Заболевшую раком подельницу Сердюкова и Васильевой суд отказался выпускать из колонии

Избирательная Фемида

Экс-министр обороны Анатолий Сердюков и Евгения Васильева давно на свободе. Сердюкова еще 5 лет назад амнистировали, Васильева из назначенных судом 5 лет пробыла за решеткой месяца три.

Ну как тут не восхищаться гуманностью нашего государства? Только вот, похоже, эта гуманность очень избирательна. Одна из фигуранток этого же дела (мелкая сошка во всей скандальной истории) Юлия Ротанова до сих пор находится в мордовской колонии. Суд в очередной раз отказал ей в условно-досрочном освобождении.

Фемида посчитала, что нет доказательств ее исправления, несмотря на отличную характеристику ФСИН и тот факт, что еще в СИЗО «Лефортово» у Юлии был диагностирован рак молочной железы.

В мае Анатолия Сердюкова назначали председателем совета директоров ПАО «Объединенная строительная корпорация» - за него можно было порадоваться. Точнее, больше не за него лично, а за наше государство: вот ведь оно может верить в полное исправление и давать человеку второй шанс себя проявить. Еще можно порадоваться за Евгению Васильеву, которая сейчас, по слухам, успешно ведет ювелирный бизнес. Начала жизнь с чистого листа, так сказать.

А потом я вдруг вспоминала про 57-летнюю Юлию Ротанову. Немолодая женщина — фигурантка по делу ОАО «Славянка», дочерней компании «Оборонсервиса», была обвинена в мошенничестве и коммерческом подкупе. Еще тогда многие СМИ писали, что Ротанова «стрелочница» и нужна только чтобы посадить Сердюкова (забегая вперед скажу, что показания на бывшего министра с самого начала она не дала, оговаривать его на стала).

Мы нашли Ротанову еще пять лет назад в «Лефортово». В СИЗО у женщины обнаружился рак груди (врачи считают, это на фоне стресса от задержания и давления со стороны следствия — с Ротановой первые месяцы ареста жестко «выбивали» показания на Сердюкова). Тогда удалось даже добиться освобождения Юлии из-под стражи, потому что ее болезнь признали входящей в перечень недугов, препятствующих нахождению в СИЗО. Но потом был суд, Ротановой дали, несмотря на страшную болезнь, 6 лет колонии (видимо, посчитали — раз сделали радикальную операцию и все удалили, то опасности нет).

фото: Из личного архива
Юлия Ротанова — единственная, кто ответил за воровство в военном ведомстве.

Что с ней? Пробыла ли она в колонии всего пару месяцев, как Васильева? Излечилась ли от рака полностью? Удалось ли ей заняться делом своей мечты и вообще найти какую-то работу?

Ротанова до сих пор в Мордовской колонии, и, судя по всему, пробудет в ней от «звонка» до «звонка» (срок заканчивается в ноябре 2020 года). Давным-давно подошло время для УДО, но суд упорно из раза в раз отказывает онкологической больной в условно-досрочном освобождении. Мордовская Фемида не считает, что есть основания считать — Ротанова исправилась. То есть Сердюков и Васильева давно исправились, а Ротанова до сих пор нет?

«Судом установлено, что осужденная имеет поощрения, взысканий не имеет. Между тем, поощрения получены осужденной в 2018 году за незначительное время перед подачей ходатайства об условно-досрочном освобождении, а потому это не может свидетельствовать о том, что последняя не нуждается в дальнейшем отбывании назначенного судом наказания» - это цитата из постановления Зубово-Полянского суда.

фото: Из личного архива
Печально знаменитый Зубово-Полянский районный суд.

Именно этот суд ежегодно решает «казнить или миловать» (то есть отпускать по УДО или нет) тысячи людей. В Мордовии ведь на небольшой территории располагается аж 17 (!) исправительных учреждений, и судьбы их арестантов решает именно Зубово-Полянский суд. Не так давно я попыталась заглянуть в это здание. Строгая женщина-охранник внутрь не пустила, ибо день был «не приемный».

- Но почему судьи не учли характеристику из ИК-14, где я сижу столько лет? - вопрошает Ротанова. - Представители колонии видят меня каждый день и, наблюдая за мной и моим поведением, именно они и могут сделать вывод - исправилась ли я и нуждаюсь ли я в досрочном освобождении.

Не согласиться с ней сложно.

Решение Зубово-Полянского суда от отказе в УДО отменил 18 февраля 2019 года Верховный суд Республики Мордовия. В этом вердикте ВС Мордовии указал, что Ротанова по собственному желанию с июня 2017 года вышла на швейное предприятие для оказания посильной помощи бригаде, так как, будучи пенсионером и инвалидом 2 группы могла не работать.

«Она является членом кружка «Декоративно-прикладное творчество», а также бессменным оформителем стендов, газет, помогала в оформлении библиотеки, - цитата из постановления Верховного суда Мордовии. - Положительная тенденция в ее поведении отмечена администрацией исправительного учреждения не за последнее время, как на это ссылается суд, а за весь период отбывания наказания. Поддерживает отношения с родственниками, оказывает материальную помощь детям из своей пенсии».

Казалось бы вот она, победа. Дело об УДО вернули снова в суд первой инстанции, но тот снова отказал.

Видимо, зубово-полянские судьи не очень понимают, на что указывают коллеги из высшей инстанции. Они игнорируют и то, о чем не раз указывал в своем Пленуме Верховный суд РФ (про то, что больных осужденных нужно в первую очередь отпускать по УДО)? Почему? Возможно, потому что чувствуют свою «особенность» — поговаривают, к ним частенько обращаются сотрудники «органов» с просьбой не отпускать того или иного человека по УДО. Но мы в слухи не верим, мы верим в то, что судьи Зубово-Полянского суда руководствуются совестью и законом. И публикуем строчки из обращения Юлии Ротановой.

«С июня 2017 года я перенесла пять приступов рожистого воспаления. Первый проявился отеком предплечья с появлением багровых болезненных пятен на поверхности кожи. Второй приступ случился в начале сентября - отек захватил всю руку, включая плечо, снова появились багровые яркие пятна по всей руке (их было значительно больше, кожа руки была похожа на обожжённую, температура тела достигла 40 градусов С). При третьем вся правая рука, шея, правая грудь, живот значительно отекли.

Шейные и поднижнечелюстные лимфоузлы увеличены и резко болезненны. Кожные покровы будто после ожога, болят при любом прикосновении к ним. Лежать на правой половине тела невозможно из-за болевого синдрома. Температура тела несколько дней подряд держалась на отметке 40, я фактически находилась в полуобморочном состоянии.

Мои приступы повторились еще дважды. Состояние при этом было крайне тяжелым, воспаление охватило руку, грудь, часть спины и живот. Таким образом, каждый последующий приступ рожистого воспаления становится более выраженным и опасным, так как велик риск гнойных осложнений..

В условиях лишения свободы, при всем желании и стремлении сотрудников колонии, мне не может быть оказана необходимая и специализированная медицинская помощь».

Откуда такая жесткость у вас, товарищи судьи зубово-полянского суда? Интересно, вы проявили бы ее по отношению к Евгении Васильевой? Почему-то сомневаюсь в этом.

Ева Меркачева

Источник: "Московский комсомолец"