Хурма-банк

Навязанные услуги становятся визитной карточкой Сбербанка и ВТБ?

Россия стремительно возвращается в те времена, когда гражданам приходилось обслуживаться в одной-единственной сберкассе. Уже сейчас на долю государственных банков приходится 70% рынка, и это не предел. Неудивительно, что финансовые монстры чувствуют себя весьма уверенно и не упускают случая нажиться на клиентах, которым и деваться-то некуда. Навязанные услуги для неискушённого потребителя – похоже, таков принцип работы Сбербанка, ВТБ, Почта Банка и им подобных.

Среди крупнейших российских финансовых учреждений нет ни одного частного. Сбербанк, ВТБ, Газпромбанк, Россельхозбанк – на эту четвёрку приходится 80% выданных потребительских кредитов и около 70% вкладов.

Не исключено, что к этим игрокам скоро подтянется и Почта Банк, недавно созданный совместными усилиями Почты России и упомянутым ВТБ. Он делает ставку на посетителей почтовых отделений и намерен активно развиваться в небольших населённых пунктах, переставших интересовать руководство Сбербанка. Последний планомерно сокращает своё присутствие в городках и сёлах, а свято место пусто не бывает.

Фактически сложившаяся государственная монополия в финансовой отрасли позволяет данным структурам уверенно смотреть в будущее. Конкурентов у них не осталось, а населению деваться некуда, кроме как идти на обслуживание в казённые заведения. Всё это ожидаемо приводит к тому, что граждане начинают массово жаловаться на работу госбанков – там хромает качество обслуживания, клиентам навязываются услуги, многие сталкиваются с блокировкой счетов и так далее.

Но это ещё полбеды. Вполне может повториться ситуация 26-летней давности, когда вклады населения, размещённые в единственном тогда Сбербанке СССР, были фактически конфискованы государством.

Дойные коровы

Современные нам кредитные учреждения пока ведут себя не столь решительно, изымая у клиентов деньги более изысканным способом. А именно – навязывают им непрошеные и ненужные услуги. То есть занимаются тем, чего очень боятся западные финансисты: подобное поведение чревато огромными репутационными потерями и завершением карьеры. Совсем другое дело – их российские коллеги.

Вот что совсем недавно приключилось с посетительницей Почта Банка. Женщина, если верить её отзыву, оформила в этом банке кредит на 244 тыс. рублей, а пронырливые клерки взяли и приплюсовали к займу, по свидетельствам потерпевшей, «58 тыс. рублей за присоединение к договору коллективного «ВТБ Страхования». Через несколько дней гражданка «обратилась в отделение для расторжения данного договора», однако её «отправили на «горячую линию» в «ВТБ Страхование», откуда клиентку отфутболили «обратно в Почта Банк». А там сообщили, что «возвращать страховку не собираются, ссылаясь на то, что договор уже действует и что я сама добровольно при оформлении кредита дала согласие на подключение услуги». «А где же условия договора, сумма страховки, почему же все эти мелочи всплыли после перечисления кредита?» – теперь удивляется дама.

Бывают и такие отзывы: «Банк без моего ведома подключил мне платную услугу, смс-инфо, снял 14 копеек, что были на карте, и одолжил мне 48,86 руб. О подключении смс-инфо я не был проинформирован, о списании средств тоже, зато банк любезно мне напомнил о моём долге за услугу, которую подключил без моего ведома», – сообщают из Острогожска.

Однако, похоже, в Сбербанке ловко завлекают клиентов не только в страховые продукты или смс-оповещения, но и непосредственно кредитные проекты. Наш читатель рассказывает: «Родственнице-пенсионерке смогли «впарить» кредитную карту с овердрафтом в 180 тысяч. При этом за льготный период 0%, о чём подробно рассказали, но дальше-то – 26%, а потом и вообще больше 30%! Через два дня родственница пошла закрывать кредитную карту, которая ей не нужна». А если кто-то по незнанию и без пояснения родственников влезет в 180 кредитных тысяч, сколько он будет эти деньги отдавать? Банк же счастлив – пенсия течёт через его счета, а, значит, компенсировать долг и проценты ему всегда будет легко.

Есть и более драматичные инциденты, уже получившие широкую известность. Так было в случае с жительницей Башкирии Валентиной Исламовой, с которой Сбербанк пытался взыскать 313 тыс. рублей за «технический овердрафт», но всё-таки отказался от затеи. Так было с покойной жительницей Перми, не успевшей выплатить заём полностью. За деньгами Сбербанк пришёл к её родственникам, предъявив счёт более чем на 2 млн рублей.

Были ваши – стали наши

Помимо перечисленных проблем обыватели часто сталкиваются с бытовыми мелочами – привычным для госучреждений хамством и плохой организацией работы.

«Сидел в очереди больше часа, – рассказывает посетитель одного из московских отделений госбанка. – Возмущённые тётеньки потребовали предъявить им руководителя отделения, на что получили вежливый ответ, что руководительница уже отчалила домой, пятница же, короткий день». Другой рассказ: «Попробовал открыть счёт ИП в Москве на Санникова, 13. Получил талон Б-18, сел ждать. За полтора часа не прошёл ни один талон серии «Б». Понял, что с этим государственным банком дел лучше не иметь, плюнул на это дело и уехал».

Однако бывают и случаи, грозящие серьёзным стрессом. Вот несколько коротких историй. «У меня заблокировали карту, когда я пытался оплатить телефон на тысячу рублей, потратил неделю на разблокировку». Банк отказывает в приёме платежей наличными. Требует, чтобы оплачивали или карточкой, или через терминал». «Хотели купить билеты с моей карты на самолёт. Мне не хватало денег, девушка перекинула сумму с карты на карту: «Мир» – «Мастеркард», после чего отправила мне 14 тыс. рублей на мою карту «Билайн». Ей пришла смс о подозрительном действии, деньги не прошли, а ещё через 10 минут карту заблокировали».

Вообще проблема блокировки карт – одна из самых злободневных и для простых граждан, и для бизнесменов. Причём, по статистике Росфинмониторинга, 80% жалоб на заморозку счетов идёт от клиентов одного из государственных монстров – Сбербанка. И, похоже, успех блокировок наводит финансистов на нехорошие мысли.

Большой резонанс получили похождения калининградца Алексея Зайцева, попытавшегося снять со счёта деньги за проданную машину и столкнувшегося с сопротивлением Сбербанка. Стороны вступили в судебную тяжбу, и победу одержала организация Грефа. Она даже была избавлена от выплаты неустойки и компенсации морального ущерба, на которых настаивал клиент.

«Сбербанк формирует негативную судебную практику для своих клиентов, поэтому мы не рекомендуем физлицам пользоваться им для крупных операций, которые могут показаться банку спорными», – выражают мнение авторы телеграм-канала «Банкста».

По оценке Союза вкладчиков России, при ликвидации банков граждане потеряли 440 млрд рублей, а компании и индивидуальные предприниматели – 870 млрд рублей. Но эти цифры покажутся весьма незначительными, если государство затеет очередную конфискацию наших сбережений. Сейчас вклады физических лиц в банках приближаются к 25,5 трлн рублей. Пришло время повториться истории Сбербанка СССР?

КСТАТИ

Сбербанк – признанный лидер в выдаче кредитов населению России на покупку жилья. Сейчас его ипотечный портфель достиг 3 трлн рублей и, очевидно, дальше будет только разбухать. Лично Герман Греф делает много для того, чтобы долги не уменьшались. После того как президент РФ Путин в послании Федеральному собранию пообещал снижение ставки ипотеки до 7% через шесть лет, глава Сбербанка поспешил взять под козырёк и обязался взять барьер в течение двух ближайших лет. А теперь учреждение рекламирует «льготную ипотеку с господдержкой под 6%», доступную семьям, у которых в определённый период времени родится второй или третий ребёнок.

Между тем приведённые значения способны удивить иностранных банкиров – уж слишком неподъёмными они кажутся в сравнении с условиями займов, предлагаемых гражданам ряда развитых стран. К примеру, во Франции ипотечный кредит дают в среднем под 2,9%, в Финляндии – под 3,1–4,5%, Великобритании – начиная с 3,3%, США – начиная с 3,5%, Японии – под 2–3% годовых.

Хотя справедливости ради надо сказать, что стоимость обслуживания ипотечного кредита зависит не столько от желания банкиров, Грефа или Путина, сколько от ставки рефинансирования, устанавливаемой Банком России и крайне неохотно им снижаемой. Нынче она равняется 7,25% (для сравнения: в США и Новой Зеландии – 1,75%, Австралии – 1,5%, Великобритании – 0,5%, Швейцарии и вовсе минус 0,75%).

В сложившихся условиях населению РФ всё глубже погружается в ипотечную яму, раздувая свои долги перед банками в целом и Сбербанком в частности. Сейчас их сумма достигает 5,1 трлн, а к концу 2020 года, по имеющимся прогнозам, доберётся и до 10 трлн рублей.

Василий Туманов

По материалам: «Версия»