестанта и его статус в тюремной иерархии определяет вовсе не знание правильных ответов.

Фото: Дмитрий Коротаев / «Коммерсантъ»

Как и в обычной жизни, отношение к человеку на зоне определяют его поступки. Ниже — главные постулаты правильного поведения в тюрьме, следуя которым заключенный будет застрахован от проблем. Самое удивительное в том, что все эти вещи многие люди знают еще с детства, от родителей, а потому следовать им легко и просто.

Врать — плохо. Брать чужое без спроса — плохо. Не держать обещания — плохо. Доносить на близких — плохо. Унижать слабого — плохо. Говорить плохое о ком-то за его спиной — плохо. Смеяться над тем, что дорого другому, — плохо. Решать вопрос с помощью физической силы — плохо. Соблюдать гигиену и не причинять дискомфорт окружающим — хорошо.

Мало того что эти правила поведения в целом элементарны: новичкам на зонах, которые допустили какие-то ошибки по незнанию, многие вещи прощаются и объясняются. На первый раз!

Миф №3. «Да ты хиляк, тебя на зоне разом сломают»

Будучи физически абсолютно неразвитым, я, конечно, боялся, что меня на зоне будут третировать люди сильнее меня, которых там большинство. На деле же все оказалось совсем иначе.

Если брать знаменитых воров в законе — Владимира Бабушкина (Вася Бриллиант) или Александра Северова (Саша Север), — то ни один из них не выглядел стероидным качком или жилистым силачом.

На зоне котируется в первую очередь крепость духа, а не крепость тела

Более того, конфликты заключенные стараются разрешать при помощи переговоров, поэтому драк на наших зонах куда меньше, чем, например, в США. Причем за распускание рук арестанта может довольно сурово наказать «смотрящий», или «положенец» (представители криминальных авторитетов в местах лишения свободы — прим. «Ленты.ру»).

К слову, на зонах исторически сложилось, что тренажерный зал и хорошее питание были доступны только «красным» (приближенным к тюремной администрации) — завхозам, бригадирам, дневальным и нарядчикам. Они же впоследствии входили в так называемые секции дисциплины и порядка (СДП).

Эти секции по факту занимались избиением арестантов-новичков по негласному распоряжению администрации

Отсюда и пошло некое пренебрежительное отношение к «спортсменам» среди порядочных арестантов. Так что мускулы на зоне большой роли не играют: куда важнее информативно разговаривать, логично строить умозаключения, а главное — не материться.

Миф №4. «С такой статьей ты будешь унитазы драить»

Отчасти это действительно так: скажем, в местах лишения свободы моют туалеты и прибираются на улице в основном те, у кого статьи 131 («Изнасилование») или 132 («Насильственные действия сексуального характера») УК РФ. А осужденные по «наркотической» статье 228 УК РФ обычно вынуждены выделять из своих средств на общие нужды больше, чем другие заключенные.

Вот только дело тут отнюдь не в статьях. Для того чтобы определить, в каком статусе будет сидеть весь дальнейший срок заключенный, одного предъявленного или даже доказанного судом обвинения мало. О человеке и о его преступлении арестанты узнают «по своим каналам», проводят свое следствие.

Фото: Юрий Тутов / «Коммерсантъ»

Если вина заключенного очевидна, насильник попадет в «обиженку», а наркоторговец будет весь срок платить дань. Но судебная система у нас отнюдь не безупречна. Каждый пятый из осужденных по статье 228 УК РФ является просто наркозависимым или, что еще хуже, вообще не имеющим отношения к наркотикам человеком, которого подставили. К таким людям отношение на зоне доброжелательное: никто не подумает назвать такого заключенного «барыгой».

Миф №5. «Ты шибко умный — таких на зоне не любят»

Существует расхожее мнение, что типичный зэк — недалекий и агрессивный алкоголик. На самом же деле это не более чем стереотип. Во-первых, на зоне у арестанта масса свободного времени, за которое есть возможность прочитать очень много книг, посмотреть немало фильмов и пообщаться с другими заключенными, у которых есть свой культурный багаж.

Таким образом, отбывая свой срок, даже человек изначально невысокой культуры развивается и становится как минимум интересным собеседником

Во-вторых, большая часть времени арестанта уходит на разговоры с другими осужденными, но истории о вольной жизни довольно быстро заканчиваются. И тогда приходит время философских, политических и даже теологических дискуссий, а это — еще одна возможность для культурного развития.

Фото: Илья Наймушин / РИА Новости

Я сам за пять лет срока прочел около сотни книг, включая те, до которых на воле не доходили руки. Я познакомился с политиками, футболистами, деятелями искусства и просто образованными людьми, от которых узнал немало нового. Но то, что процентов шестьдесят заключенных в начале срока действительно недалеки и бескультурны, — это правда.

Миф №6. «На зоне привыкнешь к чифиру — жить без него не сможешь»

Миф о тюремном чифире и зависимости от него — пожалуй, самый безобидный из всех, но прочно сидящий в головах обывателей. На деле чифир не вызывает зависимости: он разве что может войти в привычку — как кофе по утрам. Чифир действительно бодрит и снимает похмелье, но эффект от него по силе сопоставим с обычными энергетиками.

А еще чифир хорошо согревает и на некоторое время подавляет чувство голода

К слову, существует заблуждение, что настоящий чифир готовят только на зоне — но это совсем не так: приготовить его совсем несложно и в домашних условиях. Для этого нужно взять 80-100 граммов мелколистового чая и залить литром холодной воды.

Потом все это нужно довести до кипения, проварить минут 15 на медленном огне, остудить — и вскипятить заново. Возьмите сито, процедите отвар — и чифир готов. Пить его лучше небольшими глотками, добавив в напиток немного соли, вприкуску с сыром, вяленой рыбой, чипсами и сухарями. А если пить чифир со сладостями, тонизирующий эффект будет сильнее.

***

Ничего хорошего в тюрьме нет — и те, кто романтизирует ее, как правило, культурно ограничены. Но в том, чтобы оказаться на зоне, нет и ничего страшного. Как говорят заключенные: «Тюрьма не *** [мужской половой орган] — садись, не бойся».

Владимир Шарапов

Источник: "Лента.Ру"