Заур Дадаев вспомнил о пытках

Убийца Бориса Немцова жалуется на Россию

Европейский суд по правам человека (ЕСПЧ) принял к рассмотрению жалобу Заура Дадаева, осужденного за убийство оппозиционера Бориса Немцова. Заключенный утверждает, что правоохранители заставили его оговорить себя под пытками, а затем еще и содержали под арестом в «нечеловеческих условиях», не дав эффективно защитить себя в суде. Адвокат Роза Магомедова надеется, что решение ЕСПЧ, вынесенное в пользу ее клиента, послужит основанием для пересмотра приговора. В СКР и Генпрокуратуре незаконные методы следствия в этом деле категорически отрицают.

По данным “Ъ”, ЕСПЧ объединил в одно производство несколько жалоб, поданных в интересах Заура Дадаева адвокатом Магомедовой и организацией «Комитет против пыток» в 2015–2016 годах. Вчера Европейский суд официально сообщил, что все эти жалобы коммуницированы как единое обращение. В нем осужденный за заказное убийство «видного деятеля оппозиции Н.» Дадаев утверждает, что во время предварительного следствия и судебных процессов по этому делу его права грубо нарушались.

По словам автора обращения, в «нечеловеческие условия» он попал сразу после задержания, произошедшего вечером 5 марта 2015 года в Ингушетии. Вооруженные оперативники в масках грубо вытащили заявителя из автомобиля, надели ему на голову пластиковый пакет и отвезли в некий подвал, где пристегнули наручниками к радиатору отопления. В заточении, по его словам, он провел двое суток, причем все это время пленнику лишь изредка давали немного воды, а в качестве унитаза ему приходилось использовать канистру из-под топлива. При этом, как утверждает задержанный, его еще и пытали электротоком, требуя признаться в громком убийстве.

Не выдержав мучений, Заур Дадаев, как следует из его жалобы, «сдался» и взял преступление на себя.

Попав уже после судебного ареста в СИЗО «Лефортово», Дадаев, по его словам, обращался с жалобами к посетившим его представителям ОНК — показывал им синяки и ссадины, а также травмы от электропроводов, оставшиеся на пальцах ног. Затем жаловался тюремному врачу на боли и трудности с мочеиспусканием. Правозащитники, по его словам, сообщили об увиденном руководству Генпрокуратуры и СКР, после чего там провели проверки, установившие, что «жестокого обращения» с Дадаевым не было, все травмы он получил, оказывая сопротивление при задержании, и возбуждать уголовное дело не стали. Подтвердило это и записанное на видео признание обвиняемого, которое он сделал нынешнему генпрокурору Игорю Краснову.

Между тем заявитель полагает, что неоправданно долго находился под стражей во время следствия и суда. В «Лефортово» он был помещен 8 марта 2015 года, а покинул СИЗО 30 ноября 2017 года, после того как Московский окружной военный суд приговорил его к 20 годам колонии, а Верховный суд утвердил принятое решение. Все это время суды незаконно, как считает Дадаев, продлевали ему арест, обоснованный лишь тяжестью обвинения. Суды следующих инстанций, полагает он, не рассматривали его жалобы «безотлагательно», как принято в Европе.

Наконец, российские правоохранители, по мнению осужденного, не дали ему возможности эффективно защитить себя на процессах по существу дела.

По словам Дадаева, для участия в окружном суде ему приходилось вставать в 5 часов утра и, учитывая московские пробки, проводить по нескольку часов в душном летом и холодном в зимнее время автозаке. Все это время арестант, по его словам, не мог позавтракать и даже воспользоваться туалетом. Затем предстояло не менее долгое ожидание в крохотном и переполненном арестантами конвойном помещении суда, поэтому на процесс обвиняемый выходил полностью разбитым.

Не способствовала эффективной защите, по словам автора жалобы, и обстановка на самом процессе — в окружном суде обвиняемые находились в пластиковом «аквариуме», поэтому не могли конфиденциально пообщаться с защитниками.

Как пояснила “Ъ” адвокат Магомедова, долгое нахождение подследственного под арестом и жестокое обращение ЕСПЧ обычно компенсирует в размере €5–10 тыс. При этом если удастся доказать, что Дадаев не имел возможности полноценно защитить себя в процессах по существу дела, ЕСПЧ может потребовать и пересмотра этих решений.

До этого, впрочем, еще далеко. Пока ЕСПЧ лишь попросил представить контраргументы по жалобе замминистра юстиции РФ Михаила Гальперина, являющегося уполномоченным представителем страны при Евросуде.

Сергей Машкин

Источник: "КоммерсантЪ"