В лапах «черных кредиторов»: как ростовщики отбирают жилье

Буква закона пока на стороне мошенников

Взять в кредит умеренную сумму — и лишиться крыши над головой. Подобных историй в последние годы немало. Фокус в том, что такой «токсичный» заем «черные кредиторы» обычно выдают под залог квартиры или дома. Нарушит должник какое-то из условий договора (а его очень постараются к этому подвести) — и выкладывай ключи на стол. А сам не выложит — так и дверь взломают. Схемы мошенников специально «заточены» на отъем жилья. Только за первый квартал текущего года Банк России выявил 379 «черных кредитов». Понятно, что «за кадром» их осталось явно больше. Как не попасться в сети ростовщиков-аферистов и не остаться без крыши над головой, выяснял «МК».

Этим летом вступил в силу закон, запрещающий микрофинансовым организациям (МФО) выдавать гражданам кредиты под залог жилья. Очень правильная мера, спору нет. Но проблема в том, что закон наводит порядок в сфере легального кредитования, где дикие случаи с выкидыванием семей на улицу являются все-таки редкостью.

Долговой беспредел — это почерк «черных кредиторов», попросту — бандитов. Им закон не указ. Их так называемые схемы разработаны именно для отъема жилья. За подтверждением процветания этого криминального бизнеса далеко ходить не надо: чуть не на всех столбах развешаны объявления «Деньги срочно». А если вы в Интернете в поисковых системах хоть раз ввели словосочетание «кредиты срочно», не сомневайтесь: вас тут же завалят «заманчивыми» рекламными предложениями. «Бизнес» по отъему жилья явно поставлен на поток: риски минимальны, а прибыли фантастичны.

Такого рода «предпринимательство», безусловно, относится к компетенции правоохранительных органов, которые почему-то часто оказываются не способны разглядеть мошенническую схему в рамках конкретного договора. Добиться возбуждения уголовного дела по таким ситуациям — задача практически нереальная. Но некоторым повезло.

«Выкинул как котят»

Сейчас в Новосибирске идет закрытый судебный процесс над адвокатом П., которому вменяют пять эпизодов мошенничества с недвижимостью. Юрист ссужал граждан, оказавшихся в тяжелом положении, средствами — правда, под залог квартир и домов. В результате все, воспользовавшиеся «добротой» правоведа, остались без крыши над головой. Пока шло судебное разбирательство, объявились еще три жертвы адвоката.

«Он выгнал нашу семью на улицу, взломав дверь, заменив замки, убив собак. Как котят выкинул на улицу в мороз», — рассказала местной прессе, освещающей процесс, одна из потерпевших, муж которой не вынес жилищных потрясений и скончался от инфаркта. Этой женщине юристы проекта «За права заемщиков» Общероссийского народного фронта (ОФН) помогли вернуть жилье.

Эксперты этой организации пытаются восстановить справедливость в отношении еще троих заемщиков, в том же Новосибирске одолживших денег у еще одного нелегального кредитора — бизнесмена Ш. Двое из его должников уже лишились квартир, третьей свое жилье удалось отстоять, но она осталась должна мошеннику 1 млн рублей.

Вот как эта 70-летняя женщина описывает свою ситуацию в заявлении в областную прокуратуру: «В ноябре 2015 года в связи со смертью моего сына я находилась в затрудненном материальном положении, что вынудило меня искать, где бы взять деньги взаймы. По объявлению в газете я обратилась в ООО к Ш. с просьбой дать мне взаймы 300 тысяч рублей, на что он согласился и дал мне эти деньги. В счет залога он предложил оформить мою 4-комнатную квартиру, на что я согласилась. Следует отметить, что Ш. похож на моего покойного сына, поэтому я с первой встречи испытывала к нему почти материнские чувства. В связи с этим полностью доверяла ему и утратила элементарную бдительность. Перед тем как подписать договор о залоге квартиры, я его не читала, т.к. забыла дома очки. К тому же я ему так доверилась, что и при наличии очков, возможно, не читала бы договор. Кроме того, несколько позже Ш. продиктовал текст и взял с меня расписку о получении мною средств, как я считала с его слов — займа. Однако о какой сумме идет речь, в расписке не было указано. В дальнейшем оказалось, что договор, который я подписала, оказался не договором залога, как говорил Ш., а договором купли-продажи моей квартиры за 1 млн рублей. Расписка, которую мне диктовал Ш., оказалась не распиской о получении мною займа в размере 300 тыс. рублей, как говорил Ш., а распиской о получении мною от Ш. якобы 1 млн рублей за «проданную» ему квартиру. Воспользовавшись обманным путем полученными от меня документами — договором и распиской, Ш. обратился в суд и потребовал отдать ему мою квартиру или вернуть якобы полученные мною за нее деньги».

Эта женщина попала под практически образцовый прессинг «черного кредитора». Впрочем, описанная технология мошенничества — далеко не единственная.

Приговор с открытой датой

Одной из распространенных схем отъема жилья «черными кредиторами» является так называемый «возвратный (или обратный) лизинг». Он представляет собой финансовую аренду квартиры лицом, которому ранее она принадлежала. Иными словами, был собственником — стал арендатором. При таких схемах жилье оформляется на кредитора, который с максимальной искренностью заверяет: отдашь долг — тут же переоформим все обратно. Ну и предельно убедительная словесная мишура: «Да это же чистая формальность! Да по-другому-то это все и оформить нельзя! Это единственно возможный официальный вариант!». Надо ли уточнять, что обратного хода этому действию — переоформлению квартиры на законного владельца — не происходит. По документам «законным» становится мошенник.

Вариацией данной схемы является оформление соглашения об отступном, но с не проставленной, открытой датой. В мире легальных деловых отношений отступной предусмотрен: в случае если должник не в состоянии погасить долг, он компенсирует кредитору потери каким-то иным, не денежным способом — передает ему какое-то свое имущество, выполняет для него какую-то работу. Но в таком случае в отступном соглашении прописываются условия и сроки, при которых этот механизм запускается в действие: например, невозврат суммы в определенную дату либо просрочка на определенное количество дней. Мошенники же даты не проставляют, поэтому запустить механизм отъема квартиры «черный кредитор» может в любой момент, по своему усмотрению.

Так, кстати, действовал и адвокат П., которого сейчас судят в Новосибирске. Отступной он оформлял на свою помощницу. А дальше было делом техники загнать должника в просрочку. «Он мог запираться у себя в кабинете, когда ты принес ему деньги. Он не снимал трубку», — рассказывает один из потерпевших.

«Чаще всего в практике встречаются случаи подписания отступного с открытой датой, при этом документ является приложением к основному договору, — поясняет президент Национальной ассоциации профессиональных коллекторских агентств (НАПКА) Эльман Мехтиев. — В большинстве случаев клиент даже не в курсе существования подобного отступного — 70–80% заемщиков не читают в принципе договор, а об условиях узнают со слов сотрудника той или иной компании».

Ну да, наши люди чтением договора себя, как правило, не утруждают. Чего стоит простодушное признание женщины, едва не потерявшей квартиру, что она забыла дома очки, да и будь они при ней, возможно, тоже не стала бы читать бумаги. Впрочем, иногда читай — не читай, все равно попадешь. Мошенники часто используют прием «ой, ошибочка на третьей странице» и уносят вычитанный договор подредактировать, после чего подают на подпись жертве уже совершенно другой документ. А иногда и фокус с «ошибочкой» не нужен — люди доверчиво ставят подписи на чистых листах.

«Помимо схемы с отступным с открытой датой имеют место договоры купли-продажи или дарения с возможностью обратного выкупа или договор залога сопровождается договором уступки прав требования и доверенностью на все возможные юридические действия с объектом недвижимости, — просвещает Мехтиев. — Несмотря на различие этих схем, итог один — в результате подобных действий заемщик рискует остаться без недвижимости и другого имущества».

«Практика показывает, что мошенники очень любят брать в залог единственное жилье. Когда заемщик входит в просрочку, он, боясь потерять жилье, подписывает все, что нужно мошеннику, и попадает в долговую яму, из которой путь только на улицу», — подтверждает представитель групп пострадавших от нелегальных кредиторов адвокат Елена Калиничева.

И, конечно же, на всю катушку используется излюбленный мошенниками всего мира метод искусственного создания атмосферы спешки: быстренько-быстренько, поезд уходит, сейчас или никогда.

Буква закона

Самое печальное, что документы, лишающие заемщика жилья, действительно, как правило, оформлены безукоризненно. И подпись жертвы подо всем этим безобразием стоит. 70-летней жительнице Новосибирска удалось добиться признания сделки по продаже своей квартиры ничтожной только благодаря тому обстоятельству, что незадолго до подписания документов у нее случилась черепно-мозговая травма. Суд счел, что она не могла понимать сути подписываемого договора (тем не менее вернуть якобы полученные от мошенника деньги за якобы проданную квартиру тот же суд ее обязал). Но не всем потерпевшим «повезло» вовремя словить кирпич на темечко.

«Каждое действие по отдельности, может, и соответствует букве закона, но в итоге владельцы собственности оказываются без нее», — характеризует сложившуюся практику Мехтиев. И правоохранительные органы почему-то чаще предпочитают видеть только формальную «букву закона»: вот договор, вот просрочка, вот личная подпись, какое еще уголовное дело?

Как полагают эксперты, аргументом, подтверждающим изначальный злой умысел со стороны нелегального кредитора, может являться тот факт, что дело у него поставлено на поток. Так, в правоохранительные органы обратились уже семь человек, пострадавших от действий новосибирского бизнесмена Ш., а всего таких случаев выявлено около ста. Если уж общественники смогли раскопать масштаб мошеннической сети, неужели это не по силам правоохранительным органам?

Однако юристы в погонах проявлять себя не спешат. Обращение пострадавших в адрес генерального прокурора было спущено на уровень области, откуда пришел ответ: вот договор, вот личная подпись. Бизнесмен Ш. между тем явно осведомлен об активности своих жертв и их заступников: он практикует назидательные телефонные разговоры с потерпевшими, а одной из общественниц порекомендовал сменить город проживания.

Карты в руки «черным кредиторам» вручают сами жертвы, демонстрирующие вопиющую финансовую безграмотность. Чего стоят только договоры, подписанные «со слов» и «без очков». «Работая регулярно с просрочкой, мы убеждаемся, что должники не в курсе того, что они подписывали, какие условия у займа и на что имеет право кредитор», — подтверждает Мехтиев.

«Все разговоры о повышении финансовой грамотности населения — пустой звук. Это, конечно, нужно делать, но пока мы занимаемся обучением, мошенники придумывают новые приемы. Немалая часть населения просто необучаема», — с горечью констатирует Калиничева.

«Точечными» законодательными мерами проблемы не решить. Ну запретили МФО выдавать займы под залог жилья: так можно же, как выясняется, это делать и без официальной вывески. «В ответ на любые правила со стороны государства нелегалы очень быстро внедряют новые схемы, которые помогают им «мимикрировать» под официальные МФО», — указывает Евгения Лазарева.

Дело в том, что по закону любое юридическое лицо имеет право выдать потребительский заем, правда, не чаще трех раз в год. Но кто ж эти разы считает? А если и посчитают, то «черный кредитор» в итоге может отделаться легким испугом: штраф за нелегальную кредитную деятельность составляет всего 500 тыс. рублей. Центробанк и Минфин предложили, а Генпрокуратура поддержала увеличение этого штрафа до 2 млн руб., а также введение уголовной ответственности за массовое кредитование без соответствующей лицензии. Но и два миллиона рублей для «черного кредитора» потеря вполне переживаемая: это стоимость половины скромной московской квартиры, а некоторые столичные «серийники» ворочают десятками объектов.

Советы специалиста

Елена КАЛИНИЧЕВА, адвокат’

Как не попасть на удочку «черных кредиторов»:

— Внимательно читайте условия договора. Если срок возврата займа, процентная ставка по нему или условия возврата не совпадают с теми, которые обещаны кредитором и на которые вы рассчитывали изначально, ни в коем случае не подписывайте такой договор.

— Если в договоре есть условия, которые вам непонятны, то такой договор нужно показать проверенному специалисту, который разъяснит, как эти условия будут исполняться.

— Если текст договора не разрешают выносить из офиса, действуя по принципу «подписываем сейчас, или никогда», значит — никогда. Мошенники обычно не дают времени для изучения договора. Их методы: быстрота, суета и убедительность. Не дать клиенту, обрадованному быстрым решением денежного вопроса, собраться с мыслями и трезво оценить ситуацию — вот их задача.

— Ни в коем случае не подписывать вместо договора займа договор купли-продажи квартиры или другие договоры на отчуждение права собственности. Будут убеждать, что это обычная практика, что как только вернете заем, вернут и собственность на квартиру, — не верьте.

— Если в договоре обнаружили технические ошибки и его унесли на исправление — читайте снова от начала и до конца. Не подписывать никакие чистые листы!

— Самый главный совет: никогда не закладывайте квартиру на горячую голову, а единственное жилье вообще должно оставаться неприкосновенным.

Марина Тальская

Источник: "Московский комсомолец"