Заказ из даркнета

“Ъ” стали известны подробности расследования убийства следователя МВД

Как стало известно “Ъ”, на фоне произошедших в Грузии событий власти этой страны приостановили уже начатую процедуру экстрадиции в Россию 28-летнего хакера Ярослава Сумбаева, обвиняемого в организации преступного сообщества и особо крупных мошенничеств. Его планировали проверить и на причастность к заказному убийству разбиравшегося с аферой следователя МВД Евгении Шишкиной, но планы Следственного комитета России (СКР) спутал предполагаемый организатор убийства — школьник из Санкт-Петербурга. На допросе он заявил, что заказ поступил не от мошенников, а от наркоторговцев, которые тоже входили в сферу профессиональных интересов подполковника Шишкиной.

Городской суд Тбилиси в мае этого года одобрил запрос российской Генпрокуратуры на выдачу находящегося в международном розыске и задержанного в Грузии в ноябре 2018 года россиянина Ярослава Сумбаева. Однако его адвокаты обжаловали вынесенное решение в Верховном суде страны, а кроме того обратились за поддержкой к местным правозащитникам и журналистам. Последние усмотрели в деле хакера политическую подоплеку: по их версии, Сумбаев якобы располагал информацией о кибервмешательстве России во внутренние дела других государств, и поэтому на родине в случае выдачи ему грозят обвинение в убийстве, которого он не совершал, и длительное заключение. В итоге власти решили приостановить экстрадицию.

Билетное ОПС

Группу предполагаемых мошенников, созданную, по версии следствия, Сумбаевым, полицейские задержали еще осенью 2014 года, но самому лидеру тогда удалось скрыться. В октябре прошлого года его вероятные подельники Максим Матюшев, Андрей Жданов и Кирилл Калабухов предстали перед Басманным райсудом Москвы. По версии обвинения, они взламывали сайты крупных туроператоров в разных городах России, подключенных к электронной системе РЖД по дистанционной продаже железнодорожных билетов, а затем оформляли проездные документы на фамилии специально нанятых студентов. Те, в свою очередь, забирали в кассах якобы приобретенные для них туроператором по безналичному расчету билеты, а затем сдавали их, получая уже наличные.

По версии обвинения, за несколько лет группа Сумбаева сумела обмануть 31 компанию, которым нанесла ущерб в размере 17,5 млн руб.

С учетом масштабов деятельности, жесткой иерархии в группировке, распределении доходов и ролей между ее членами следствие предъявило фигурантам дела обвинения не только в особо крупном мошенничестве (ч. 4 ст. 159 УК РФ), но и в организации преступного сообщества и участии в нем (ч. 1 и ч. 2 ст. 210 УК РФ).

При этом объявленный в международный розыск Сумбаев четыре года спокойно жил в Грузии. Вспомнили о нем только за три недели до начала процесса в Басманном суде, 10 октября прошлого года, когда в подмосковном Красногорске была застрелена подполковник управления на транспорте МВД по Центральному федеральному округу Евгения Шишкина, руководившая расследованием уголовного дела ОПС.

Сумбаев стал главным подозреваемым по возбужденному в связи с этим уголовному делу о посягательстве на жизнь следователя и незаконном обороте оружия (ст. 295 и 222 УК РФ). Как выяснилось во время предварительного следствия, хакер периодически обращался к следователю Шишкиной через один из мессенджеров, высказывая свое мнение об уголовном деле, которое с позицией следствия, конечно, не совпадало.

Госпожа Шишкина докладывала о несанкционированных контактах руководству, отмечая, что фигуранты дела пытаются оказать на нее давление.

Поэтому хакера Сумбаева заподозрили и в первом, неудавшемся покушении на Евгению Шишкину, совершенном за восемь месяцев до ее убийства. Следователю тогда удалось убежать от преступника и закрыться в своем подъезде, а тот в отместку сжег ее оставленный во дворе Lexus RX300.

Следствие ведет учитель

Между тем ни поджигателей, ни исполнителей убийства госпожи Шишкиной задержать по горячим следам не удалось, поэтому и подкрепить свои подозрения в адрес вероятного заказчика обоих преступлений следователям СКР первое время было нечем. Еще при первичном осмотре места убийства было установлено, что на подполковника Шишкину покушался дилетант, чудом выполнивший поставленную задачу. Двумя своими выстрелами он нанес жертве тяжелые ранения — госпожа Шишкина скончалась позже от кровопотери. Киллер пользовался кустарно переделанным под боевой травматическим пистолетом, и это оружие развалилось у него прямо во время стрельбы. Нападавший с места преступления убежал, но оставил следствию свое изображение, сделанное камерами наружного наблюдения, затворную раму и боевую пружину пистолета. На последней эксперты обнаружили еще и полноценный образец ДНК стрелка, поскольку отлетевшая запчасть до крови поранила ему руку.

Тем менее на поиски убийцы понадобилось пять месяцев. Раскрыть преступление удалось в марте этого года, да и то случайно.

По данным близкого к следствию источника “Ъ”, ранней весной в полицию обратился один из преподавателей школы №126 Санкт-Петербурга. Он сообщил о циркулировавших по учебному заведению слухах о том, что к убийству следователя Шишкиной в Подмосковье был причастен 16-летний на тот момент ученик десятого класса Кирилл. Об этом подросток, как рассказали преподавателю школьники, якобы сам рассказывал одноклассникам. Оперативники местного угрозыска незаметно проверили подозрительного юношу, а 7 марта задержали его вместе с другом, студентом медицинского колледжа 18-летним Абдулазизом Абдулазизовым. Оба задержанных сразу согласились сотрудничать со следствием.

Мигель Моралес продает и заказывает

Как оказалось, молодых людей объединяла сначала игра в баскетбол на дворовой площадке, а затем — эксперименты с легкими наркотиками. Заядлыми наркоманами юноши не успели стать, но к осени 2018 года начали тестировать запрещенные препараты, выбирая наиболее подходящий для себя по цене и характеру воздействия. Пробовали, по их словам, сначала бутоны конопли, или «шишки», затем экстази и мефедрон, причем покупал препараты всегда младший, но более продвинутый в коммерческих вопросах Кирилл.

По словам старшеклассника, он зарегистрировался на одной из профильных торговых площадок в даркнете, там выбирал необходимый товар и дистанционно оплачивал его. Затем на его адрес в Telegram приходили описание и фотографии места, в котором курьер закладывал для покупателя оплаченную дозу — бумажный сверток, герметично перетянутый изолентой.

Там же, в наркотическом разделе даркнета, Кирилл, по его словам, нашел работу для своего друга Абдулазизова, которому постоянно не хватало денег.

Изначально школьник планировал устроить начинающего медбрата «кладменом» или курьером, разносящим заказы с уже известной им торговой площадки. По замыслу Кирилла, числиться на работе должен был он сам, а полученные деньги — 400 руб. за каждую «закладку» — приятели делили бы пополам.

Работодатель, как пояснил следствию школьник, нашелся сразу. Им стал некий Мигель Моралес, представляющий в даркнете наркомагазин «Лос Сетас» (продавец использовал название крупного мексиканского наркокартеля и имя его лидера, прославившегося жестокими расправами с конкурентами). Однако Абдулазиз Абдулазизов, по мнению Кирилла, хотел не просто заработать, а в первую очередь самоутвердиться, преодолеть неуверенность в себе, с которой постоянно боролся. Для этого студенту, по мнению его друга, нужно было совершить некий выдающийся поступок. Об этом Кирилл и написал Мигелю Моралесу, сформулировав свое коммерческое предложение примерно так: готов на любую работу за хорошие деньги.

Наркоторговец, по словам десятиклассника, в ответ и предложил ему «убрать» некую «нехорошую женщину» в Москве за 1 млн руб. Работодатель якобы сообщил Кириллу, что его человек уже пытался убить эту даму, но акция сорвалась, поэтому пришлось ограничиться уничтожением ее автомобиля. В том же Telegram заказчик прислал и фото сгоревшего Lexus.

Кирилл, по его словам, обсудил предложение с Абдулазизовым, и друзья сошлись на том, что в Москву поедет один медбрат. «Я ведь несовершеннолетний» — так пояснил следствию свой отказ от непосредственного участия в акции юноша. Гонорар на этот раз было решено разделить соразмерно участию: посредник довольствовался третьей частью суммы.

«Я сделал это!»

В сентябре прошлого года Моралес прислал своему подрядчику фотографию Евгении Шишкиной, ее домашний адрес и описание автомобиля. Тогда же заказчик начал отправлять посреднику и небольшие денежные транши, причем в биткойнах. Кирилл, по его словам, переводил криптовалюту уже в рублях на свой Qiwi-кошелек, оттуда — на банковскую карту и с ее помощью рассчитывался с партнером.

Абдулазизов тем временем отправился в Красногорск. До города он добрался на машине, арендовав попутчика через сервис BlaBlaCar, снял там квартиру и вооружился. Пистолет он откопал в лесном тайнике в Балашихинском районе Мособласти, который заранее приготовил для киллера все тот же Моралес или кто-то из его подручных. Заказчик по уже отработанной схеме переслал в Telegram посреднику Кириллу описание и фотографии балашихинской «закладки», в которой на этот раз лежали не наркотики, а переделанный под боевое оружие травмат.

Медбрат прожил в Красногорске три недели, однако за это время так и не смог самостоятельно подготовить и спланировать акцию.

По словам Кирилла, партнер регулярно докладывал ему о своих проблемах: то он съездил к дому Евгении Шишкиной, но не застал ее, то не смог установить, каким автомобилем она пользуется и где его паркует, и т. д.

Младший из партнеров тогда посоветовал киллеру приехать на объект не утром, как обычно, а вечером и караулить жертву всю ночь в ее подъезде. «Тебе нужно научиться ждать!» — напутствовал организатор.

Его наставления сразу принесли результат: 9 октября рано утром Абдулазизов застал выходящую из подъезда жертву, но стрелять, по его словам, не решился, поскольку та была вместе с мужем. Утром следующего дня Евгения Шишкина вышла уже одна, и киллер, изучивший к этому времени расположение двора, побежал к ее автомобилю по другой тропинке. Уже на парковке, скрытой от двора кустами, молодой человек выхватил оружие и стал догонять следователя, однако опытная госпожа Шишкина заметила преследователя, развернулась к нему лицом, закричала и даже замахнулась на Абдулазизова сумкой. От неожиданности молодой человек, по его словам, оступился и упал, но из положения лежа на боку все равно произвел два выстрела, попав своей жертве в живот и шею. Потом быстро вскочил, бросился к еще живой госпоже Шишкиной, но третий выстрел, который должен был стать контрольным, разорвал оружие, едва не убив самого стрелка. Он был вынужден спешно ретироваться, а сразу после акции отослал организатору в Санкт-Петербург короткое сообщение со словами: «Я сделал это!».

В тюрьме киллер стал художником

Вечером того же дня убийство в Красногорске стали активно обсуждать в СМИ. Кирилл отправил Моралесу несколько ссылок на новостные сообщения, и тот честно расплатился с организатором. Школьник, в свою очередь, обналичил биткойны и разделил гонорар с медбратом.

На вырученные деньги друзья, по их словам, планировали открыть собственный наркомагазин в даркнете, однако истратили их на «еду и развлечения».

Организатор, например, приобрел себе iPhone X и игровую приставку Sony, а исполнитель сделал подарки своим родственникам и девушке.

Приятели заявили на допросах, что должность убитой ими госпожи Шишкиной узнали только из теленовостей. Сообразив в этот момент, что теперь на их поиски теперь будет ориентирована вся правоохранительная система, молодые люди встретились и договорились молчать о выполненном заказе и «вообще забыть про него». Все следы переписки с заказчиком и собственные касавшиеся убийства переговоры они со своих телефонов удалили. Однако в итоге школьник все же не утерпел и похвастался своей новой «высокооплачиваемой работой» перед одноклассниками.

Адвокат Ярослава Сумбаева Николай Аршинов подтвердил “Ъ”, что следствие хочет проверить его клиента на возможную причастность к убийству Евгении Шишкиной. Однако сообщил, что никакого юридического статуса у Сумбаева в этом деле нет.

По данным адвоката, у следствия нет и улик против его клиента — биллинга его телефонных переговоров с исполнителями убийства или текстов его переписки с ними в мессенджерах.

«Ярославу, наконец, не было никакого смысла заказывать убийство следователя перед передачей уголовного дела в суд,— пояснил защитник.— Он не знал обвиняемых по этому делу и никогда не контактировал с ними. Свою причастность к обоим покушениям на Евгению Шишкину мой клиент категорически отрицает».

Адвокат Абдулазизова Шамсудин Цакаев отказался комментировать уголовное дело по существу, сославшись на подписку о неразглашении. При этом он отметил, что его клиент искренне раскаивается в совершенном преступлении. «Хочу отметить, что на убийство он пошел даже не ради денег, а хотел таким вот странным способом самоутвердиться в жизни»,— отметил защитник. По его словам, в какой-то степени молодому человеку это удалось: скромный и застенчивый по натуре, в камере СИЗО «Водник» Абдулазиз пользуется авторитетом. Он не жалуется на условия содержания, нормально себя чувствует и в целом довольствуется штатным тюремным рационом. Обвиняемый, как рассказал его защитник, попросил передать ему только учебники по химии и биологии, бумагу для рисования и цветные карандаши — в изоляторе художник-любитель Абдулазизов рисует дружеские шаржи на своих сокамерников.

Сергей Машкин

Источник: "КоммерсантЪ"