В омуте обещаний

Жителей затопленного Тулуна поставили на счетчик

В Тулуне ликвидируют последствия катастрофического июньского наводнения, а в местных интернет-сетях бурлит социальное недовольство. Сотни людей свидетельствуют: с обещаниями возместить потерянное жилье их обманули. Не помогли ни поручения президента, ни личный визит вице-премьера Мутко, ни клятвы губернатора Левченко.

Сотни людей в Иркутской области в конце июня остались без крова. Бедствие унесло сотни хозяйств и домов. Унесло в прямом смысле: смыло вниз по реке и разбило о мост. Погибло 23 человека и еще девять числятся пропавшими без вести.

29 и 30 июня на выездном совещании в Братске президент РФ Владимир Путин в окружении крупных федеральных чиновников поручил областным и муниципальным властям оперативно оказать помощь гражданам, пострадавшим от паводка. Поручение было отдано на контроль председателю правительства Дмитрию Медведеву. 2 августа в Тулун прибыл вице-премьер Виталий Мутко и заверил разгоряченных граждан, что все обязательства по выделению семьям жилья взамен утраченному будет выполнены.

Виноваты дожди

Однако после уезда федеральных чиновников местные власти расслабились и вместо решения проблем занялись крючкотворством. Местные подакты, регулирующие компенсации пострадавшим от наводнения, зазвучали новым словом после «приведения в соответствие» с федеральными постановлениями.

Любопытные подробности всплывают при детальном изучении Постановлений правительства Иркутской области от 17 июля и 2019г. и 15 августа 2019г. Чего только стоит уже одно заглавие этих положений! Из них узнаем, что люди погибли и потеряли всё свое нажитое за долгие годы имущество, оказывается, не из-за халатности чиновников, наплевавших на обеспечение исправного функционирования водозабора. Виноватыми у нас назначены … дожди! Судите сами, вот заголовок: «Положение о порядке и предоставлении гражданам, жилые помещения которых утрачены в результате чрезвычайной ситуации, сложившейся в результате наводнения, вызванного сильными дождями, прошедшими в июне 2019 года на территории Иркутской области, социальной выплаты на приобретение или строительство жилого помещения».

У кого была два дома, один не считается

Самый большой шум разразился вокруг ситуации с владельцами так называемого двойного жилья. Спустя месяц после наводнения выяснилось, что власти не собираются выделять новое жилье людям, если помимо унесенного наводнением дома в собственности имеется вторая жилая собственность – пусть даже мизерная доля в коммуналке. На отказы по этой причине массово жалуются жители Тулуна и соседних территорий.

Фото: Фото: i.ytimg.com

Сотни семей оказались в ловушке. Оставленные от прародителей в наследство крохотные квартирки или даже доли в них, а то и вовсе жилье, взятое в ипотеку и все еще находящееся в залоге у банка, может стало стать теперь единственным пристанищем для жертв потопа.

— Проблема коснулась более половины подтопленцев. В утопших частных хозяйствах семьи жили несколькими поколениями, если понимаете – бабушки и дедушки, помогающие молодым мамам с папами с их маленькими детьми, то есть внуками. Многое так называемое второе жилье таковым и не назвать – это купленные в ипотеку на первоначальный взнос в виде материнского капитала квартирки, за них еще банку платить и платить по ипотеке. Или разменянные квартирки дедушек-бабушек ради детей же. Переселять туда огромные семьи из частных хозяйств – это безумие какое-то, — говорит волонтер Александра. – Но главное ведь не это. Мы что своровали у кого-то эти вторые квартиры и доли или они нам даром достались? Почему из-за несоответствия чиновников занимаемым местам у нас можно просто так взять и лишить половины имущества? Это хуже грабежа, по-моему.

В группе в «вайбере», посвященной отказу в выдаче жилищных сертификатов на возмещение жилья в затопленном регионе (по которым потом можно приобретать или строить новое жилье взамен утопшему) почти тысяча человек! Активность в нем не прекращаются ни на минуту. Сотни людей ежеминутно делятся безуспешным опытом общения с Соцзащитой.

Корреспондент «Новых Известий» попросила в чате откликнуться людей, которые столкнулись с проблемами при получении жилищных сертификатов – только за первый час отзвонилось не менее десятка семей.

Мутко — не указ

Многодетной маме Ирине Наквасиной новую квартиру лично пообещал зампред российского правительства Виталий Мутко. У Ирины большая семья из шести человек: муж, пожилая мама на инвалидности и трое маленьких детей, в том числе один ребенок с ограниченными возможностями. Вторая собственность – малосемейка на 30 квадратов куплена семьей на материнский капитал. Жить вшестером там нереально.

— По местному постановлению нам отказывают в жилищном сертификате. Вторая собственность – ничего не положено, как же так? – спросила на встрече 2 августа женщина у вице-премьера. Вице-премьер многодетную мать услышал, «неправильные постановления» обещал переписать:

— Мы сейчас поправим эти постановления. В ходе визита Владимира Владимировича [Путина] эти вопросы тоже звучали, и я думаю, что мы на следующей неделе – завизируем следующую схему: то, что вы занимали какое помещение – 85 квадратов? Вот ровно такое же жилье по метрам вам восстанавливают. Дальше – еще повышения сделаем. Шесть человек, все трое детей, особенно если еще с инвалидностью мы дадим не ниже социальной нормы. Минимум, это прямо будет написано – мы идем на то, чтобы минимум был не менее утраченной площади. Независимо от того, есть еще какая вторая собственность или нет, — подчеркнул зампред.

Когда же ждать обещанного, поинтересовалась Ирина? «Мы прихожим в Соцзащиту, и там нам отказывают из-за второго жилья». Виталий Мутко после паузы ответил, что прямо сейчас с этим уже должно быть решено. «Я не понимаю, почему всё ещё не…» — многозначительно оглянулся он на окружавших его под телекамерами местных градоначальников.

После того как Мутко улетел, ситуация, увы, только ухудшилась.

Дадим или не дадим

Требования к двойным собственникам стали еще жестче. Добавилось два условия, в которых черт ногу сломит. Раньше, чтобы заполучить право на компенсацию утерянного жилья нужно было доказать, что второе жилье – очень маленькое (менее 12 квадратов на собственника) и что на момент ЧС собственник проживал в ныне утраченном жилье.

Потом же вышло второе постановление: №656 пп. В нем чиновники, можно сказать, просто переобулись в воздухе. Теперь чтобы получить компенсационное жилье, нужно доказать, напротив, что собственник:

— проживал не в затопленном, а в ином, то есть в каком-то еще втором жилье! — раз.

— и проживал там именно на момент возникновения ЧС и именно на основе постоянной регистрации! — два и три. Условие по социальной норме в 12 квадратов на одного владельца при этом во втором уравнении чиновников тоже осталось как обязательное.

Логика принятия решения властями вызывает сомнения в адекватности. Скорее, подобные условия для жертв наводнения выглядят издевательством – специальным выставлением для них заведомо невыполнимых условий. Результат: воронка «счастливчиков» сужается (читай «затрат» на языке градоначальников).

Успокоить подтопленцев власть всерьез надеется однократной денежной выплатой в сумме от 50-100 тысяч за потерянное имущество.

— Да, мы получили выплату за утраченное имущество – 100 тысяч рублей. Но мы по-прежнему остаемся на улице – ну, не помещаемся мы вшестером в малосемейку. Нам говорят, что сертификата не будет. Мы проходим по соцнорме – у нас менее 12 квадратов на одного человека, но теперь не проходим по регистрации. На момент ЧС во втором жилье у нас ее не было, что, как нам казалось, вполне объяснимо, раз мы жили в другом частном доме, теперь затопленном. Мутко обещал, что всё утраченное вернут. Но сотни людей стоят в очередях и плачут. Мы не знаем, что делать. Мы думаем, что надо ехать в Москву, к Путину, — говорит Ирина. – Мы ведь чужого и лишнего не просим. Верните только площадь, которую смыло водой.

— В этой путанице с двумя жилищами доходит до смешного, — рассказывает волонтер Александра. В Тулуне у нас есть сосед. У него было три дома и все унесло рекой. Начальники отказывают ему в сертификате на возмещение жилья на основании того, что он лишился не единственного жилья… и у него когда-то была «иная собственность».

Квест «Дождись комиссию»

Многих жителей Тулуна пытаются обмануть даже еще не на этапе получения сертификата, а раньше.

Фото: Фото: irk.today

Октябрина Морозова рассказала «Новым Известиям», что в ее ситуации до споров с сертификатом даже не дошло. Комиссия отказывается визировать ее участок на факт утраты жилья.

— Тулун, ул. Медицинская, д.19. Они [комиссия] просто не выдают мне «Акт о непригодности жилья», на основе которого выдается сертификат. Сроки о дне выезда комиссии уже переносили четыре раза. Идешь в кабинеты – и они уже чуть ли не матом кричат на тебя – ваши акты, мол, еще не в работе. Я неделями не ходила на работу, ждала приезда комиссии, сидела на руинах, а они всё переносят и переносят, — рассказывает Октябрина Морозова.

У женщины двое детей – один грудничок. Она вынуждена снимать квартиру, траты на которую никто компенсировать ей тоже не собирается. Тем временем, подмечает женщина, перед губернатором уже успели отчитаться о том, что всем нуждающимся съемные квартиры возмещают. Наглая ложь! В телефонном разговоре собеседница чуть не плачет: скоро осень, а крыши над головой нет и не известно, предвидится ли она.

Русская рулетка по-тулунски. Подтопленцев поставили на счетчик

Еще один дискриминационный фактор: в последнее постановление правительства Иркутской области рассовали сразу несколько дат, до которых пострадавшие от наводнения жители вправе обратиться к властям с теми или иными просьбами, связанными с решением их жилищного вопроса. Не успел — опоздал. В жесткие временные рамки, к примеру, загнали вопросы о выборе меры социальной поддержки (до 15 сентября), вопрос о перерасчете социальной выплаты (до 30 августа). Нет заявления до оговоренных дат, решать твои проблемы вроде как больше и не надо.

Дальше – хуже. Ограничения умудрились поставить даже на действие свидетельства, по которому можно получить компенсацию на жилье!

«Право на получение социальной выплаты удостоверяется свидетельством на получение социальной выплаты на приобретение или строительство жилого помещения. Срок действия свидетельства ограничивается 15 декабря 2019 года включительно» (!) – говорится в п.10. гл. 3 Постановления Иркутской области № 656 пп от 15 августа. А обратиться за таким свидетельством можно вообще только до 15 ноября (!)

— Эти требования – не просто абсурд во всех смыслах, они ломают все гражданские и юридические нормы, открыто нарушают права человека, — говорит Александра. – Они еще и загоняют людей в рамки, до которых будут рассматривать заявления от граждан на компенсацию, а когда станут говорить нам: «Вы опоздали». Сами с выдачей сертификатов и актов не торопятся вовсе. На многих навесили необходимость пройти суды — доказывать свои сертификаты. Право собственности, факт наследования, размер площади и т.д. Многим отказывают в сертификатах по беспределу. Уже не вспоминаем о надуманном отказе из-за второго жилья. Многие люди уже вошли в суды, чтоб оспорить параметры сертификата или отказ в его выдаче, а суды, понятное дело – процесс не быстрый. Многие отправили в госструктуры запросы по социальным нормам, в Россреестр справки заказали для подтверждения былого наличия утонувшей собственности – ответы ждать минимум, месяц ждать. А еще нужно подыскать жилье на покупку под сертификат. Перечисление трансферов по заявкам, отношения покупателя с продавцом – тоже дело небыстрое и совсем нелегкое. И тут чиновники добавляют гениальную задумку: а давайте всех торопить, а на свои кабинеты повесим таблички «После 15 ноября не беспокоить. Закрыто».

Семья Кристины Московской долго строила новый дом и совсем недавно справила новоселье. У Кристины муж и двое детей. Новый дом уплыл, и на его месте теперь – пустырь. Также пусто и с пониманием, что дальше.

— Из-за вынужденной спешки у всех начинается паника. Мы 27 июля подали на сертификат, а его до сих пор нет. Сначала говорили 20 дней ждать, теперь 30, потом сообщают, что каких-то документов не достает – нужно дособирать и подаваться заново, — рассказывает Кристина Московских. – Гоняют из кабинета в кабинет и посылают грубо! Мы ютимся у бабушки, за 60 километров от города, каждый день на такие расстояния мотаемся на работу. Ни сертификата, ни отказа, ни вообще какой-либо ясности. Зима на носу, где будем жить – вообще не известно. Нервы на пределе, отчаяние, чувство, что все нас бросили, — подытоживает Кристина.

Особенно больно при всем при этом смотреть на отчеты, которые вывешены на сайте администрации – в них всё-так красиво и складно, один только недостаток у них – с действительностью они совсем не вяжутся, говорит молодая мама.

«Капитальный ремонт» требуют наши мозги…

Фото: Фото: ru.sott.net

Людей, чье жилье не превратилось в руины после двух волн потопа, а лишь «частично пострадало» – сразу дают понять, что им вообще ничего не светит.

— Мы жильцы двухэтажного дома на 16 квартир. Город Нижнеудинск, улица Октябрьская, дом 58. Дом на самом берегу реки и 1961 года постройки. В подвале месяц стояла вода. И теперь перекрытия между подвалом и квартирами на первом этаже, арматура — всё в коррозии и дырах. Дом опасен для проживания. Комиссии не было. Актов не было. Обследований и замеров не было – вообще ничего, — рассказывает Татьяна Мазурова.

С жителями дома Татьяна пошла в администрацию просить акт. Им сказали: «Ждите».

Дождались. Перед приездом федералов на дом повесили растяжку: «Капитальный ремонт. 3 миллиона». Однако ни в каких списках на капитальный ремонт дом в действительности не стоит. Жильцы о капитальном ремонте знают ровным счетом ничего. Откуда всплыла эта тема и эта сумма, Татьяна не понимает. Предположение только одно: весной, еще до наводнения на эту сумму отремонтировали крышу.

В Кремль — на пикеты!

Жители Иркутской области готовят обращение к региональным властям и повторное обращение к главе государства. Выставление ограничивающих условий по социальной поддержке – это чудовищное неуважение к людям, не по своей вине оставшимся без крыши над головой. А постановка на временной счетчик, дискриминация владельцев двойного жилья и постоянные ссылки на обстоятельства непреодолимой силы, на то, что виноват дождь – уже должностное преступление, считают тулунчане. Инициативная группа всерьез обсуждает возможную поездку в Москву для проведения одиночных пикетов под стенами Кремля.

В Кремле остаются недовольными работой по ликвидации последствий паводка в Тулуне. Составляются бумаги о нежелательном социальном напряжении, создавшемся в зоне бедствия. По этой причине в Иркутскую область президент в скором времени намеревается выехать повторно, говорят осведомленные источники.

P.S. Когда материал уже сдавался в печать, появилась информация о том, что глава пресс-службы иркутского правительства Ирина Алашкевич якобы назвала жертв наводнения «бичевней», «быдлом» и «алкашней». А в инстаграмме губернатора Иркутской области Сергея Левченко появился ободряющий пост:

«Абсолютно все люди, которые лишились жилья из-за наводнения, получат вместо него дома или квартиры. Я принял решение выделять средства из областного бюджета, не зависимо от того, есть ли у человека другое жильё или доли в праве общей собственности в других помещениях. Сейчас свидетельства на предоставление социальной выплаты на приобретение или строительство жилого помещения выдают только тем, кто лишился единственного жилья. Те, кто имеет второе, третье жильё, либо долю в праве общей собственности на такие объекты, в соответствии с законодательством Российской Федерации, получить дома или квартиры взамен утраченных не имеют права. Но ситуации бывают разные. У кого-то есть очень маленькая доля в праве общей собственности, меньше социальной нормы, бывает так, что в доме прописаны одни люди, а по факту проживают их родственники, и они не получают жильё. #сергейлевченко#ликвидацияпоследствийпаводка»

«Новые Известия» отправили на имя губернатора информационный запрос. На момент публикации материала ответа не поступило.

Юлия Сунцова

Источник: "Новые Известия"